Как много баек про гипноз вы слышали за свою жизнь? Про всемогущих цыган или про загадочных гипнотизеров, которые, размахивая перед глазами маятником, способны внушить бедняге все, что захочется. Обычно, гипноз – это что-то магическое, опасное. Далеко не все склонны верить в эффективность такого вида деятельности, многие даже боятся, а кто-то и вовсе переоценивает его возможности.

Что ж, давайте оставим цыган, не будем трогать магов из телевизора, заряжающих воду или посредством гипноза заставляющих людей делать невероятные вещи. Рассмотрим использование гипноза в рамках науки. Возьмём в качестве примера Эриксоновский гипноз. Стоит отметить, что гипноз – это один из инструментов психотерапии, довольно активно использующийся в практике.

У клиента и терапевта имеется одна точка соприкосновения – внутреннее состояние клиента. Это именно то, с чем работает психолог. Так вот, гипноз является одним из вариантов такого взаимодействия психолога и клиента посредством воздействия данного метода на внутреннее состояние, а также на изменение этого состояния.

Как оказалось, люди гипнабельны. Главное, по Эриксону, — подобрать правильный подход.
Но давайте сначала разберемся, откуда же взялся Эриксоновский гипноз?

Милтон Эриксон – американский психиатр, психотерапевт, доктор медицины. В 17 лет он перенес приступ полиомиелита, после которого остался парализован. Большую часть времени он проводил в постели, но иногда его сажали в кресло-качалку. Однажды Эриксон долго сидел в кресле и вдруг обнаружил, что кресло раскачивается. В комнате никого не оказалось. Тогда он стал представлять, как кресло раскачивается сильнее – кресло и правда начало качаться быстрее. Со временем, при помощи такой техники Милтон Эриксон вновь встал на ноги. Так он открыл для себя идеомоторные движения, а затем разработал методики гипноза, вхождения в транс.

Идеомоторные движения – движения, которые реализуются благодаря только некоторому образу, возникающему в голове. Например, если взять в руки маятник, расслабиться и не двигать рукой, то в конечном итоге маятник сам раскачается не благодаря ветру или магическому воздействию на него, а из-за этих самых идеомоторных движений.

Что же такое, наконец, гипноз?

Существует множество определений. Возьмем за основу одно из них: «Гипноз – это такой тип психического функционирования, при котором человек, благодаря воздействию другого человека, забывает о внешнем мире, сохраняя при этом связь с оператором, и который позволяет осуществлять психическое переструктурирование». Каждый человек имеет определенную установку относительно своих возможностей, например: «Это могу, а это – уже не могу». В состоянии гипноза данная граница стирается; реально то, что сознанию кажется нелогичным, невозможным. Это и способствует переструктурированию, а затем и решению реальных проблем клиента, пришедшего к гипнотерапевту.

Многие воспринимают гипноз в качестве состояния сна. Однако, гипноз – отличающееся от сна состояние. Гипноз – это временное снятие ответственности. Также, ошибочным является мнение и о том, что под гипнозом человеку возможно внушить все что угодно, а он с этим согласится. Невозможно «запрограммировать» человека на то, что противоречит его убеждениям, против чего он даже бессознательно настроен. Ведь в эриксоновском гипнозе терапевт взаимодействует непосредственно с клиентом и его бессознательным. Так что, бояться трансового состояния не стоит.

Если говорить о целях гипнотической техники, то одна из основных задач – сместить равновесие между правым и левым полушариями. Как известно, правое полушарие в большей степени связано с бессознательным, левое – с сознанием. Во время сеанса равновесие должно быть сдвинуто в сторону правого полушария, то есть, должно преобладать бессознательное. Такое балансирование является естественным, и изменения происходят по нескольку раз в день. Самое важное – правильно настроить клиента и перейти к самому сеансу.

Мы спросили у студента магистерской программы НИУ ВШЭ «Консультативная психология. Персонология» и по совместительству начинающего гипнотерапевта Тимофея Хлевнюка о том, что вдохновило его заниматься гипнозом. Таким образом, мы постарались узнать, каково это – проводить настоящий сеанс гипноза, какие опасности подстерегают начинающего гипнотерапевта и ещё о некоторых особенностях такой практики.

