Часть 1. История христианской религии

На основе работы Russell B. Has Religion Made Useful Contribution to Civilization?
An Examination and a Criticism. London: Watts & Co., 1930.

Часто ли мы задумываемся о том, что такое религия по существу? Истинные ортодоксы любой религии скажут, что пытаться познать ее разумом бессмысленно, а в некоторых случаях – даже кощунственно. Нужно ощущать внутри себя религиозное чувство, чтобы узнать истинную веру, чтобы приблизиться к духовному просветлению и познать истинные ценности этого мира. Но что делать большинству других людей, у которых такое чувство спит или отсутствует вовсе? Религия существует в умах людей вот уже несколько тысяч лет, и ее влияние на культурный и социальный уклад жизни человечества очевидно. Мы попробуем разобраться, что именно внесла религия в общество, какие основные функции она выполняет, несмотря на все возражения агностиков и людей, схожих с ними во мнениях.

Что есть религия? Это понятие имеет очень широкий смысл – от индивидуальной системы ценностей, прочно закрепленной в сознании конкретного человека, до концепций мироздания миллионов людей. Такой размах границ религии в современном мире определяется, в первую очередь, сильнейшими нападками на неё со стороны вольнодумцев во времена Просвещения и индустриального мира, благодаря которым ей пришлось серьезно ослабить свою хватку. В результате этого образовались многочисленные индивидуальные трактовки религиозных догматов. Но до эпохи Просвещения религия была самой серьезной политической силой в мире, которая имела почти безграничную власть. Почему это было именно так? Что послужило основой для такого влияния религии на умы людей, которое иногда сохраняется и поныне? Попробуем разобраться.

Что послужило основой для такого влияния религии на умы людей, которое иногда сохраняется и поныне?

  1. Исторические основания появления религии

Религия – это неизменный социальный институт любого мало-мальски развитого общества, имеющий естественное происхождение. Существовавшие с древних времен поверья, народные сказания и легенды демонстрируют изначальное стремление людей к познанию и объяснению неведомого. С самого начала эволюции человека как существа общественного он познает и изменяет природу, подстраивая её под удовлетворение своих целей и удовлетворение потребностей. Ещё Аристотель отмечал, что человек «по природе своей существо политическое», т.е. причастное к государственной жизни в большей степени, чем другие животные, даже живущие стадами. Только человек способен объединяться в группы для достижения поставленной цели; только человек обладает разумом и речью, способной передавать не только простейшие ощущения, но и такие понятия, как добро и зло, справедливость, несправедливость и прочие. Однако если человек способен передавать абстрактные категории, то, по логике вещей, он должен иметь некоторое понимание этих самых категорий, в противном случае смысловая ценность этих понятий стремится к нулю. Получается, что уже в Древней Греции до н.э. существовали определения понятий добра, зла и других идеальных категорий. Платон отмечал, что «зло есть прямая противоположность добру», что «зло – это все, что губительно, а добро – все, что созидательно». Таким образом, познание людей уже в то время не ограничивалось их жизненной ситуацией, но выходило далеко за пределы чувственного опыта. Достаточно яркий пример – теория идей Платона, которая целиком строится на основе размышлений и логических доказательств. Платон вводит в философию идею блага (agathon), идею добра, идею красоты и многое другое, таким образом определяя целый мир, отделенный от реального и невозможный для изучения опытным путем, поскольку он существует за гранью познавательных возможностей человеческого разума. Теория Платона во многом предвосхитила дальнейшее развитие науки и определила целое направление в философии, в русле которого будут работать мыслители на протяжении ещё многих веков.

Но не стоит забывать, что стремление человека к познанию никогда не остановится на достигнутом, а будет упорно продолжать искать ответы на фундаментальные вопросы, несмотря на любые трудности. Каждому человеку требуется чувствовать опору под ногами, знать, что его действия будут справедливо оценены, что его мысли станут основанием поступков, а бытие – имеет определенный смысл. Но поскольку даже теории Аристотеля, Платона, Сократа и других античных классиков не могли определить эти понятия полностью, вопрос о природе добра и зла все еще оставался открытым.

