28 сентября в Нью-Йорке состоялось открытие 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Первым с речью в рамках общеполитической дискуссии выступил Генеральный секретарь организации Пан Ги Мун, затронув наиболее актуальные проблемы современной миросистемы – военные конфликты в Сирии, Йемене и Украине, непрекращающийся поток беженцев и их размещение, гуманитарная ситуация в мире и ущемление человеческих прав.

 «ООН попросила почти 20 млрд долларов, чтобы справиться с нуждами в этом году — в шесть раз больше, чем десять лет назад»

Речь административного главы ООН задала особый тон дальнейшей дискуссии: через формальные рамки явно пробивалось желание наконец остановить череду разрушительных процессов. Начал Пан Ги Мун с актуальной статистики: «100 млн. человек нуждаются в гуманитарной помощи», «по меньшей мере, 60 млн. человек были вынуждены покинуть свои дома». Генеральный секретарь упрекнул правительства в колоссальных затратах на наращивание военного потенциала стран в ущерб реальной защите своего населения. Так, по данным Стокгольмского института исследования проблем мира, доля военных бюджетов от ВВП таких стран, как Россия, ОАЭ и Саудовская Аравия увеличились соответственно на 0,4%, 0,4% и 1,1%, а общая сумма военных расходов в мире увеличилась на 29 млрд. долл.[1] Кроме того, помимо обеспечения безопасности беженцев, необходимо помнить и о дальнейшем поддержании их достойного уровня жизни: массовый поток мигрантов, который наблюдается в настоящее время, будет иметь долгосрочные последствия. Генеральный секретарь подчеркнул также и финансовую сторону тяжёлой гуманитарной ситуации в мире, связанной во многом с проблемой перемещённых лиц: «ООН попросила почти 20 млрд долларов, чтобы справиться с нуждами в этом году — в шесть раз больше, чем десять лет назад», при этом названная сумма составляет лишь половину необходимого на данный момент финансирования[2].

Говоря о проблеме беженцев, Пан Ги Мун сделал важное заявление: «В 21 веке строительство стен для защиты от беженцев недопустимо». Он призвал страны Европы бороться с дискриминацией мигрантов, проявлять солидарность и сострадание к ним и помнить о незыблемом приоритете прав человека. Но для разрешения проблемы недостаточно только предоставления убежища каждому, кто в нем нуждается – необходимо стремиться к искоренению причин, понуждающих их это убежище искать. Ситуация неизбежно упирается в конфликты, которые требуют скорейшего разрешения.

«Пока стороны не найдут общий язык, бессмысленно ожидать изменений на месте событий»

В первую очередь это гражданская война в Сирии. Неспособность прийти к компромиссу, сесть за стол переговоров ставит в вину сторонам конфликта Пан Ги Мун: «Стороны гражданской войны усугубляют кризис». Он также особо подчеркнул, что невозможно добиться разрешения проблемы, не учитывая роль других государств. «Ключ к урегулированию конфликта в Сирии находится в руках России, США, Саудовской Аравии, Ирана и Турции». Сложное переплетение интересов сильных и влиятельных государств в результате тормозит урегулирование конфликта[3]. Генеральный секретарь ООН также настаивает на передаче сирийского вопроса в Международный уголовный суд, требуя справедливого наказания виновных в человеческих жертвах. Прошлая попытка в мае 2014 года оказалась неудачной — Россия и Китай использовали своё право вето[4]. Вне зависимости от того, оправдаются ли ожидания Генерального секретаря в отношении сложившейся ситуации спустя год, важен сам акцент на необходимости максимального усилия стран в отношении сотрудничества. «Пока стороны не найдут общий язык, бессмысленно ожидать изменений на месте событий», — подчеркнул он. Говоря о странах, испытывающих гуманитарные проблемы, Пан Ги Мун также упомянул Украину и Йемен, где около 80% населения нуждаются в гуманитарной помощи[5].

Генеральный секретарь также выразил надежду на солидарность стран-постоянных членов Совета Безопасности ООН по наиболее актуальным вопросам сирийского и украинского конфликтов. Эту надежду Пан Ги Мун связывает с успешным завершением переговоров по Ирану[6]. Однако опыт иранского компромисса явился результатом десятилетних напряжённых переговоров и экономических санкций. Лобовое столкновение политических интересов могущественных держав, которое имеет место сейчас в Сирии и на Украине, ещё больше затягивает поиск оптимального решения, а миграционный кризис, напротив, требует незамедлительных мер. Все это обуславливает особую сложность пути деэскалации текущих конфликтов.

