С 12 по 15 ноября в Москве проходил интеллектуальный фестиваль премии «Просветитель». Данная премия была учреждена с целью популяризации просветительской литературы, повышения престижа книг жанра нон-фикшн. Конкурс проводится по двум направлениям: гуманитарные и естественные науки[1]. Фестиваль премии включает в себя ряд занимательных конференций, кинопоказов, лекций и дискуссий, в которых участники представляют свои конкурсные работы и общаются с аудиторией. 13 ноября журнал THE WALL побывал на одной из фестивальных дискуссий в здании Международного «Мемориал». Беседа, носящая внушительное название «Правда и целесообразность в исторических исследованиях» была посвящена острым вопросам истории и современности России, а именно правовой оценке Сталинских репрессий, проблеме осознания и принятия тёмных страниц отечественной истории российской общественностью. В разговоре принимали участие автор книги «Сталин. Жизнь одного вождя», лауреат премии «Просветитель» в специальной номинации «Биографии» Олег Хлевнюк; председатель общества «Мемориал» Арсений Рогинский; историк, философ и заместитель председателя общества «Мемориал» Никита Петровроссийский литературовед, критик и телеведущий Александр Архангельский и российская журналистка Татьяна Малкина.

При том, что темой разговора была характеристика сталинской эпохи, его стержнем оставался философский вопрос о социальной роли историка и его просветительской миссии. В частности, Олег Хлевнюк отметил, что история не должна быть пассивным предметом, а историку не следует заниматься только «самообслуживанием» – важно установить контакт между народом и историческим профессиональным сообществом.

Существенным пунктом дискуссии стал вопрос о формировании исторических мифов в социуме. Хлевнюк предполагает, что посредством мифов создаются определённые герои, аккомпанирующие складывающейся системе ценностей. Этот процесс присущ всем этапам развития самых различных обществ и, очевидно, современное российское общество не является исключением из данного правила. Проблема, как считает спикер, заключается главным образом в том, что наше общество обратилось к Сталинскому мифу, при том, что сталинские достижения оплачены непомерной ценой. В общественном сознании победа в Великой Отечественной войне, достигнутая титаническими усилиями народов СССР, всё больше ассоциируется с единоличной фигурой Сталина. Такие печальные факты истории Сталинского периода, как широкомасштабные репрессии, крайне низкий уровень жизни, губительная для сельского хозяйства коллективизация, отсутствие демократических прав и свобод, коррупция и бюрократизм отодвигаются на задний план. В народной массе заметно возрастает уровень симпатии к личности Сталина, что, по мнению выступающих, является тревожной тенденцией.

«Посредством мифов создаются определённые герои, аккомпанирующие складывающейся системе ценностей»

Было отмечено, что влияние государства в формировании мифов значительно, но более серьёзной проблемой становится их безрассудное принятие обществом. Однако здесь же возникает позитивный аспект профессиональной миссии историка: если он не может бороться с линией власти, то у него есть возможность оказать влияние на общественное сознание, растолковывая массам истинные факты истории, зафиксированные в архивных документах. Как считает Олег Хлевнюк: «Это профессиональный долг историка».

«Если историк не может бороться с линией власти, то у него есть возможность оказать влияние на общественное сознание, растолковывая массам истинные факты истории, зафиксированные в архивных документах»

В конце дискуссии нам удалось побеседовать лично с её участниками. Олег Витальевич Хлевнюк высказал свою позицию относительно восприятия обществом фигуры Сталина.

Добрый вечер, Олег Витальевич! Вы упомянули, что рост популярности персоны Сталина связан с формированием мифа о его положительной роли. Как Вы думаете, какие ещё существуют причины увеличения просталинских настроений в обществе?

Я думаю, на то есть несколько причин. Первая – это так называемые «трудности переходного периода», на котором не до конца определены общие ценности и гражданские установки. Вторая причина – слабая информированность, низкий уровень реальных исторических знаний, в том числе и у молодёжи.

Думаете ли Вы, что российское общество способно прийти к определённому консенсусу в отношении Сталинской эпохи и нужен ли этот консенсус?

Я полагаю, ни одно общество никогда не придёт к абсолютному консенсусу в отношении своих исторических деятелей, следовательно, бессмысленно к нему стремиться. Однако я думаю, что у нашего общества есть шанс достичь адекватного понимания данной эпохи. На первом этапе мы должны по крайней мере избавиться от безответственных и опасных призывов использовать сталинские методы при решении экономических и политических проблем. По моему мнению, сохранение подобного отношения в обществе – это путь в никуда.

Далее, мы побеседовали с представителем НКО «Мемориал» Никитой Васильевичем Петровым о недавно внесённом в Госдуму законопроектом о десталинизаци.

