Основательница проекта Взаимопомощь24 Патимат Муртазалиева рассказала нам о том, почему важно не ждать помощи от государства, а действовать собственными силами, и как можно помочь ей в реализации масштабной кампании по поддержке организаций общепита и обеспечению врачей бесперебойным сбалансированным питанием.

Ты помнишь, когда и как именно возникла идея проекта Взаимопомощь24?

Идея проекта возникла в конце марта, за неделю до онлайн девичника Тани Син, я в то время начала наводить справки о работе врачей в больницах, а на самом девичнике 26 марта я уже озвучила накопившиеся мысли и идеи. В моей семье и в моём окружении много врачей, поэтому я не понаслышке знаю, какая проблема с питанием существует в больницах, особенно на суточных дежурствах. Я попробовала выяснить в Департаменте здравоохранения Москвы, есть ли у них на рассмотрении подобный проект, нацеленный на обеспечение врачей питанием, но оказалось, что нет. У меня была также попытка выйти на поддержку со стороны Яндекса, но этот процесс сам по себе не самый быстрый, а заявки от больниц начали поступать уже в течение буквально пары дней с момента запроса, поэтому было принято решение запустить проект и запараллелить процессы с Яндексом и другими партнёрами.

К проекту, который бы помогал врачам, с энтузиазмом отнеслись и сама Таня, и Диана Зарубина, которые поделились контактами людей из food-индустрии, чтобы вместе с ними найти решение проблемы. После я поделилась идеей о проекте в группе по нетворкингу Павла Хегая, оттуда откликнулись Денис Буркацкий, который взял на себя часть по созданию лендинга и технической поддержке проекта, и Эльвира Аманова, которая помогла с выстраиванием коммуникации и привлечением партнёров. Всё закрутилось очень быстро, чему я безумно рада, ведь помогать нужно было оперативно, не теряя ни одного дня. 

Сколько человек занималось проектом у его истоков и сколько сейчас?

В самом начале нас было несколько человек: я, Таня, Диана, мой друг Иран Акинцев, Кира Тверская, ещё пара близких друзей, сейчас в полноценном формате проектом занимаются уже 15 человек, у каждого своя зона ответственности: кто-то занимается фандрайзингом, кто-то сайтом, коммуникациями, партнёрствами. Поддержку нам оказывает Ассоциации предприятий общественного питания Московского региона, они помогают нам и стратегически, и юридически, благотворительный проект Рубена Варданяна PHILIN помогает также юридически и инфраструктурно.  

https://www.instagram.com/p/CADOZmQAbBZ/?utm_source=ig_web_copy_link

Были ли альтернативные идеи, как помочь врачам?

Альтернативные идеи, конечно, были. Намного проще пойти волонтёром в больницу и выполнять определённый функционал, нежели пытаться выстроить целую систему, однако сейчас я понимаю, что только так, как мы действуем сейчас, мы можем помочь максимальному количеству врачей.

Кроме идеи с питанием у меня были мысли насчёт донорства, потому что в текущих условиях количество доноров сильно сократилось, а потребность в плазме, особенно тех, у кого вырабатываются антитела, с каждым днём только возрастает. 

Ещё на стадии запуска своего проекта я созванивалась с координатором проекта “Доступ”, который на время пандемии сделал рефокус (изначально DOSTYP — это онлайн платформа, с помощью которой можно оказать помощь молодым врачам-онкологам, которые нуждаются в финансовой поддержке для прохождения своего обучения — прим. ред.) в пользу помощи врачам, борющимся с COVID-19, и они тоже были в ситуации, когда невозможно распределить еду всем медицинским работникам во всех медучреждениях, которые в этом нуждаются. 

При этом различие наших проектов в том, что ребята были сосредоточены на том, чтобы забирать у ресторанов после 21:00 нереализованную еду и еду со скидками, чтобы распределить между больницами, а я хотела построить проект, с помощью которого мы бы по себестоимости покупали еду у малого и среднего бизнеса, который, надо признать, тоже очень сильно страдает от пандемии, и могли бы обеспечить враче системными поставками. Ведь локальные рестораны и кафе не могут в течение долгого времени заниматься благотворительностью, им тоже надо расплачиваться с поставщиками и выплачивать зарплату сотрудникам. Так что системным решением проблемы, на мой взгляд, было фандрейзить, привлекать деньги, чтобы стать посредниками между заведениями общепита и врачами, чтобы помочь и тем, и другим в эти непростые времена. 

Скриншот сайта Взаимопомощь24

С какими самыми большими трудностями ты столкнулась за время реализации проекта?

Трудностей было немало, к сожалению. Одной из первых трудностей был скепсис. Мы почти сразу столкнулись с вопросом от людей, к которым мы обращались за средствами, “А почему государство не кормит врачей?”. И частные лица, и корпорации, искренне удивлялись, что мы получали такие запросы от врачей и что на самом деле государство не обеспечивает сотрудников медучреждений питанием. Я привлекала юристов для изучения этого вопроса, и от руководства одной из больниц мы напрямую получили ответ: “Нет такой статьи в бюджете Минздрава, как питание врачей”. Более того, все средства, которые были выделены в рамках бюджета как “внебюджетные средства”, идут теперь на перепрофилирование врачей закупку оборудования. Юристы пояснили мне, что больница как работодатель не обязана обеспечивать врачей питанием, есть лишь обязанность обеспечить сотрудников условиями для приёма пищи. Но так как кафе и пункты общепита в больницах — это тоже субъекты МСП, работающие в больницах по договору аренды помещения, то, согласно общим правилам, они закрыты и не имеют права осуществлять деятельность. Всё это объяснять людям, которые искренне не понимали, что государство не кормит врачей, огромная трудность.

