[:ru]

К проходящим в США праймериз Республиканской партии приковано значительное внимание мировой общественности. Объяснение этого возможно при учете двух факторов, влияющих противоположным образом на партийные рейтинги. Первый — республиканцы представляют большинство в обеих палатах Конгресса [1]. В то же время добиться преимущества им удалось впервые за 10 лет, и прежде всего за счет низкого рейтинга президента-демократа Барака Обамы. Второй — согласно опросам 2015 года, популярность демократов остается более высокой, чем у их основного конкурента [2]. Следовательно, в рамках нынешней кампании недостаточно лишь искать поддержки среди однопартийцев и способных к финансированию заинтересованных лиц. Каждый стремящийся в Белый дом кандидат от республиканцев должен был действовать глобальнее, выходя за рамки достижения собственных целей, а именно привлекая на сторону партии электоральные массы. О фаворите предвыборной борьбы Дональде Трампе и его успехах в этом можно прочесть в отдельной статье[3]. Что касается прочих кандидатов, то о них речь пойдет далее.

Общие тенденции

При обзоре политических программ республиканцев можно найти несколько схожих пунктов, формулирующих общую идеологию партии. Их можно условно разделить на три группы. Первая является выражением концепции «жесткой силы», подразумевающей не только качественное, но и количественное совершенствование армии, увеличение военного бюджета и свободное ношение оружия, а также ужесточение позиции в отношении Ирана [4]. Так, одновременно за усиление санкций против Тегерана и разрыв прошлогодней ядерной сделки выступали Тед Круз и Марко Рубио, чуть мягче высказывались Джон Кейсик и Дональд Трамп [5]. Второй тождественной идеей стала критика внутренней политики демократа Обамы, в особенности медицинской и образовательной реформ [6]. Наконец, республиканские кандидаты практически единодушно критиковали ЛГБТ-движение и непременно придерживались положения о сохранении семейных ценностей.

Согласно статистике, все три парадигмы в сумме воплощают взгляды социальных консерваторов, которые составляют порядка 10% сторонников партии, многие избиратели поддерживают две из трех идей [7]. Таким образом, для завоевания популярности программа каждого кандидата преимущественно должна была строиться на специфичности и апеллировании к группам, имеющим порой довольно радикальные ценностные различия. В соответствии с исследованиями, число таких объединений по взглядам — около восьми, что и объясняет традиционно большое количество первичных кандидатов от Республиканской партии, которой необходимо учитывать интересы всех своих избирателей, а в перспективе — всего населения США.

«Доктрины внешней политики, несмотря на кажущееся сходство, при детальном рассмотрении также разнятся»

Различные черты

Наиболее острым вопросом в ходе дебатов стала американская экономика. Здесь республиканцы выдвигали абсолютно противоположные тезисы. Избирателям был дан широкий выбор — от протекционизма и усиления роли государства в рыночных механизмах у Трампа [8] до либертарианства у Пола и Рубио [9]. Большинство предлагало методы по улучшению условий бизнеса, являющегося оплотом республиканцев, а именно комбинации упрощения таможенной политики, установления фиксированного НДФЛ вместо прогрессивного и модифицирования независимой банковской системы. Отличились Бен Карсон и Карли Фиорина. Первый отметил, что сокращение налогов внесет сложности в разработку бюджета, а потому нашел оригинальный выход — введение налога на роскошь, чем и отпугнул к концу 2015 года больше половины своих сторонников [10]. Вторая пошла дальше, заявив, что разработает настолько безупречное налогообложение, что у богатого класса «не останется ни одной лазейки для уклонения» [11]. Результат этой опрометчивой декларации такой же, как у предыдущего кандидата. Впрочем, будучи не в такой степени радикальным, Карсон смог сохранить большую поддержку и даже достиг супервторника — решающего дня голосования у республиканцев, в котором принимают участие 13 штатов.

Доктрины внешней политики, несмотря на кажущееся сходство, при детальном рассмотрении также разнятся. Особо ярко это заметно в позиции миграции и отношений с Мексикой. Аутсайдеры, такие как Буш, Карсон и Кейсик, предлагали предоставить нелегалам рабочие места в южных штатах, к тому же планировали увеличить квоту приема в США сирийских беженцев. Сегодняшняя первая тройка лидеров — Трамп, Круз и Рубио — единодушно отстаивали жесткий контроль границ и миграционных потоков. Примечательно, что ставший скандальным и одновременно популярным лозунг Дональда Трампа о возведении стены на мексиканской границе использовал сенатор от Техаса Тед Круз еще в 2012 году [12]. По вопросу террористической угрозы каждый кандидат стремился казаться радикальнее других. Ренд Пол рекомендовал построить в Сирии военную базу [13]. Марко Рубио призвал отправлять террористов в Гуантанамо, а Тед Круз выступил за ковровые бомбардировки всей оккупированной территории Сирии [14]. Очевидно, что электорат отдал предпочтение именно агрессивной риторике, что вполне логично при учете относительно осторожных действиях демократа Обамы на Ближнем Востоке.

