С 5 по 11 апреля в кинотеатре «Иллюзион» зрители смогут близко познакомиться с современной Италией на ежегодном фестивале нового итальянского кино – N.I.C.E. Впервые кинофестиваль прошёл в США в 1991 году, и с тех пор его география охватила почти все континенты. В России N.I.C.E. проводится уже в 19-й раз, теперь в 12 городах страны. Корреспондент THE WALL посетил пресс-конференцию фестиваля в ТАСС и побеседовал с российскими и итальянскими выдающимися деятелями в области кино.

New Italian Cinema Events – одно из важнейших мероприятий, проводимых под эгидой Министерства культурного достояния и деятельности в области культуры Италии. Агостино Пинна, Первый Советник Посольства Италии в РФ, подчеркнул важность кинематографа как фактора итало-российского диалога: Италия – одна из немногих стран, проводящих в России более одного фестиваля кино. В этом году, отметил Пинна, фестиваль приобрёл новое значение, поскольку включает в себя ретроспективу фильмов всемирно признанного кинематографиста Маттео Гарроне. Именно он стал первым, кто открыл  фестиваль 25 лет назад в США, добавила директор N.I.C.E. Вивиана дель Бьянко.

Руководитель отдела культуры при мэрии Флоренции Томмазо Сакки отметил, что кинофестиваль выполняет двойную функцию: с одной стороны, представляет «великие имена», работы уже признанных во всём мире режиссёров, с другой – поддерживает начинающих деятелей кино за пределами Италии. Сакки и дель Бьянко выразили надежду, что в скорейшем времени на фестивале под открытым небом «Флорентийское лето» появятся и российские картины.

О своём фильме «Итало» рассказала режиссёр Алессия Скарсо. Алессия – единственная женщина-кинематографист N.I.C.E. в этом году. Она с иронией отметила, что все задействованные в картине лица, за исключением собаки по имени Итало, тоже женщины. Режиссёр рассказала, что сюжет основан на реальных событиях и представляет собой трогательную историю любви не просто в отношениях между людьми, но любви как абсолютного чувства – например, между ребёнком и животным.

Своими мыслями с присутствующими поделился известный историк кино, глава Регионального фонда «Эйзенштейновский центр исследования культуры» Наум Клейман. «Из рассказа Алессии вы могли понять, какой запас добра и ума скрыт в этом кинематографе», –  сказал он. – «Для меня абсолютное благо N.I.C.E. в том, что он является альтернативой тому кинопроизводству, когда фильм уже не фильм, а продукт. Этот фестиваль – как космодром. Италия тоже космическая держава: она «запускает в космос» замечательные таланты. С другой стороны, N.I.C.E. – это остров справедливости. Беда кинематографа в том, что прокат попал в руки монополистов. Но кино не должно быть только развлечением. Бессмысленный гедонизм, который проповедуется как главная ценность, приводит к целому ряду кризисов в обществе. N.I.C.E. подчёркивает те ценности, которые должны через кино достигать публики. Фильм Алессии удивительно добрый и важный для России. Не только потому, что у нас тоже идёт бессмысленная война с животными, но и потому, что нам не хватает запаса добра».

«Абсолютное благо N.I.C.E. в том, что он является альтернативой тому кинопроизводству, когда фильм уже не фильм, а продукт. Этот фестиваль – как космодром. Италия тоже космическая держава: она «запускает в космос» замечательные таланты.»

Отвечая на вопросы прессы, директор Итальянского института культуры в Москве Ольга Страда поведала о ежегодном фестиваль в городе Пезаро, продвигающем современное российское кино, и неделях русского кино в Риме и Милане. Пинна отметил значимость кинематографа как моста между народами в условиях охлаждения отношений России и ЕС. На вопрос о разнице между публикой в России и в других странах дель Бьянко ответила, что в сравнении, например, с Китаем или Марокко российские зрители, во-первых, молодые, среди них много студентов, а во-вторых, подготовленные, и часто их вопросы настолько сложные и глубокие, что ставят в тупик самих создателей фильмов. Вивиана дель Бьянко также отметила, что современные итальянские режиссёры, затрагивая серьёзные темы, уже не копируют стиль великих  Феллини и Пазолини, но выражают себя в оригинальной манере, и в этом ценность нового кинематографа. По окончании пресс-конференции мы пообщались с гостями.