Далее диалог представлен полностью с сохранением авторских высказываний.

Добрый день, Тимофей! Сегодня нам хотелось бы поговорить о профессии гипнотерапевта, её особенностях и о том, кто же занимается гипнозом и как этому научиться.

С какой целью ты начал обучение гипнозу?

Я пришел к гипнозу со стороны тренингов, не со стороны теоретической психологии еще до поступления в магистратуру по психологии. Другой фактор, который сыграл свою роль, это то, что в мой родной город из Москвы приехал тренер – Павел Лебедько из Института Групповой и Семейной Психологии и Психотерапии. Это было на самом деле интересно — такие возможности открываются. Это был длительный курс (примерно 5 —  6 ступеней), на который я поступил. Он проходил в течение года. Но пошел я туда скорее из интереса. Формат был в виде психотерапии. К тому же это одно из наиболее перспективных направлений на сегодняшний день.

Каково было проводить консультацию с использованием гипноза в первый раз?

На самом деле, консультации я начал проводить недавно. Курс систематический я прошел по гипнозу (стоит отметить, что разработал его М. Р. Гинзбург – один из известнейших московских гипнотерапевтов). И, конечно же, мне было интересно начать, интересно использовать это. И, несмотря на то, что у меня был небольшой перерыв между окончанием тренинга и началом консультаций, навыки сохранились, осталось все то, что я отработал, что получил. Вторая мелочь, которую стоит упомянуть: сейчас я обучаюсь на программе «Консультативная психология» по треку «Транзактный анализ», и, поэтому, в рамках консультации я пытаюсь совмещать гипноз и транзактный анализ, которому сейчас обучаюсь. Если говорить о первых консультациях, то, конечно, было немного необычно. Здесь есть страх, что не получится что-то, что что-то пойдет не так. Еще есть момент, касающийся оплаты. Допустим, я стал первые консультации проводить без денег, в формате взаимообмена. Когда делаешь это бесплатно, ощущение совсем не такое, как если идешь на консультацию, за которую платят, потому что в платной больше переживаешь, получится ли, а без денег – это скорее формат эксперимента. Но, конечно же, к консультациям я готовлюсь.

Говорят, настоящий психолог/психотерапевт сам должен пройти терапию. Ты сам был когда-нибудь под гипнозом? Если да, то что чувствовал тогда?

Да, в психотерапии все действительно так. Что же касается гипноза, чтобы быть эффективным гипнотерапевтом, не обязательно самому постоянно погружаться. Но, когда мы говорим, что человек приходит и обучается гипнозу «с нуля», то здесь, конечно, можно обучиться только в формате тренинга. Когда ты понимаешь, как работает твое тело, ты можешь представить, как чувствует себя клиент. В формате эриксоновского гипноза есть даже такой подход, в котором необходимо обучаться самогипнозу.

«Пробовал ли я? Да, конечно же. Я участвовал с психотерапевтом, который на мне показывал упражнения; затем отрабатывали в парах; ну и, конечно же, самогипноз. Так что, я побывал во всех трех состояниях, которые возможны. Это было полезно, помогает понять себя. У меня не возникало чувства тревоги или опасности. Это убедило меня в действенности и эффективности гипноза»

Какими качествами, на твой взгляд, должен обладать идеальный гипнотизёр?

Слово «гипнотизёр» – скорее эстрадное слово. Здесь больше подойдет гипнотерапевт.
Какими качествами… Я думаю, что, так же, как и в других направлениях, это способность сразу уловить проблему, возможность дать клиенту высказаться, хорошо понимать, чувствовать, какие техники подходят, а какие нет. Как раньше ремонтировали и играли на скрипках мастера — тут, наверное, что-то подобное. Должно быть развито чувство эмпатии, способность не обобщать, обращать внимание на феноменологию проблемы. Одна из важнейших установок эриксоновского гипноза: истины находятся внутри клиента. Также, так как я сторонник интегративного подхода, здесь должна быть смелость, творчество, открытость. Также, важны личные качества человека, ведь на психотерапевта тоже смотрят как на обычного человека. Например, если человек учит личной эффективности, то он сам должен быть эффективен. Личность терапевта важна.