  1. Развитие христианского учения

В течение последующих столетий многочисленные ученые пытались определить происхождение понятий «жизнь», «смерть», «добро», «благо» и т.д., основываясь на размышлениях и работе разума. Но что же делать человеку, нуждающемуся в простом, обыденном знании каждый день? Ему необходимо знать, поступает он честно или же нет, делает ли он добро либо поступает дурно, будут ли его труды справедливо вознаграждены или все уже заранее предопределено вне зависимости от труда (как в протестантизме).

Не менее важный вопрос – вопрос о смерти. Знание о том, что ждет человека после окончания жизненного пути, будет ли ему воздано по заслугам, зачем он вообще существует на этой земле, просто необходимо, особенно в тяжелейших условиях античной эксплуатации. Это знание составляет его опору, дает надежду на лучшую жизнь и очень сильно помогает в повседневном труде. Однако сам добыть эти знания человек попросту не в состоянии – и грамотности не хватит, и исходной информации крайне мало. И здесь человечеству на помощь пришли те, чьи имена до сих пор тесно связаны с историей религии. Постепенно начали зарождаться такие концепции, которые в корне поменяли отношение людей к религии и Богу. На смену пантеизму пришел монотеизм – вера в единого Бога, создавшего мир и справедливо властвующего в нем. Апологеты религии сформировали её основные догматы – о справедливом воздаянии (суде), о рае и аде, о божественном происхождении мира, о грехе. Так была сформирована новая система мышления, а вместе с ней – новый социальный институт, основывающийся на поддержке простых, не обремененных властью людей. Церковь как социальный институт стала посредником между человеком и единым Богом. Людям говорили, что после смерти состоится суд, где каждому припомнятся все его земные дела и мысли, после чего он будет определен либо на вечную жизнь в раю, либо отправится за свои грехи в ад. Такое утверждение основывалось на учении о бессмертии индивидуальной души, которая обречена испытывать или бесконечное блаженство, или бесконечное страдание – в зависимости от обстоятельств.

Не менее важный вопрос – вопрос о смерти

А обстоятельства эти определялись, как ни странно, не благими поступками, совершенными человеком за его жизнь, а строгим следованием канонам религиозных правил и обрядов. По понятным причинам религия не может быть единственно истинной просто в силу ограниченности возможностей рационального познания мира, вследствие чего соблюдение канонов – это обязанность приверженцев именно этой конкретной религии. Если ты не относишь себя к верующим, к примеру, в Иисуса Христа, то по религиозным соображениям христианства ты вообще недостоин жить на этом свете, и самым лучшим благом для тебя (опять же, с точки зрения Церкви) является «уход в мир иной». Из этого следует простая истина, которую усвоили люди: если жить по заповедям, в добре и благодетельности, то после смерти за свои дела ты будешь награжден, а если наоборот – то наказан. Так исчезает страх перед неизвестным, опасным и болезненным (смертью) и оправдываются деяния миллионов людей, изнурительно трудящихся ради выживания. Неудивительно, что такая концепция приобрела колоссальную популярность, а доступный язык изложения в виде простых правил благодетельной жизни, описанных в форме диалогов и историй, во многом способствовал тому, что христианство приобрело многочисленную поддержку народа, а его апологеты и последователи – популярность и сопутствующую ей власть.

В последующие времена при развитии и расширении Церкви ее власть приобретала все большую легитимность, а ее иерархическая структура – усложнение. Ведь там, где Церковь начинала управлять уже не только мыслями людей, но и материальными благами – землей, деньгами, а, следовательно, состояла из многочисленных последователей и толкователей, – неизменно требовалось разделение труда и обязанностей. Требовалось структурирование иерархии должностей, распределение материальных благ между членами организации в соответствии с их статусной позицией в иерархии. Важно следующее: тот, кто держит в руках истину, может толковать ее неоднозначно, учитывая то, что она изложена её основателем обобщённо, метафорично. Из этого вытекают и инквизиции как способ устранения сопротивляющихся «общепринятым» канонам и отказывающихся верить в «единого исключительного Бога»; и крестовые походы как средство уничтожения тех, кто отвергает единственного и всемогущего Бога в пользу другого, «неправильного»; и многочисленные преследования людей, не являющихся приверженцами этой религии.