Известно, что 1 сентября 2015 г. в Государственную Думу был внесен законопроект под названием «О противодействии реабилитации преступлений сталинского тоталитарного режима (сталинизма)». Он включал в себя статьи, предусматривающие правовую ответственность за словесное высказывание положительной оценки сталинских репрессий, а также словесное их отрицание[2]. Не думаете ли Вы, что подобные акты десталинизации нарушают принципы демократии и свободы слова?

Начнём с того, что сам процесс десталинизации опирается на закон «Об увековечивании памяти жертв политических репрессий», который предполагает именно активные защитные действия. Проект, о котором говорите Вы, представляет собой зеркальное отражение закона, принятого в прошлом году, который запрещает реабилитацию нацизма. Данный закон не работает, потому что в России историки никогда не говорят о том, что гитлеровцы не совершали преступления. Возникает странная ситуация: сенатор предложил закон по сути так же направленный на подавление симпатий к тоталитаризму, только сталинской эпохи. Главная проблема, я думаю, заключается в том, что нет итогового вердикта по отношению к сталинским преступлениям, на законодательном уровне они нигде не зафиксированы. Мне лично интересна реакция общественности: если первый закон, устанавливающий ответственность за оправдание нацизма, был принят спокойно, то данный, последний, вызвал бурю эмоций. Этот закон вряд ли пройдёт в Госдуме, а было бы любопытно посмотреть на его реализацию. Я не считаю, что в данном случае мы будем иметь дело с нарушением прав человека – ведь у нас и без того существует большое количество подзаконных актов, ограничивающих свободу слова. Потом: Конституция запрещает цензуру, а по факту она есть, и в целом у нас много чего есть по факту, что прямо противоречит нашей Конституции. И общество с этим положением мирится![3]

Однако стоит ли умножать антидемократические ограничения, принимая очередной угрожающий свободе слова акт?

Ну, конечно, я согласен с Вами, что вообще не должно быть подобных законов, меня лишь удивляет различие в реакции. Уже существует ответственность за высказывание обыкновенных слов, но новый закон на этом фоне вызывает волну негодования. Да, людей нельзя наказывать за слово. Но когда уже существует пакет законов, ограничивающий свободу слова, следующий закон не выглядит нелогичным. Это симметричный ответ, если мы боремся с тоталитаризмом в разных его ипостасях.

Тогда скажите, пожалуйста, на чём строится общественная поддержка и «мифологизация» Сталина?

Она строится на ложно понятом государственном престиже. Признать Сталина преступником значит признать преступным советское государство. А на это нынешняя власть не может идти, она строится на этаком эклектичном сплаве царской, имперской и Советской России (достаточно взглянуть на нашу символику). Люди принимают создаваемый миф, потому что хотят иметь удачную историю в удачной стране.

Как Вы думаете, необходимо ли окончательно решить вопрос об отношении к советскому прошлому? Может, стоит оставить ситуацию такой, какая она есть, при существовании самых разных точек зрения на острый исторический вопрос и просто идти дальше?

Общество в любом случае будет идти дальше, даже не решив для себя серьёзных вопросов. Но это будет трудный путь. Наверное, стоит определить верное понимание вопросов истории и власти. Я думаю, гражданское общество сможет решить эту проблему – люди должны осознавать выбор того вектора развития, который реально принесёт им благо.

Арсений Борисович Рогинский поделился своим мнением об эффективности существующих правозащитных организаций.

Арсений Борисович, как председатель общества «Мемориал», как Вы считаете, возможно ли продолжение взаимодействия органов государственной власти и некоммерческих организаций, занимающихся правозащитной деятельностью (в том числе по реабилитации жертв сталинских репрессий)?

Конечно, она и сейчас постоянно происходит. У нас есть Комиссия по реабилитации жертв политических репрессий при Президенте России. Комиссия действует весьма продуктивно, в этом плане я настроен оптимистично, взаимодействие абсолютно возможно, хотя в последнее время оно становится труднее.

Скажите, пожалуйста, какое, по Вашему мнению, главное достижение «Мемориала» за двадцатипятилетний период деятельности?

Сам факт того, что он просуществовал двадцать пять лет в нашем обществе, несмотря на все трудности!

Спасибо за Ваши ответы!

Спасибо и Вам, что посетили нашу дискуссию!

Автор текста: Мария Горбунова

Автор фото: Анастасия Белякова

[1] Положение о Конкурсе книг для вручения Премии Фонда Дмитрия Зимина «Династия» «Просветитель» 2015 года // Премия «Просветитель» URL: http://www.premiaprosvetitel.ru/info/?151.

[2] Федеральный закон О противодействии реабилитации преступлений сталинского тоталитарного режима (сталинизма) // Мемориал URL: http://www.memo.ru/uploads/files/1785.pdf.

[3] Примечание автора: с альтернативным мнением представителя общества «Мемориал» в отношении данного закона можно ознакомиться по ссылке.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.