Китай – крупнейшее по численности населения государство мира, в котором вплоть до реформ XX века преобладал коллективный труд, а частная собственность была под контролем государства, следовательно, не являлась доминирующей. За годы существования КНР система отношений собственности претерпела множество изменений.

«Новодемократическая революция»[1] Мао Цзэдуна предполагала модернизацию экономики Китая, что означало проведение индустриализации, введение жёсткого центрального управления, а также осуществление национализации и вытеснение частного сектора, введение народных коммун, которые пришли на смену сельскохозяйственным кооперативам.

Дальнейшие преобразования начались в сельских районах с проведения в 1978 году по инициативе Дэн Сяопина аграрной реформы, которая основывалась на переходе от полунатурального планово-административного хозяйствования к рынку, товарно-денежным отношениям[2]. Были отменены народные коммуны, введена система семейных подрядов, что открыло новые перспективы для развитых крестьянских домохозяйств (к 1984 году более 90% крестьянских дворов перешли на систему подрядов). «В 1978 году на государственную собственность приходилось 56% ВВП Китая, коллективную – 43%, необщественные формы собственности – всего 1%»[3]. Более того, государство смягчило свой контроль над негосударственными предприятиями, предоставляя налоговые льготы и создавая благоприятный инвестиционный климат. В этот период частный сектор как отдельная форма производства отсутствовал.

В 80-х гг. наблюдался процесс либерализации экономики, проявлявшийся в привлечении иностранного капитала в производство на территории Китая. С начала 80-х гг. стали появляться совместные предприятия с участием иностранных партнеров, для чего было разработано специальное законодательство: это позволило заимствовать у других стран передовые технологии, а также современные и эффективные методы управления, таким образом развивая и расширяя частнокапиталистическое производство. Преобразования в госсекторе стимулировали отделение предприятий от административных органов власти, превращая их в самостоятельных товаропроизводителей; государственные организации выводились из системы бюджетного финансирования. В конце 80-х – начале 90-х гг. становится распространённой форма акционирования: целью этого процесса должно было стать превращение сельских учреждений в независимые от местных властей и наделённые правами акционерных и кооперативных[4]. Уже в первой половине 1993 г. насчитывалось более 3200 подобных предприятий. В 1994 году был принят закон о корпорациях, что подразумевало преобразование большей части государственных организаций в корпорации.

К 1998 году коллективная собственность составляла около 5% общего количества сельских предприятий, соответственно, преобладающая роль – за индивидуальными и частными формами собственности, лидирующими по объёму продукции. С 1999 г. действует Закон о предприятиях, основанных исключительно на личных инвестициях: согласно этому закону 450 частным фирмам предоставлено право самостоятельного ведения экспортно-импортных операций (ранее такое было возможно только для крупных государственных организаций)[5]. Прирост частного сектора был получен и за счет волостных и поселковых предприятий, которые перешли в данную категорию, хотя ранее считались коллективными. В 2001 году примерно 1/5 всех крупномасштабных промышленных компаний являлись частной собственностью, функционировали более 6 млн индивидуальных и более 1 млн частных учреждений. Уже в 2003 году индивидуальных хозяйств насчитывалось около 30 млн. В 2009 году 500 самых крупных частных предприятий в Китае произвели продукцию на общую сумму 4,74 трлн.  юаней, что  на 15% более 2008 г. и превосходит средние темпы роста государственных организаций[6].

Общая прибыль всего частного сектора была меньше, чем суммарная прибыль лишь двух компаний, принадлежащих государству – «China Mobil» и «Petro China». «Достижения» этих гигантов госсектора получают негативную оценку в китайском обществе, их руководство обвиняется в монополизме и коррупции. По итогам 2013 года на частный сектор экономики приходилось свыше 60% ВВП Китая, количество зарегистрированных частных предприятий в стране составило более 12 млн, а количество индивидуальных хозяйств – более 44 млн[7]. Все перечисленные факторы иллюстрируют, что частный сектор является важной составляющей структуры собственности и играет большую роль в подъёме китайской экономики.