Такая невероятная нетерпимость по отношению к другим религиям и верованиям появилась впервые именно у христианства. Это, возможно, «связано с ассимиляцией еврейского населения в состав чужеземного народа», но не только стремление евреев к независимости и придание огромного статуса личной праведности играют здесь важную роль, но еще и жизненные условия, в которых зародилось христианство. Оно возникло в Палестине во времена Римской империи, в жестких климатических условиях и под гнетом римского правления. Важную роль здесь играет не столько зарождение этой религии именно у еврейской общины (ведь сразу после зарождения основные идеи религии были с радостью подхвачены и остальным населением), сколько общие рабовладельческие условия существования. Постоянное давление римского руководства и все более увеличивающиеся потребности империи заставляли ужесточать и без того жестокие правила работы и дисциплины. Такая эксплуатация населения, не только еврейского, но и остального во всей Империи должна была рано или поздно преобразоваться в народный гнев, который в итоге в свое время и разрушил Римскую империю. Конечно, это не является основной причиной её распада. Однако это послужило катализатором к развитию христианства как крепкой самостоятельной религии, выходящей за пределы конкретного региона мира.

Основной проблемой религии всегда оставалось научное знание. Церковь всегда была ярым противником науки, ведь знание предполагает сомнение в истинности факта, в данном случае – вероучения, не говоря уже о принципе научной искренности: «кто считает долгом верить в какое-либо знание, тот не может считаться ученым». Таким образом, стараниями религии наука была всеми возможными способами изолирована от остального общества. Поскольку бо́льшая часть населения того времени была необразованной, это только играло на руку апологетам и последователям религии, помогло основать фундамент будущего института власти. Убедительные доводы и грамотная красивая речь помогала Отцам Церкви обращать в свою веру все больше и больше людей, а далее информация распространялась в геометрической прогрессии с помощью общественного мнения, все более приобщая население к единой религии. Конечно, окончательное закрепление христианства как самостоятельной религии произошло лишь в 381 году н.э. на II Вселенском Соборе в Константинополе, однако сами доктрины и догматы церкви были составлены апологетами намного раньше и сразу доносились до аудитории на проповедях и массовых собраниях. Поскольку, как уже было описано выше, эта религия имела чрезвычайную популярность, самой науке пришлось встать на «службу церкви». Августин Аврелий отмечал, что «познание есть восхождение к Богу посредством веры», тем самым полностью отвергая любое другое, индивидуальное познание, считая все знания происходящими от Бога вследствие божественного озарения – иллюминации. Это во многом способствовало тому, что Церковь сосредоточила в своих руках не только поддержку простого народа, но и научных деятелей, которые теперь были вынуждены работать над научным обоснованием религиозных догматов. Все это привело к тому, что христианская религия получила настолько могущественную власть, что затмила власть политических деятелей. Ведь и политические деятели склонны доверять информации, нужной им для сохранения влияния и своей собственной безопасности, особенно если ее преподносят умелые ораторы, которые теперь управляют огромной инертной толпой, следующей за теми, кто обещает им спасение.

Поскольку христианство имело чрезвычайную популярность, самой науке пришлось встать на «службу церкви»

Давайте поставим вопрос в прагматическом ключе: внес ли этот социальный институт полезный вклад в развитие общества, и если да, то какой именно? Во многом вопрос взаимоотношения религии и общества на протяжении нескольких сотен лет предвосхищает современные проблемы в социальной, политической и других сферах жизни общества, которые уже достаточно серьезно мешают дальнейшему прогрессу человеческого общества. Именно об этом пойдет речь во второй статье, посвященной влиянию религии на развитие цивилизации.

Автор: Павел Дёмин

Фото: Сергей Марков

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.