Mercedes-benz Fashion Week Russia, — пожалуй, одно из самых значимых событий в отечественном мире моды. Дважды в год стены Манежа превращаются в обитель роскоши, стиля и глянца, готовясь принять разнокалиберных кутюрье, моделей, журналистов и селебрити. Однако помимо них в период горячих сезонов Манеж населяет большое количество девушек и парней, которых объединяют одинаковые приметы: безустанно спешащие ноги, взволнованный взгляд и безукоризненный total-black в одежде. Называют их тоже одинаково – волонтёры.

О волонтёрстве я узнала совершенно случайно. В одном из разговоров однокурсница обмолвилась о своём опыте, при этом не забыв добавить, что работенка эта из разряда «принеси-подай», за человека считать не будут и вообще проще достать пригласительный на Ахмадуллину, чем вытерпеть все эти дни без потери нервных клеток. Возможно, её слова прозвучали для меня как некий «чэлэндж», и уже через пару дней я отправляла своё резюме на должность волонтёра. Кстати, о резюме. Шаблона никакого не предлагается, форма совершенно свободная. Не обладая внушительным опытом работы, я написала всё как есть: имя, возраст, место учебы, свои положительные качества (куда же без них) и 3-4 предложения о том, почему именно я должна нарядиться во всё черное и проводить в Манеже 5 дней подряд 11 часов кряду. Вспоминая написанное спустя 1,5 месяца, понимаю, что мои доводы были совершенно не убедительны, но каким-то чудесным образом, на собеседование я была приглашена.

Процедура собеседования была стандартной: сначала все заполняли простенькие анкеты, затем каждый по очереди рассказывал о себе, почему он здесь и к какой конкретно команде желал бы присоединиться. К слову, волонтеры могут работать на бэкстэйдже, в пресс-центре, «на рассадке» и в «Метрополе» с иностранными гостями. Вслушиваясь в развернутые монологи людей с высшим образованием и знанием нескольких языков, я начала украдкой поглядывать в сторону выхода. Но очередь оказалась стремительней, чем можно было предположить, и вот уже 15 пар глаз с любопытством разглядывали меня с ног до головы. Ну, что ж, была не была? То ли от волнения, то ли от желания поскорее уйти и не позориться я начала тараторить, как заведенная: люблю моду, легко иду на контакт, стрессоустойчивости не занимать и да, конечно, учусь на журфаке. Наверное, от того, что последнюю фразу я повторила раз пять, мне сходу предложили познакомиться с менеджером пресс-центра, которая за пару минут объяснила, к чему стоит готовиться, чего НЕ стоит бояться и как необходимо выглядеть.

Если ты волонтер пресс-центра, твой священный документ на ближайший месяц – список топ-100 важной прессы. Знать каждого нужно в лицо. Казалось бы, миссия вполне выполнима, особенно, если представить себя героиней Энн Хэтуэй из «Дьявол носит Prada». Ан-нет. Конечно, запомнить главредов Vogue, Harpers Bazaar и, к примеру, Elle особого труда не составляет. Но, поверьте, когда дело доходит до менее популярных изданий, или, не дай боже, сайтов, — пиши пропало.

Итак, в чем заключаются основные задачи волонтёров пресс-центра? Прежде всего – выдавать журналистам, фотографам, блогерам их персональные бэйджи. Этим занимается стойка аккредитации, где волонтеров, как правило, находится человек 5 от силы. Большая часть помощников сосредоточена в самом пресс-центре. Именно туда направляются журналисты, желающие немедленно попасть «на бэк»: сделать бессчётное количество снимков моделей «до» и «после» показа, взять интервью у дизайнера, отснять репортаж. Ну а в случае с блогерами — заглянуть во все попавшиеся гримерки, снять stories для инстаграма и с разочарованным видом направиться в сторону выхода. Ничего не имею против вышеназванных товарищей, но многие из них поступали именно так, и требовался приличный запас самообладания, чтобы с невозмутимым лицом наблюдать за этим, понимая, что в пресс-центре действительно нужна твоя помощь.

С другой стороны, их тоже можно понять. С точки зрения магии, всё самое захватывающее происходит отнюдь не на подиуме, а на вожделенном «бэке». Ведь подиум – это продукт, конечный результат, практически лишенный изъянов. В то время, как на бэкстэйдже, можно воочию наблюдать за тем, как этот продукт создаётся, какой хаос царит вокруг и что в итоге из этого хаоса получается. Фантастические декорации, ненароком услышанные разговоры моделей: «не взяли на показ Юдашкина, нужно еще похудеть» (мамочки, да куда уж больше), нервные дизайнеры, всей душой переживающие за свою коллекцию, но отправляющие журналистов в далекое путешествие, если те захотели получить интервью до показа, и, конечно, очень и очень много одежды, половину из которой хочется навсегда переселить к себе в гардероб, о другой же половине узнать – будет ли носить такое человек в здравом уме (не в обиду Contrfashion). Иными словами, бэкстэйдж – это такая обособленная, но безумно интересная Вселенная, понять которую можно только побывав в ней самой.

Что касается журналистов, все были, на удивление, приятны и милы. На удивление, — потому, что нас заранее успели подготовить к худшему, а именно, рассказать о том, как пресса порой не скупится на оскорбления и скандальные выходки. Собственно, и я ждала чего-нибудь эдакого на протяжении всей недели, но «эдакого» так и не произошло. Возможно, это и хорошо, вот только стрессоустойчивость продемонстрировать не удалось. Но ведь еще не один сезон впереди. Мне не раз задавали вопросы вроде: «Вам же за это не платят, зачем ты здесь?». Говорить о том, что я всегда мечтала погрузиться в мир моды – бессмысленно. Но что можно сказать однозначно, — волонтёрство – это потрясающий опыт. Во-первых, привыкаешь работать в режиме нон-стоп. Не только отвлекаешься от посторонних проблем, но даже получаешь пользу от ежедневных физ.нагрузок: за 12 часов в Манеже при высокой активности можно пройти достаточно километров, не говоря уже о забеге на последнюю электричку. Во-вторых, масса новых знакомств. От ребят-волонтеров, работающих с тобой бок о бок, до известных журналистов и фотографов. В-третьих, зачастую в волонтеры на MBFW идут люди, которые изначально интересуются модой. Здесь можно увидеть её изнанку и понять, что тебя привлекает на самом деле: исключительно внешний лоск или же действительно сама индустрия с её сумасшедшим ритмом и всеми несовершенствами, которые не заметны простому обывателю.

Автор: Ангелина Ордовская

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.