Важно отметить, что только в 2007 году был принят закон о защите частной собственности (этот закон готовился около 14 лет): он подтверждает права индивидуальных предпринимателей, утверждает неприкосновенность имущества. Но землю в Китае можно только арендовать, формально она по-прежнему остаётся государственной собственностью. Однако новый закон предусматривает автоматическое продление срока аренды участков после его истечения, содержит положение о возможности наследования этих прав, а также допускает в отдельных случаях и частную собственность на землю.

Очевидно, что на данный момент государственный сектор меньше частного, за исключением крупных перерабатывающих предприятий, которые зарекомендовали себя на мировом рынке и установили связи с зарубежными компаниями и поставщиками сырьевых ресурсов. Далее рассмотрим сильные и слабые стороны двух основных форм собственности.

Некоторые учёные, такие как профессор университета Цинхуа Цуй Чжиюань, считают, что создание смешанной модели «соразвития» государственного и частного секторов экономики достаточно перспективно: в этой модели госсобственность и планирование способствуют развитию бизнеса, что «позволит переориентироваться на внутренний спрос, уменьшить зависимость от экспорта, а также сократить неравенство между городом и деревней»[8].

Уже с 2010 года ведётся обсуждение реформы отношений частных инвесторов и государственных учреждений. Начальник Центра по корпоративному управлению и предпринимательству Пекинского педагогического университета Гао Минхуа раскрыл суть этой проблемы, которая заключается в том, что «частные предприятия в большинстве своём не велики и не хотят присоединяться к государственным компаниям, потому что могут оказаться в подчинении собственника более крупного подразделения, то есть у государства». Именно поэтому частные фирмы неохотно стремятся к сотрудничеству с государственными.

В 2012 году Госсовет и Комитет государственного имущества ввели некоторые меры, направленные на поощрение проведения частных инвестиций в государственные организации: был введен временный запрет для крупных госпредприятий на диверсификацию своего капитала на уровне всей компании; также частные учреждения получили право образовывать промышленные группы для инвестирования в государственные формы собственности. Государственные предприятия вынуждены все чаще обращаться к частному капиталу, так как им необходимо выполнять поставленные перед ними задачи производственного роста, в то же время они не имеют права увеличивать суммы банковских кредитов, которые уже имеются.

В 2014 году комиссия по регулированию банковской деятельности Китая одобрила тестовый вариант создания от 3 до 5 частных банков, которые будут кредитовать в основном средние и небольшие компании. До этого в стране существовал лишь один частный банк – Minsheng Bank. Цель программы — упростить доступ к кредитам для малого бизнеса. Экономика Китая долгое время опиралась на крупные государственные банки, которые, в свою очередь, в основном кредитовали наиболее развитые промышленные компании, принадлежавшие государству. Для дальнейшей либерализации экономики необходимо изменение модели её кредитования[9]. Частные банки – нововведение для экономической системы, установленной в Китае. Созданные банки будут иметь свои характерные черты, но общая цель, которую ставят перед ними, состоит в поддержке реальной экономики Китая.

Первый частный онлайн-банк «WeBank» запустила одна из крупнейших интернет-компаний в Китае Tencent (которая по данным ресурса Technicasia.com на конец декабря 2014 года владеет 30% WeBank и располагает капиталом в $482 млн). На церемонии запуска банка присутствовал один из руководителей Компартии Китая Ли Кэцян, который сделал следующее заявление: «Мы будем снижать цены и обеспечивать практические выгоды для малых клиентов, одновременно заставляя традиционные финансовые организации ускорять свои реформы»[10]. WeBank будет работать только в интернете и с помощью приложений для мобильных устройств. Впоследствии кредитное учреждение может столкнуться со сложностями в привлечении капитала, так как депозиты в традиционном виде для WeBank будут недоступны. Возможно, WeBank будет увеличивать капитал через онлайн-переводы. Конкурентом WeBank станет онлайн-банк, который создает интернет-ретейлер Alibaba Group вместе с частным конгломератом Fosun International. Предприятие получило название Zhejiang Internet Commerce Bank. Предполагается, что Alibaba Group, как и Tencent Holdings, будет активно использовать «big data»[11] в своем банковском бизнесе.