Какой он — идеальный гипнотизируемый?

Дело в том, что в эриксоновском подходе вся власть у клиента, и он сам решает, войдет ли он в гипноз. Нужно относиться к гипнозу как к инструменту. Это как нож, которым можно резать фрукты. Нет идеального гипнотизируемого. В современном эриксоновском гипнозе меняются понятия. Но это подход, который проверен и клинически обоснован.

С какими вопросами чаще всего приходят на приём к гипнотизеру?

Эриксоновский гипноз используется в клиническом формате, то есть, работа с болью. В любых болезнях, например, при депрессии. А также у людей, которые не подвержены болезням: это личная эффективность, здоровый сон, способность отдыхать, больше запоминать. Можно работать с памятью, скоростью чтения, да и просто развиваться. Доказано, что в момент нахождения в трансовом состоянии активизируется мозг, области, способствующие исцелению человека. Гипноз можно использовать как в формате болезни, так и в формате личностного роста (как один из методов).

Можешь рассказать про самый запомнившийся случай из практики? Или, возможно, услышанный от преподавателя, но удививший.

Во-первых, мне, конечно, запоминается каждый сеанс. У меня их еще не так много. Вспоминается, наверное, еще с тренингового формата. Человек тогда просто взял и уснул. Мы пробовали тогда разные техники, и, когда я наводил транс, человек просто взял и уснул. И здесь было интересно, как реагировать, потому что не понятно, слышит он или нет, воспринимает или не воспринимает. Человек вроде с закрытыми глазами, но есть и все признаки трансового состояния: движения головой непроизвольные, покраснение и так далее. И здесь, конечно, важно продолжать, мягко выводить человека из этого состояния.
Второй случай меня убедил, что гипнозом можно заниматься в любых условиях. Мы отрабатывали одну технику. И так как надо было найти место, а в небольшом институте, где это проходило, его было мало, мы сели в коридоре. Перед нами открывалась-закрывалась дверь, но это не помешало поработать, получить какой-то результат.

С какими мифами о гипнозе ты сталкивался?

Мифы очень простые: что гипноз – это отключка, что под гипнозом теряешь контроль над собой. Это правда только в формате классического гипноза, в формате цыганского гипноза. Но самый основной, наверное, связан с тем что люди не знают и думают: ты будешь мной владеть. Также, когда люди узнают, что ты занимаешься гипнозом, то первая просьба: загипнотизируй меня. Это сразу же неверие, ведь загипнотизировать – значит оставить без контроля. У меня самого таких мыслей не было. Когда я шел на курс, знал, зачем мне это.

Помогают ли полученные знания/навыки в жизни? И если да, то как?

В данный момент в рамках гипноза я сотрудничаю с тренером, и мы занимаемся самогипнозом. Самогипноз нужен, чтобы человек мог сам справляться с личными вопросами не на приеме у терапевта, а самостоятельно изучая свою жизнь, окружающую реальность. Именно формат самогипноза связан с полезными для жизни навыками. Знания и навыки здесь скорее улучшают качество восприятия жизни. Это по моим наблюдениям за тренером, мне-то еще учиться и учиться. Я вижу, что вопрос восприятия другой. Появляется больше гибкости в жизненных вопросах.

Тимофей, спасибо за такие полные ответы! Теперь мы узнали и про особенности гипнотерапии, и про то, как она может помочь в реальности, и даже представляем себе, каким может быть человек, который занимается гипнозом.

Таким образом, хотелось бы отметить, что гипноз бывает разный, но все-таки бывает. На каждого он влияет по-разному, вызывает разные ощущения и эмоции, но ведь и каждое жизненное обстоятельство воспринимается нами специфически. Стоит ли об этом говорить? Можно только поверить, проверить и попробовать.

Автор: Наталья Девятова

Фото: Любовь Юрасова

Беккио Ж., Росси Э. Гипноз 21 века. – М.: Независимая фирма “Класс”, 2003. — 272 с.

Гинзбург М. Р., Яковлева Е. Л. Эриксоновский гипноз: систематический курс. – М.: Московский психолого-социальный институт, 2008. – 312 с.

Эриксон М. Мой голос останется с вами. – М.: XXI век, 1995. – 282 с.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.