И частные лица, и корпорации, искренне удивлялись, что мы получали такие запросы от врачей и что на самом деле государство не обеспечивает сотрудников медучреждений питанием

Вторая сложность — общение с чиновниками. К сожалению, когда я пыталась наладить взаимодействие с Департаментом здравоохранения города Москвы, я столкнулась с огромным непониманием с их стороны. Я обращалась не за финансовой поддержкой, а за верификацией деятельности, чтобы было проще коммуницировать с партнёрами и потенциальными благотворителями, на что получила отказ, что меня сильно удивило. Но самое невероятное, с чем я столкнулась и после чего зареклась общаться с чиновниками, это просьба обеспечить питанием и их самих, так как они “устали от Макдоналдса”. Пришлось корректно объяснять, что суть проекта не в этом, а в том, чтобы обеспечить врачей на дежурствах, которых уже при запуске проекта были сотни — к нам обратились 3 больницы, в одной из которых вышло на дежурство 300 человек, в другой 200 и в третьей 250.

Третья сложность — фандрайзинг. Крупный бизнес проходит долгий процесс согласования, а помощь нужна здесь и сейчас. Что касается субсидий и грантов — мы часто не знаем, в какие двери стучать, какие возможности есть, с кем общаться на эту тему. В целом, вопрос питания очень сложный — если мы обращаемся к уже существующим благотворительным фондам, то должны понимать, что не каждая НКО может в соответствии с требованиями Роспотребнадзора осуществлять благотворительность в этой сфере, а также не у всех организаций в уставах прописаны эти цели, а средства могут распределяться только с учётом заранее оговоренных и обозначенных направлений. Нам повезло сотрудничать с Ассоциацией предприятий общественного питания Московского региона, как раз благодаря им вся деятельность, которую мы ведём, максимально законна.

Чтобы как-то увеличить количество собранных средств, мы хотим масштабироваться, привлекать медийных личностей для обсуждения важного вопроса питания врачей, ведь частные пожертвования с учётом всей экономической обстановки становятся всё меньше, и это не удивительно. 

У тебя возникают внутренние этические вопросы о том, что государство должно было бы заниматься тем, что ты делаешь сейчас? Помогать и малому бизнесу, и врачам? Что ты об этом думаешь?

Это непростой вопрос, потому что, с одной стороны, как у налогоплательщика у меня много вопросов к государству. С другой стороны, никто не был готов к такому стремительному распространению вируса, к глобальному форс-мажору, и хочется верить, что государство делает всё от себя зависящее, по-настоящему всё, что возможно, чтобы справиться с этой ситуацией. У меня как у человека есть также обязательства перед обществом, я понимаю, что именно сейчас должна проявить свою гражданскую позицию и сделать всё, что в моих силах, чтобы помочь. Мне вообще кажется проигрышной позиция людей, которые задаются вопросом “Почему не государство?” вместо того, чтобы подумать, чем каждый из нас может помочь в сложившейся ситуации. Я верю, что если каждый проявит эмпатию, если мы хоть отдалённо будем вести себя так же смело, как это сейчас делают врачи, оказавшись на передовой, и спросим себя, чем именно мы можем помочь, какой вклад в борьбу с пандемией и её последствиями мы можем сделать, то тогда и только тогда мы добьёмся результатов. Нет деления на “мы” и “они”, все борются с вирусом, который так мало изучен и который так для каждого из нас опасен. Только объединившись и приложив максимум усилий, мы сможем на что-то действительно повлиять.

У меня как у человека есть также обязательства перед обществом, я понимаю, что именно сейчас должна проявить свою гражданскую позицию и сделать всё, что в моих силах, чтобы помочь

Ко всему прочему, будет справедливым отметить, что помогать нужно не только врачам, но и бизнесу. Честному частному бизнесу, который платил налоги, обеспечивал население рабочими местами (и старается это делать до сих пор по мере возможностей), который сейчас в трудном положении и на который тоже свалилось многое — его надо спасать, и это важно. И государство обязано помогать. 

Скриншот сайта Взаимопомощь24

Ты планируешь продолжать заниматься проектом после окончания пандемии или это временная инициатива?

Сейчас у нас основной фокус именно на обеспечение заказами переживающий кризис московский общепит и на помощь врачам в получении постоянного, здорового, сбалансированного питания. Но мы прекрасно понимаем, что запросы от реабилитационных центров, хосписов, детских учреждений, от тех организаций, которые занимаются бездомными людьми, малозащищёнными и малообеспеченными, они будут поступать и поступать, это настолько большой пласт обращений, на которые мы, увы, сейчас не в состоянии ответить, что, конечно, в будущем хотелось бы помогать и им, и после пика пандемии уделять им огромное внимание.

Как тебе можно помочь помимо внесения пожертвований — тебе нужны люди в команду?

Да, проекту нужны люди, которые будут его выстраивать — у нас есть большой спектр работ от технических до стратегических, в которых нам нужна помощь. Мы, например, очень долго прикручивали к сайту эквайринг, потратили много времени, чтобы разобраться в тонкостях открытия расчётного счёта, юридических тонкостях, потому что хотели всё сделать максимально грамотно и корректно с точки зрения действующего законодательства. Так что нам нужна помощь во многих направлениях: будем рады, если с нами будут делиться экспертизой и разъяснить некоторые вещи, поддерживать медийно, работать координаторами (у нас очень много координационной работы). Нам всегда нужны свободные руки и головы.

Наша большая задача на будущее — создать условия, при которых мы смогли бы оперативнее реагировать на подобные изменения, чтобы имели возможность помогать бизнесу и врачам, чтобы они смогли чувствовать больше стабильности в завтрашнем дне. Мы видим, что выстраиваемая нами модель рабочая, и мы хотим, чтобы в будущем, если снова появятся трудности, мы были к ним готовы.