Сегодня, 2 апреля, отмечается День единения народов России и Беларуси. Именно в этот день ровно 20 лет назад, в 1997, был подписан договор «О Союзе Беларуси и России»[1], который дал старт всеобъемлющей интеграции двух государств. С тех пор продолжается поэтапное движение к добровольному объединению при сохранении национального суверенитета государств-участников союза, и в 2000 году оно достигло масштабов надгосударственного образования «Союзное государство»[2].

Ещё до выходных президенты двух стран направили свои поздравления друг другу, а в понедельник ожидается рабочий визит президента Республики Беларусь в Санкт-Петербург, где состоятся переговоры с президентом Владимиром Путиным.

В преддверии официальной встречи президентов мы решили проанализировать некоторые актуальные вопросы российско-белорусских отношений.

Сегодня довольно успешно функционируют единые органы законодательной и исполнительной ветвей власти России и Беларуси разного уровня и представительства, а также профильные комитеты и комиссии. Страны также сотрудничают в рамках СНГ, ОДКБ, Таможенного союза и Единого экономического пространства. С 2015 года являются членами Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

Но, несмотря на теплые поздравления лидеров и безусловную приверженность дальнейшему тесному сотрудничеству, повестка текущих двусторонних отношений не безоблачна.

Главным проблемным вопросом, конечно, остается нефтегазовый конфликт, урегулирование которого дошло до самого высокого уровня. 30 марта безрезультатно закончились переговоры по газовому вопросу между правительствами РФ и РБ, и теперь искать консенсус придется президентам.

Энергетический спор России и Белоруссии зародился в 2016 году, когда Минск в одностороннем порядке изменил условия действующего контракта на поставку российского газа. Белорусская сторона стала платить $73 за 1 тыс. кубов вместо $132, аргументируя свою позицию тем, что, по её мнению, «в рамках Евразийского экономического союза она должна получать газ по внутрироссийским ценам»[3]. Действительно, предполагалось, что единая цена для стран ЕАЭС будет установлена, но переговоры о конкретных цифрах ведутся до сих пор. Тем временем, долг Белоруссии, по мнению российской стороны, уже составил более $700 млн. К тому же в ответ на действия белорусов Россия во второй половине 2016 года сократила поставки беспошлинной нефти с планируемых 24 млн тонн до 18 млн[4] (в первом квартале 2017г. – с 4,5 до 4 миллионов тонн).

Данный спор имеет и политическую подоплёку: изначально Россия согласилась поставлять в Беларусь энергоресурсы в обмен на политическую лояльность, которую Минск в последнее время демонстрирует всё меньше и даже пытается запугивать намёками «ухода на запад». В реальности «громкие» заявления Александра Лукашенко маловероятно будут когда-то подкреплены действиями. Президент РБ таким образом пытается добиться более выгодной позиции для своей страны. И надо отметить, это в его стиле. К тому же, он работает на внуртрибелорусскую аудиторию, среди которой накопилось определенное количество недовольных слепой ориентированностью на Россию.

Другим проблемным вопросом являются поставки продовольствия из Белоруссии в Россию. После закрытия российского рынка для ЕС и Украины Москва стала фиксировать огромные несоответствия между объемами ввозимой из сопредельных стран и официально выращенной сельхозпродукции. По данным Россельхознадзора, объем поставок подкарантинной моркови вырос в 2,6 раза, яблок в 1,5 раза, капусты пекинской в 3,3 раза, грибов в 1,4 раза, лука репчатого в 32 раза, картофеля продовольственного в 2,2 раза по сравнению с 2015 годом. Россельхознадзор ввел ограничения в отношении 90 белорусских продовольственных предприятий (всего их около 600). Реакция Минска была резкой: Лукашенко поручил МВД республики завести уголовное дело на главу Россельхознадзора Сергея Данкверта за «нанесение ущерба государству».

По словам посла России в Республике Беларусь Александра Сурикова, обе стороны находятся в контакте по этому вопросу и решение скорее всего будет найдено. Программа максимум здесь – «объединить Россельхознадзор и белорусский санитарно-ветеринарный надзор в рамках Союзного государства», чтобы не на подступах к РФ, а на белорусской границе выявлять реэкспортную продукцию. В целом хочется отметить, что конструктивная работа в этом направлении (пресечение реэкспорта) позволит расширить возможности производства, улучшит возможности сельхозпроизводителей и в России, и в Белоруссии, то есть выгодно обеим странам.

