Сердца покорены: на экраны выходит главный мюзикл года, ради которого Эмма Стоун и Райан Гослинг в третий раз объединили творческие силы. Об источниках вдохновения картины и способности переживать настоящую любовь в непростое время – в нашем новом материале.

Мюзиклы любят за шанс покинуть на пару часов навязшую в зубах реальность и вслед за трогательными (и зажигательными) композициями начать чувствовать себя невыразимо счастливее. Новоиспечённые лауреаты «Золотого Глобуса» очаруют даже самого закоренелого сноба и критика (что уж говорить обо всех остальных).

Лос-Анджелес. Территория мечты. Мия (Эмма Стоун) работает в кофейне, расположенной прямо внутри киностудии. Она страстно желает стать актрисой, но на каждом прослушивании её игнорируют. Себастиан (Райан Гослинг) боготворит джазовую музыку, однако вместо развития своего таланта он вынужден подрабатывать в ресторанах, наигрывая приевшиеся рождественские мелодии. Впервые эти два «мечтателя» встретятся в пробке на шоссе (открывающая сцена в фильме заставит любого подпрыгивать на сиденье и подпевать, пусть даже не зная слов). Он захочет проехать вперед, сигналя ей. Она покажет ему средний палец и пошлёт куда подальше. Они разъедутся — впрочем, только затем, чтобы через несколько месяцев беспамятно влюбиться друг в друга.

При создании своей третьей полнометражной ленты режиссёр Дэмьен Шазелл («Одержимость») опирался на примеры из 40-х – 60-х годов прошлого века: в частности, «Шербургские зонтики» и «Девушки из Рофшора» французского постановщика Жака Деми. Одной из главных задач Шазелл видел удачное совмещение эстетики прошлого (костюмы, декорации, цвета) с уже современной реальностью и свойственным ей темпом жизни.

Мир изменился до неузнаваемости. Однако своим фильмом Шазелл подчеркивает: несмотря на впечатляющий прогресс, чувства существуют вне его. Как и вне времени. Герои сохраняют в себе искренность, словно подпитывая друг друга. Оба с нежностью говорят о прошлом: Мия была воспитана родной тётей на шедеврах кино вроде «Касабланки», Себастиану хочется возродить любимый музыкальный жанр. Ориентируясь на свои идеалы, они по-юношески беззаботны. Рано или поздно нагрянет непонимание: один из них поступится принципами, впервые заговорит о славе, ранее не имевшей значения; выберет альтернативу в угоду себе (оставляем детали сюжета в тайне, дабы не испортить впечатления). Жизнь имеет привычку разводить дороги, но из-за одного взгляда все прожитые моменты могут воскресать в памяти, и как бы не стремились люди отрешиться от прошлого, оно взывает к себе.

Достижение экранной «химии» возможно при полном доверии партнёру на площадке. И дело касается не столько технической стороны вопроса (попасть в ноты, не перепутать движения в танцевальном номере), сколько умения передать душевные изменения своего персонажа, динамику в отношениях. У Стоун и Гослинга, впервые встретившихся на съемочной площадке комедии «Эта дурацкая любовь», эта «химия» словно существовала изначально, ещё до их первого сотрудничества. Здесь они стали единым целым – одновременно и парой разных по натуре молодых людей, и организмом, остро реагирующим на любые перемены. Оба отыгрывают без преувеличения грандиозно. Их голоса не отличишь от тех, что звучат на Бродвее. Эмма, исполняющая ближе к финалу завораживающую «Audition», приковывает взгляд – словно её героиня поёт лично каждому, мгновенно. Райан же с лёгкостью трансформируется в импульсивного, иногда высокомерного, но без памяти влюбчивого и страстного музыканта (не удивляйтесь, если спустя ещё долгое время после просмотра будете напевать под нос райски красивую «City of Stars»).

Человек, без которого бы фильм вряд ли обрел финальный вид – композитор Джастин Хёрвиц. Рассказанная история имеет свои каноны и кому-то может показаться отнюдь не новой. Но так, как оформил её Хёрвиц, удавалось лишь единицам. Скачивать саундтрек рекомендуем ещё до премьеры – для воодушевления.

Титаническая работа была проделана и оператором Линусом Сандгреном — картина была снята как с использованием 35-милимметровой плёнки, так и с применением современных технологий. Больших усилий стоило также запечатлеть одним дублем некоторые музыкальные сцены.

«Ла-Ла Ленд», скорее всего, станет фаворитом предстоящей церемонии раздачи «Оскаров». Оно и к лучшему. Поэтичный, заражающий энергией и напоминающий о ценности чувства, этот мюзикл по праву может считаться достойнейшим в череде своих собратьев по жанру. С экрана нам советуют: оставайтесь глупыми мечтателями. Утирая слёзы, мы киваем и чувствуем, как исчезает внутренний вакуум и вместо него разливается калифорнийское солнце.

                                                                                                  Автор: Егор Козкин

                                                                                               Источник фото: IMDB

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.