В целом можно констатировать, что речь Пан Ги Муна имела позитивный, но настойчивый тон: формальные шаблоны уступили насущным проблемам мировой международной системы. Это указало на невозможность дальнейшего откладывания поиска компромиссов и решений: главный посыл Генерального секретаря на юбилейной сессии ООН заключался в необходимости безотлагательных действий по восстановлению мирового порядка.

На вопросы по главным аспектам речи Пан Ги Муна ответила кандидат политических наук, доцент факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Екатерина Геннадьевна Энтина.

В своём выступлении Генеральный секретарь ООН подчеркнул: «В 21 веке строительство стен для защиты от беженцев недопустимо». При этом число беженцев достигло максимальной цифры со времён Второй мировой войны. Есть ли границы размещению беженцев? Как может изменить Европу политика «открытых дверей» в отношении эмигрантов?

Политика «открытых дверей» в отношении эмигрантов чем-то напоминает падающую звезду. Она ярко осветила небосвод, прочертила живописную дугу и канула в лету.

Лидеров Германии и Европейского Союза неправильно поняли. Никогда, ни при каких обстоятельствах такую политику они проводить не собирались. Когда нужда, лишения, опасность, смерть, так хочется верить. Канцлер Германии Ангела Меркель вроде дала надежду на то, что объединённая Европа «откроет двери». Но она растаяла очень быстро.

С огромным трудом, не без выкручивания рук, «двадцать восемь» договорились между собой о распределении 160 тыс. беженцев. Из Сирии и нескольких других стран, оказавшихся в сопоставимой ситуации. Конечно, это не предел. Но дальше увеличивать квоты приёма им будет ещё сложнее.

Германия, может быть, и рассчитывает компенсировать уменьшение народонаселения из-за чрезвычайно низкой рождаемости приезжими и привлечь в свою экономику сотни тысяч иностранных работников. Но, с одной стороны, по данным ООН, одних только беженцев и перемещённых лиц в мире сейчас свыше 60 млн. Нуждающихся, готовых ехать куда угодно, умирающих от голода – далеко за 100 млн. человек. Так что цифры, которыми оперирует ЕС, и реальные потребности несопоставимы.

С другой – большинство стран региона не разделяют оптимизма Берлина. У них социально-экономическое положение другое: ими с эндогенной безработицей справиться не удаётся. Социум не имеет традиций абсорбирования и социализации иностранцев.

С третьей – стремительно усиливается влияние политических сил, делающих ставку на ксенофобию. Их расхожие лозунги хорошо обкатаны: «Европа для европейцев» и другие, смысл которых сводится к этому же. Прекрасно понимающих, как и правящие элиты, что в глубине души коренное население сугубо консервативно. Оно боится и не любит чужаков. Только верхам приходится лавировать. Крайне правые и популисты, напротив, готовы апеллировать к его чувствам.

Поэтому, только чуть-чуть поколебавшись, дав сугубо временную слабину, правящие круги расставили акценты таким образом, чтобы, напротив, «захлопнуть двери». Да, они будут улучшать работу центров по приёму беженцев и трудовых мигрантов. Будут уходить от неработающих схем, типа Дублинских договорённостей о регистрации просителей по месту въезда. Будут самым активным образом совершенствовать свою миграционную политику, законодательство и практику их осуществления.

Но сосредоточатся, прежде всего, на повышении эффективности мер, которые призваны пресекать приезд в ЕС нежелательных лиц, ставить на их пути труднопреодолимые барьеры. Они уже нашли отражение в решениях чрезвычайного заседания Европейского Совета по миграции и Советов ЕС по вопросам юстиции  и внутренним делам.

В их числе – финансирование всего, что позволит удержать потенциальных беженцев и мигрантов в их соответствующих странах или по соседству. Расширение списка государств, признаваемых Брюсселем стабильными. В отношении их граждан будут действовать механизмы реадмиссии. В него уже включены все Западные Балканы. Укрепление внешних границ ЕС. Создание правовых условий для того, чтобы всех нежелательных лиц легитимно выдворять из ЕС.