Дополнительные факторы

Прежде всего, избирателям крайне важно видеть четкую определенность и последовательность в словах людей, стремящихся к президентскому креслу. Например, сенатор Ренд Пол в ходе своей кампании допустил серьезный промах, разделив враждебную позицию партии касательно России и Китая и при этом выразив желание посетить обе эти страны для налаживания взаимоотношений [15]. Карли Фиорина, рассуждая о легализации легких наркотиков, выступила категорически против этой меры, однако почему-то заявила, что торговля ими не должна приравниваться к уголовному правонарушению [16]. В итоге оба этих кандидата имели слишком малую поддержку и вынуждены были выйти из предвыборной гонки вскоре после начала праймериз. Несмотря на отсутствие четкой зависимости, высокая продолжительность кампании тоже может считаться значимой предпосылкой успеха, поскольку она дает дополнительные возможности и время на пиар. Тед Круз и Марко Рубио были соответственно первым и третьим зарегистрированными кандидатами, и к 1 марта они поддерживаются огромным количеством американцев. Впрочем,  Ренд Пол стартовал вторым, а вышел из соревнования за президентское кресло раньше большинства своих конкурентов.

«Приближающийся супервторник нельзя считать предрешенным»

Итог

Дональд Трамп, благодаря особенностям избирательных систем каждого конкретного штата, за февральские праймериз получил около двух третей от общего числа делегатов. Вместе с тем реальная численность его приверженцев составляет лишь 32% республиканцев[17]. У ближайших соперников — Теда Круза и Марко Рубио — сторонников приблизительно поровну, по 20%. Однако есть электорат, который не голосовал ранее за оставшихся кандидатов. Особое место здесь у тех, кто прежде был за Джеба Буша, поскольку именно они представляют наиболее обеспеченный слой американцев, финансовую элиту не только Республиканской партии, но и всего государства. Так что приближающийся супервторник нельзя считать предрешенным, выбор граждан США может стать как окончательным утверждением Трампа, так и восхождением иного кандидата.

Автор: Алексей Коноплев
Фото: http://www.gannett-cdn.com

[1] — Результаты выборов в конгресс США, 06.11.2014, http://ria.ru/infografika/20141106/1031942075.html

[2] — Популярность Республиканской партии США упала до минимума за 23 года, 24.07.2015, http://www.interfax.ru/world/455957

[3] – Политический портрет Дональда Трампа часть 1, Алексей Коноплев, 11.02.2016, http://thewallmagazine.ru/donald-tramp/

[4] – официальный сайт Республиканской партии, https://gop.com/principles-for-american-renewal

[5] – В США сенатор Рубио пообещал разорвать сделку с Ираном в случае своего президентства, 29.01.2016, http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/2623428

[6] – Республиканцы в ходе теледебатов поспорили и раскритиковали Обаму, 15.01.2016,  http://ria.ru/world/20160115/1360000450.html

[7] – Pew Research Center U.S. Politics & Policy, 26.06.2014, http://www.people-press.org/2014/06/26/appendix-1-typology-group-profiles/

[8] – Новый американский избиратель: что объединяет сторонников Трампа и Сандерса, Джон Джудис, 24.02.2016, http://inosmi.ru/politic/20160226/235541399.html

[9] – Rubio criticizes government regulation of on-demand economy, Jonathan Lemire, 06.10.2015, http://www.businessinsider.com/ap-rubio-criticizes-government-regulation-of-on-demand-economy-2015-10

[10] – Potential Presidential Candidate, Dr. Ben Carson On Social Security, Glass-Steagall, And Taxes, Mike Patton, 29.01.2015, http://www.forbes.com/sites/mikepatton/2015/01/29/potential-presidential-candidate-dr-ben-carson-on-social-security-glass-steagall-and-taxes/2/#76c3c714780f

[11] – A simple guide to what Carly Fiorina actually believes, Max Ehrenfreund, 17.09.2015, https://www.washingtonpost.com/news/wonk/wp/2015/09/17/a-simple-guide-to-what-carly-fiorina-actually-believes/

[12] – Immigration Emerges as Flashpoint in U.S. Senate Race, Aman Batheja, 20.06.2012, http://www.texastribune.org/2012/06/20/illegal-immigration-flashpoint-us-senate-race/

[13] – Rand Paul Supports Some Military Bases On Foreign Soil, A Big Difference From His Dad, Jon Ward, 04.01.2013, http://www.huffingtonpost.com/2013/04/01/rand-paul-military-bases_n_2981368.html

[14] – Ted Cruz vows to ‘utterly destroy ISIS’ and ‘carpet bomb’ terrorists , Philip Rucker, 05.12.2015, https://www.washingtonpost.com/news/post-politics/wp/2015/12/05/ted-cruz-vows-to-utterly-destroy-isis-and-carpet-bomb-terrorists/

[15] – Кандидат в президенты США рассказал о планах на Россию, 04.08.2015, http://www.pravda.ru/news/world/04-08-2015/1269596-usa-0/

[16] – Carly Fiorina: ‘Drug addiction shouldn’t be criminalized.’  , Jenna Johnson, 04.05.2015,  https://www.washingtonpost.com/news/post-politics/wp/2015/05/04/carly-fiorina-drug-addiction-shouldnt-be-criminalized/

[17] – статистика, http://www.thegreenpapers.com/P16/R

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.