Следующий по значимости конфликтный вопрос лежит в сфере миграции и безопасности. В начале января Минск ввел пятидневный безвизовый режим для граждан 80 стран. В перечень, в частности, вошли все государства Евросоюза, а также США, Бразилия и Япония. Граница между Россией и Белоруссией существует формально, ее легко пересечь без проверок, поэтому граждане третьих стран, которым для посещения РФ нужно оформлять визу, получили возможность попасть на российскую территорию без прохождения необходимых бюрократических процедур. Естественной реакцией Москвы стало введение вдоль всей российско-белорусской границы в Брянской, Смоленской и Псковской областях режима пограничной зоны. Принятые Москвой меры легко объяснимы: РФ ведет активную борьбу с терроризмом на Ближнем Востоке. В Сирии присутствуют ВКС. В этой ситуации вполне обоснованы опасения спецслужб, что, воспользовавшись безвизовым режимом въезда в Республику Беларусь, лица из радикальных и экстремистских (в т.ч. террористических) группировок могли свободно проникнуть в Россию для совершения на ее территории преступных действий из мести за активность в регионе.

Во внешней политике отношения двух стран более слажены. Они «синхронно» работают в ООН, ОБСЕ, других международных организациях. Соответствующие вопросы обсуждаются на совместных заседаниях коллегии МИД России и Белоруссии, которая определяет подходы к внешней политике двух стран.

Но и здесь не без «шероховатостей»: официально Минск так и не делал заявлений о признании Крыма российским (хотя и не отрицал обратного). Причиной тому может быть то, что Минск стал центром переговоров по судьбе Юго-востока Украины.

Также Минск добился снятия санкций Брюсселя в прошлом году с самого Лукашенко и других белорусских чиновников. Всё это может свидетельствовать о так называемом «крене на запад», который помог стране выйти из международной изоляции, но ухудшил отношения с Россией.

Остроты в отношения добавили недавние аресты в Белоруссии публицистов, печатавшихся в российских СМИ, и отказ Лукашенко от посещения саммита ОДКБ и ЕАЭС в Санкт-Петербурге в декабре 2016.

В итоге, российско-белорусские отношения оказались в нижайшей точке за последние десятилетия[5].

Эксперты говорят, что наиболее острые углы Москва и Минск так или иначе сгладят, однако «отношений по любви» уже не будет. Замдиректора Института стран СНГ Владимир Жарихин отмечает, что кризис переживает вся система взаимоотношений двух стран. «На дворе экономический кризис. Сокращаются внутрироссийские расходы, и нашему самому близкому союзнику необходимо умерить аппетиты. Лукашенко, понятно, этого делать не хочет, рассчитывает на некое особое к себе отношение»[6].

Многое будет зависеть от предстоящей встречи Александра Лукашенко и Владимира Путина.

Без Союзного государства и ЕАЭС экономика Белоруссии вряд ли сможет существовать, так как она ориентирована на российские дотации и преференции. Специалисты предполагают, что отношения скорее станут более расчетливыми, прагматическими. Возможно, будут согласованы механизмы рассрочки долга Белоруссии за газ, стороны пойдут на обоюдные уступки в вопросе установления текущей цены на газ.

В ходе нынешнего кризиса стороны начинают осознавать исчерпанность устоявшейся системы взаимоотношений: «Россия не готова и не имеет возможности дальше финансировать белорусскую экономику в обмен на дружественную риторику. Белоруссия в свою очередь разочаровывается в России как экономическом доноре, предсказуемом политическом патроне»[7].

В ближайшем будущем, вероятно, стоит ожидать определенное переформатирование двусторонних отношений союзных государств, но радикальных перемен не будет. Белорусы усвоили урок Украины, экономика которой до сих пор не может оправиться от разворота на Запад.

Автор: Дмитрий Снежневский

Источник фото: http://www.belvpo.com

[1]Договор между РФ и Республикой Беларусь от 02.04.1997 «О Союзе Беларуси и России» утратил силу с момента вступления в силу Договора между Российской Федерацией и Республикой Беларусь от 08.12.1999 «О создании союзного государства» (пункт 1 статьи 70 указанного Договора).

[2] 26 января 2000 года вступил в силу Договор «О создании союзного государства» от 08.12.1999.

[3] «Минск не договорился с Медведевым», Газета.ru,https://www.gazeta.ru/business/2017/03/30/10603595.shtml

[4]http://tass.ru/ekonomika/4141717

[5]https://lenta.ru/articles/2017/02/07/lukashenko/

[6]Там же.

[7]По словам Белорусского публициста, политического обозревателя портала TUT.by Артема Шрайбмана

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.