Расскажите, пожалуйста, чем итальянский кинематограф выделяется на фоне других?

Н. Клейман: В итальянском кино тоже есть блокбастеры, фильмы, рассчитанные на доход и телевизионные каналы. А есть настоящее искусство. И N.I.C.E. «вымывает» то, что является островками подлинной культуры. Но чем итальянское кино всегда отличалось – так это человечностью. Для него даже есть определение – «неогуманизм». Он не занимается глобальными темами, а рассматривает конкретные проблемы конкретного человека, и в них мы – пусть в другом культурном контексте – узнаём свои собственные проблемы. Достоевский говорил о «всемирной отзывчивости» русского народа – так вот Италии это тоже присуще. У нас в России мало фильмов о таких глубоких вещах, но они есть.

N.I.C.E. впервые прошёл в США. Есть ли у итальянского кино шансы потеснить американское лидерство на глобальном рынке киноиндустрии?

Н. Клейман: В Америке тоже велики масштабы авторского кино, которые совсем не попадают к нам на экраны. Да и в самих США их в кинотеатрах не показывают. Организаторы говорят, что итальянское кино в Америке очень хорошо принимают, но насколько широко, я не знаю.

«Достоевский говорил о «всемирной отзывчивости» русского народа – так вот Италии это тоже присуще»

Опросы показывают, что итальянцы, к сожалению, редко испытывают чувство гордости за свою страну и культуру. Справедливо ли это? За рубежом Италию традиционно очень высоко ценят. Можно ли надеяться, что современное итальянское кино изменит отношение итальянцев к родной стране?

А. Скарсо: У нас, итальянцев, много талантов. И мы способны быть признанными не только за границей, но и у себя дома, но этого почему-то не происходит. У нас великая культура, но не совсем правильное представление о ней. Может быть, на это влияет вечно нестабильная политическая ситуация и промахи правительства, но ведь нужно разграничивать отношение к государству и к стране.

В последнее время в Италии стало модно снимать фильмы о моральном кризисе общества, особенно римского – взять хотя бы «Великую красоту» Соррентино. Вы живёте между Римом и родным городом Модика на Сицилии. Вы согласны с тем, что современный Рим переживает упадок? Не преувеличена ли эта проблема?

А. Скарсо: Она преуменьшена. Рим находится в гораздо большем упадке, чем об этом говорят. Он великолепен для туриста, но не для тех, кто здесь живёт. У города колоссальное культурное наследие, но проблема в том, что его не хотят сохранять. Рим фактически предоставлен самому себе уже много лет. Силы безопасности не справляются с уровнем преступности. И недавний коррупционный скандал с мэром – лишь «верхушка айсберга». Честно говоря, город в тотальном упадке.

«Рим находится в гораздо большем упадке, чем об этом говорят. Он великолепен для туриста, но не для тех, кто здесь живёт.»

Почему именно Флоренция стала главным партнёром N.I.C.E., и как начиналось ваше сотрудничество?

Т. Сакки: Это сотрудничество началось несколько лет назад благодаря тому, что именно Флоренция вывела кинематограф в центр городской культуры. N.I.C.E. уникален тем, что он позволяет миру говорить о нашей стране с разных сторон, со всеми достоинствами и недостатками, и этот подход полностью разделяет мэрия Флоренции. N.I.C.E. продвигает возможности для кинематографа, которые есть в Тоскане, а их множество, и со стороны властей региона в свою очередь исходит значительная поддержка фестивалю. Мы действительно счастливы способствовать продвижению итальянского кино здесь, в Москве.

Большое спасибо за интересную беседу!

Автор: Наталия Клименко

Фото: Антон Андриенко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.