В научном мире есть люди, проводящие эксперименты, и те, над кем они проводятся – участники экспериментов. Экспериментатор и участник находятся в неравном положении: у первого больше власти – он авторитет, второй должен слушаться его. Важно, как оба осознают процесс, который происходит, и оценивают своё положение в нём. В классическом эксперименте Стэнли Милграма 1963 года описана ситуация, когда участник эксперимента оказывался на позиции экспериментатора (учителя, проверяющего знания ученика и за каждую ошибку наказывающего ударом тока) и через 10-15 минут был готов дать своему «подчинённому» смертельный разряд – 450 В. Где предел возможностей исследователя? Для того, чтобы найти ответ на этот вопрос, в «Точке кипения» АСИ в рамках Future Foundation Technology Ethics Conference собрались эксперты и обсудили ключевые вопросы. «Этические границы экспериментов в области нейротехнологий» – тема, которая была выбрана для данной дискуссии. В качестве модераторов выступили организаторы конференции: антрополог Елена Соколова и Пётр Левич, основатель Future Foundation.

Участникам была предложена ситуация: к вам приходят спецслужбы и просят дать контроль над нейрочипами ваших подопечных. Что вы им ответите? Вот, что говорили на эту тему эксперты.

Екатерина Ядова – кандидат социологических наук, MBA, психолог, проректор по ДПО в Moscow Business School Московского технологического института

«Как-то я спросила себя: «Готова ли я в будущем отдавать все свои нейроданные в социальную сеть, как сейчас обычные фотографии?» Грубо говоря, я фотографирую еду, ноги и всё это публикую. Остальные знают, где я, что я поела. Раньше это было немыслимо: 10 лет назад никто бы такое не сделал, потому что это казалось глупо. Мы с коллегами задались вопросом: «Нейроданные – это то же самое или нет? И все ли, кто далёк от темы нейронета, согласятся отдавать свои данные?» По итогам опроса оказалось, это вопрос выгоды и потерь. Человек думает: «Что я получу, если буду отдавать данные своего мозга? Может это будет выгодно для меня? Если это достаточно выгодно, я буду делиться, даже не задумываясь». Сейчас и дети, и взрослые готовы отдавать свои нейроданные, но не всем. Есть люди, которые поделились бы «потоком своего сознания» только с друзьями, чтобы те видели, в каком вы настроении, приятно или нет вам с ними общаться (смеётся). Или пришёл на инвестиционную сессию и думаешь, какие же вы все нехорошие люди, жадные… И это всем видно, потому что вы передаёте свои нейроданные в соцсеть. Возможно, этот чип, который запрашивают спецслужбы, готовы будут отдавать сами люди: неприкосновенность частной жизни не для всех ценна. Что бы я сделала с чипом, зависит от того, какие угрозы ко мне применяют и какова степень проработки чипа. Если я знаю, что это грозное оружие – тут только один расклад. Твой этический выбор зависит от конкретной ситуации: убиваешь ты кого-то своими действиями или нет. А так, если чип не несёт никому угрозы, отдать его властям – это вопрос даже не этической, а политической, гражданской позиции».

«…Неприкосновенность частной жизни не для всех ценна»

Ольга Кайрова – директор по развитию нейромаркетинговой лаборатории Brain Company

«То, с чем работаем мы, не что-то, что позволяет влиять на людей, а в первую очередь то, что позволяет получать данные и анализировать их. Этими данными люди готовы делиться с нами легко в обмен на любую для себя полезность, а иногда просто «for fun». Если бы был какой-то чип, который давал большую власть, я бы ничего плохого с ним не делала (без внешнего нажима и угрозы для меня), а не по назначению можно использовать и кухонный нож. Я за то, чтобы познавать, исследовать. Эпоха великих географических открытий, если мы говорим только о Земле, уже позади, а эпоха великих открытий внутри человека как раз сейчас расцветает».

 

«Эпоха великих открытий внутри человека как раз сейчас расцветает»

Наталия Минеева – социальный психолог департамента психологии ВШЭ

«Согласно результатам, полученным в эксперименте Стэнли Милграма, около 40% людей смогут противостоять фигуре, которая представляет власть. Такая тенденция подтверждается снова и снова уже на протяжении нескольких десятилетий. Вероятно, именно этот процент учёных никогда не сдаст чип в руки властей. Но в другом эксперименте Соломона Аша, если вам сказать, что 90% ваших конкурентов уже отдали чипы, этому противостоять будет уже очень сложно». 

Тимур Бергалиев – CEO BiTronics Lab

Очень мало людей сможет разобраться, к примеру, в 150-ти каналах энцефалограммы, записанной в зависимости амплитуды от времени. Многое ещё предстоит изучать. Недоброжелатели даже не поймут, что делать с данными на чипах. Другой момент, если опять вернуться к нейротехнологиям: они сегодня – биоэлектрическая активность головного мозга. Где это применяется в первую очередь? Конечно же, в медицине, особенно в случаях с людьми, которые переживают инсульт или постинсультное состояние. Когда нарушаются функции мозга, врач с помощью нейротехнологий может определить: восстановлена ли функция, в процессе или её восстановить уже невозможно. Это острейшая проблема, на решение которой направлены нейротехнологии, и развитие эта наука получает именно в направлении медицины. Люди болеют, к сожалению, болеют их родственники, поэтому достаточно многие напрямую заинтересованы в развитии нейротехнологий. Ещё один аспект, связанный с нейротехнологиями, – это импланты, которые возвращают людям некоторые рецепторные свойства их организма. Нейротехнологии сейчас развиваются так, как они развиваются, т.е. в первую очередь они спасают жизнь.

«Этика будущего будет формироваться из этики тех, кто сейчас делает это будущее»

«Этика будущего – нейротехнологий, генетики – не будет формироваться сама по себе, а будет формироваться из этики тех, кто сейчас делает это будущее,» – пожалуй, этими словами организатора конференции Петра Левича хочется подытожить дискуссию. Учёные понимают, что несут ответственность за те технологии и изобретения, которыми будут пользоваться следующие поколения. Важно, чтобы эти технологии не были использованы с целью манипуляции людьми. Об этом нам напоминает фантастическая повесть братьев Стругацких «Обитаемый остров», в которой Башни контроля сознания оказывали гипнотическое воздействие на людей, заставляя их выполнять приказы правителей. Кто был виноват в том, что такая технология была применена: учёный, который вовсе не прочил своему изобретению ужасающее будущее, или государство, а может общество, вовремя не остановившее такое развитие дел?

Автор: Лена Дмитриева

Фото: Лена Дмитриева и Глеб Виноградов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.