Негосударственные компании Китая, в том числе Fosun International и Haitong Securities, заключили в 2014 году большое количество сделок. До этого в области слияний и поглощений в Китае доминировали государственные предприятия. Объём заключённых сделок в Азии за исключением Японии поднялся на 48 процентов в прошлом году, до исторического максимума $802,2 миллиарда, согласно предварительным данным Thomson Reuters на середину декабря. Китай был наиболее активным рынком слияний и поглощений в 2014 году: на его долю пришлись сделки на $353 миллиарда.

Ли Кэцян, китайский государственный и политический деятель, один из руководителей Коммунистической партии Китая и Китайской Народной Республики, премьер Государственного совета КНР

Банкиры ожидают, что эта тенденция усилится в 2015 году, отражая увеличение роли частных фирм на рынках капитала. Инвестиционные банки также рассчитывают, что объёмы слияний и поглощений в текущем году возрастут благодаря реформам в отношении государственных предприятий Китая и приватизации в Австралии, где правительства штатов Новый Южный Уэльс и Виктория, вероятно, продадут энергетические активы на сумму A$26 миллиардов ($21,2 миллиарда). Инвестиционные компании, в распоряжении которых находятся $130 миллиардов неиспользуемого капитала, также, вероятно, выделят в 2015 году более крупную сумму на покупку активов, считают банкиры. Еще одной причиной роста этого сектора станет падение цен на нефть и металлы, что, как ожидается, заставит азиатские компании скупать пострадавшие фирмы.

В экономике Китая частный сектор демонстрирует высокие темпы развития. На госсектор  в  год  (1978 г.),  когда  только начинались  китайские экономические реформы Дэн Сяопина, приходилось 78% валового внутреннего продукта (ВВП), на негосударственный сектор – 22%. К 2008 г. уже  наблюдалась обратная картина:  негосударственные предприятия  производили 72%  ВВП, а  государственные – 28%[12].

Частный сектор в Китае стал важным источником финансовых поступлений и осуществления инновационной деятельности, обеспечивая свыше 50% налоговых поступлений, создавая более 80% рабочих мест и свыше 90% новых рабочих мест в китайских городах[13]. Он играет возрастающую роль в содействии экономическому росту, в обеспечении определённых удобств населению и благоприятных условий для увеличения занятости, в сохранении социальной стабильности.

Автор: Анна Сидорова

Источник фото:  http://static2.uk.businessinsider.com

[1] Панцов А. В. Мао Цзэдун. — М.: «Молодая гвардия», 2007.//  http://bungalos.ru/b/pantsov_mao_tszedun/24

[2] Длин Н. А.   Ю. В. Чудодеев. На глазах меняющийся Китай. – Восток. Афро-азиатские общества: история и современность, 2010, № 2, с. 215.

[3] Ли Л., Кондрашова Л. Демократизация прав собственности: китайский вариант. – Проблемы теории и практики управления, 2003, № 2, с. 25.

[4] Круглов А. М. Развитие сельских предприятий – стратегический выбор Китая. – Проблемы Дальнего Востока, 1998, № 2, с. 86.

[5] Ли Л., Кондрашова Л. Указ. соч., с. 27.

[6] Семин А.В. Китай: быстрое развитие негосударственного сектора экономики // Интернет-журнал «Новое  Восточное Обозрение» – http://www.ru.journal-neo.com/node/5354

[7] Информационное агентство «Синьхуа», 11.06.2014 //  http://russian.news.cn/china/2014-06/11/c_133399915.htm

[8] Королёв А. Китай 3.0. – Проблемы Дальнего Востока, 2013, № 3, с. 167.

[9] Китай одобрил пробный проект создания частных банков // Интернет-сайт «Вести. Экономика», 06.01.2014// http://www.vestifinance.ru/articles/37638

[10] Чивчалов А. В Китае заработал первый частный онлайн-банк WeBank //  Онлайн-издание «3DNews – Daily Digital Digest», 08.01.2015 – http://www.3dnews.ru/907601

[11] Большие данные (англ. «big data») – метод обработки больших массивов информации

[12] Семин А.В. Китай: быстрое развитие негосударственного сектора экономики // Интернет-журнал «Новое  Восточное Обозрение» – http://www.ru.journal-neo.com/node/5354

[13] Информационное агентство «Синьхуа», 05.12.2012 //  http://russian.news.cn/economic/2012-12/05/c_132020670.htm

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

One Response