 «Сострадание объединённая Европа готова выказывать только дозировано»

Как-то все это мало напоминает политику «открытых дверей» и красивую сказочку о Земле обетованной для армии внешних мигрантов. Сострадание объединённая Европа готова выказывать только дозировано. Малыми порциями. Но так, чтобы все её за это превозносили и были бесконечно благодарны. В этом смысле нарождающаяся миграционная политика ЕС вполне отвечает канонам ХХI века. Что из себя представляют эти каноны и чем они отличаются от характерных для времён колониализма и неоколониализма – вопрос другой. Совершенно другой.

Также Пан Ги Мун сделал акцент на том, что ключ к урегулированию сирийского конфликта находится в руках пяти стран: России, США, Саудовской Аравии, Ирана и Турции. Какие интересы в сложившейся ситуации преследуют эти страны? Каких компромиссов ждёт от них мировое сообщество? Стоит ли ожидать, что сирийский конфликт все-таки будет рассмотрен в Международном уголовном суде?

На эту группу вопросов отвечу в обратном порядке. Международный уголовный суд внести вклад в урегулирование конфликта в Сирии не в состоянии. Он создан для другого. Для превенции. Она не сработала. Чтобы наказывать, нужны победители и побеждённые. До этого, как вы понимаете, ещё далеко.

Мировое сообщество ждёт от США, России, Турции, Саудовской Аравии и Ирана, что они объединят свои усилия в борьбе с международным терроризмом и религиозным экстремизмом и подчинят этой великой цели свои частные интересы.

Пока надежды на то, что эти ожидания сбудутся, призрачны. До сих пор, хотя по-разному и в разной степени, США, Саудовская Аравия и Турция либо поддерживали своих клиентов среди многочисленных террористических объединений, либо использовали их в своих целях. Ни на какие компромиссы не шли и идти не собираются. Если только для видимости.

Однако такая тактика тупиковая. Стратегией здесь и не пахнет. Как может называться ею деятельность по взращиванию и поддержке сил, которые в любой момент могут обратиться против тебя. К тому же ситуация на местности волатильна. Она способна быстро эволюционировать в любом направлении. Поэтому и установки основных внутрирегиональных и внерегиональных игроков тоже могут меняться. Будем надеяться, в ту сторону, которую подсказывает здравый смысл и хоть какой-то намёк на общечеловеческие ценности.

Пан Ги Мун выразил надежду на то, что дипломатический успех в переговорах между постоянными членами Совета Безопасности ООН и Ираном может быть применён и в ситуации с Сирией, Украиной и Йеменом. Насколько это возможно? Применим ли иранский опыт в разрешении текущих противоречий?

Проще всего дать ответ на этот блок вопросов. Этот ответ – «да». Кратко поясню почему. В отношении иранского досье все члены «шестёрки» чётко знали, чего они хотят добиться. На этот результат, кстати, они и вышли. Не во всем, но в достаточной степени. Все расхождения касались того, как добиться поставленной цели. Они предопределялись различиями в национальных интересах, жизненном опыте и видении происходящего. Как только члены «шестёрки» начали снимать расхождения, переговоры пошли в позитивном ключе.

Ситуация с конфликтами в Сирии, Йемене и других местах в этом отношении однотипна. Поэтому путь, пройденный в связи с иранским досье, вполне можно повторить и применительно к другим ситуациям. Не только можно, но и нужно. И чем скорее, тем лучше. Для всех. Прежде всего, для миллионов людей, ставших жертвами конфликтов. Но также и для всех тех, кто так много теряет из-за конфронтации, хаоса, односторонних действий и понимает, насколько они пагубны.

Екатерина Геннадьевна, большое спасибо за то, что уделили время и дали такие развёрнутые ответы.

Автор: Диана Ковригина

Источник фото: image.zn.ua

[1] Trends in world military expenditure, 2014 // http://books.sipri.org/product_info?c_product_id=496#

[2] Генсек: ООН не хватает средств, чтобы спасти жизни людей в мире // http://ria.ru/world/20150928/1288057303.html.

[3] Генсек ООН: в 21 веке строительство стен для защиты от беженцев недопустимо // http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/2297036.

[4] Россия и Китай наложили вето на передачу сирийского досье в МУС // http://www.forbes.ru/news/258057-rossiya-i-kitai-nalozhili-veto-na-peredachu-siriiskogo-dose-v-mus.

[5] В гуманитарной помощи нуждаются 80 процентов населения Йемена // http://www.unmultimedia.org/radio/russian/archives/195471/#.Vj9oavntmko.

[6] Достигнуто соглашение по ядерной программе Ирана // http://www.bbc.com/russian/international/2015/07/150714_iran_deal_reached.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.