С 1 марта в Третьяковской галерее на Крымском Валу начала свою работу выставка «Мужики и бабы». Это камерная экспозиция, состоящая из 18 скульптур. Проект посвящён образам крестьян в пластике 1920-1950-х годов. На выставке можно увидеть работы таких советских мастеров, как Вера Мухина, Иван Шадр, Екатерина Белашова, Владимир Домогацкий и других.

Красота и мощь

Некоторые скульптуры ещё в прошлом веке обрели славу, и не только в России. Одной из них является «Крестьянка» 1927 года — работа Веры Мухиной, автора 24-метровой скульптурной группы «Рабочий и колхозница». Но если «идеал и символ советской эпохи» в образе юноши и девушки восхищал парижан на Всемирной выставке 1937 года, то «Крестьянка» покоряла сердца итальянцев на Международной выставке в Венеции 1934 года.

Это образ женщины-труженицы, в сильным и упругим телом. В её лице и фигуре читается достоинство и спокойствие. Мухина говорила: «Моя «Баба» твердо стоит на земле, незыблемо, как вколочена в неё». Эту-то «Бабу» (первый бронзовый отлив) забрал в свою собственность Ватиканский музей в Риме. Взамен проданной статуи сделали второй бронзовый отлив и передали Третьяковской галерее.

Сила и гордость

Ещё одним интересным образом является «Сеятель». Возможно, кто-то встречал его на золотых червонцах или на марках. Скульптору Ивану Шадру поступил заказ от Госзнака в 1922 году создать образы рабочего, крестьянина и красноармейца. Их должны были использовать в качестве изображений на новых денежных ассигнациях, так как в то время происходил обмен денег. Изображения на монетах должны были быть перерисованы с гравюр, но для создания гравюр потребовались скульптурные композиции. Скульптуры позволили выбрать нужный ракурс и освещение.

Натурщика Шадр искал в своей родной деревне Прыговая на Урале. Многие старики отказывались позировать для образа крестьянина. Один боялся, что «с него куклу хотят стряпать», другой говорил, что он не маленький, «не пойдет, и шабаш». В итоге, Шадру удалось всё же найти мужика для образа сеятеля, который однако выдвинул условия.

Киприан Авдеев потребовал, чтобы его семью избавили от продналога и натуральных повинностей, а дочь отвезли в Москву на воспитание за государственное содержание. Были и ещё желания, но самым значительным было одно: чтобы на деньги с его изображением не плевали. Скульптор не выполнил обещания, но заставил Киприана гордиться собой: «У других или лицо неподходящее, или руки не такие, а у меня тютелька в тютельку». Так уральский крестьянин оказался на золотом червонце и марках Советского Союза.

Увидеть другие скульптуры и послушать истории о них приходите в Третьяковскую галерею на Крымском Валу, зал 24.

Автор текста и фото: Елена Дмитриева

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.