В квартире режиссёра Кирилла Серебренникова и в театре «Гоголь-центр», который он возглавляет, неделю назад прошли обыски. Следственный комитет обосновал свои действия расследованием дела «Седьмой студии» – некоммерческого проекта Серебренникова. По версии следствия, кем-то из руководящих лиц «Седьмой студии» (кем именно, пока не установлено) похищено около 200 миллионов рублей, выделенных государством в качестве субсидий. Позже в СМИ появилась информация, что Серебренников фигурирует в деле только как свидетель, но СК его статус не афиширует.

Произошедшее с «Гоголь-центром» и его худруком тут же всколыхнуло сообщество российских и зарубежных деятелей культуры, выступивших в защиту Серебренникова и его театра. Многие назвали обыски «опричниной» и «маски-шоу». В том, чем действительно показательна история с делом «Седьмой студии», разбирается THE WALL.

Как связаны «Гоголь-центр» и «Седьмая студия»

Независимая театральная компания «Седьмая студия» выросла из экспериментального актёрско-режиссёрского курса Серебренникова в Школе-студии МХАТ и была зарегистрирована как АНО (автономная некоммерческая организация) в 2011 году по домашнему адресу Серебренникова. Он и был её художественным руководителем с июля 2011 по июль 2015 года. «Седьмая студия» ставила спектакли, в том числе, для инновационного проекта «Платформа», который финансировался из федерального бюджета.

Источник фото: Коммерсантъ

Дело «Седьмой студии» о мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ) было возбуждено ещё в 2015 году. Речь в нём идёт о хищениях, произошедших в период с 2011 по 2014 годы. То есть в ту пору, когда Серебренников возглавлял «Студию» и (с 2012 года) уже был худруком Московского драматического театра имени Н.В. Гоголя, который с приходом режиссёра был преобразован в «Гоголь-центр». При Серебренникове у театра случались серьёзные проблемы с финансированием. В 2015 году «Гоголь-центр» оказался должен государству 80 миллионов. Однако сейчас у департамента культуры Москвы, по словам его главы Александра Кибовского, никаких финансовых претензий к театру нет.

По делу о хищениях была задержана экс-бухгалтер АНО «Седьмая студия» Нина Масляева, и заключен под домашний арест бывший директор АНО Юрий Итин. Допрошена также была Софья Апфельбаум, директор РАМТ, а в прошлом – глава департамента государственной поддержки культуры Минкульта РФ.

Фигура Серебренникова выступает в этой истории связующим звеном не только фактического, но и символического порядка. Отношение к деятельности режиссёра, его эстетическим взглядам и установкам у консервативной российской публики всегда было неоднозначным, на уровне как простого зрителя, так и чиновников высокого ранга (жалобы на «Гоголь-центра» поступали, например, от депутата Елены Мизулиной).

Когда Сергей Капков (предшественник Кибовского) назначил Серебренникова руководителем театра имени Гоголя, стремление режиссёра переформатировать театр вызвало шквал недовольства, скандалов, доносов и неизбежных производственных проблем. По словам бывшего директора фестиваля «Территория» и зама Капкова Евгении Шерменевой, Серебренников получил в наследство укомплектованную труппу, которую невозможно было уволить разом в срочном порядке, и старый репертуар. А работать режиссёр захотел преимущественно с приглашёнными артистами над совершенно другим материалом в новом архитектурном пространстве (театр имени Н.В. Гоголя настигла не только смена названия, но и редизайн помещений). Первое время зарплаты из бюджетных денег выплачивались артистам, которые не играли в постановках Серебренникова и писали на него кляузы. А с актёрами, задействованными в спектаклях, заключались отдельные договоры. На почве конфликта старого и нового рождалась рабочая схема менеджмента, и строилась репутация Серебренникова. Первый директор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский, уволенный Капковым в 2015 году, заявляет, что всё время работы в театре «ходил в прокуратуру, как на работу» – настолько часто в постановках кто-нибудь видел экстремизм и прочие поводы для жалоб в органы.

Спекталь Кирилла Серебренникова «Кому на Руси жить хорошо». Источник фото: http://gogolcenter.com

«Гоголь-центр» Серебренникова даже по своему формату мультикультурной площадки с книжным магазином, wifi и велопарковкой у входа мало похож на консервативный, привычный российскому зрителю театр – что говорить о постановках, которые идут на его сцене. Каждый спектакль театра претендует на мощное художественное высказывание. Как пишет обозреватель «Афиша Daily» Алексей Киселёв, спектакль «(М)ученик» — история об опасности религиозного фанатизма, «Без страха» — об ужасе нетерпимости, «Кому на Руси жить хорошо» — о парадоксах патриотизма. «Гоголь-центр» часто предлагает российской публике откровенный разговор, к которому она не привыкла, при помощи сценических решений, к которым она часто оказывается не готова. Так, в постановке «Машина Мюллера» шоковым для зрителя было то, что артисты на сцене абсолютно обнажены.

Никита Кукушкин, актёр театра. Источник фото: /openrussia.org

Серебренников сам не раз отмечал, что его часто обвиняют в провокациях, и своя правда в этом есть. «Ну да, я работаю с провокацией, – признался Серебренников в интервью «Esquire». – Мне просто это кажется важным. Вообще, театр, если он не выводит зрителя из зоны комфорта, – это зря потраченный вечер». Однако провокационные жесты режиссёра никогда не выходили за рамки сугубо творчества. Защитники Серебренникова подчёркивают, что он никогда не был активистом и не занимался политикой.

Сегодня Серебренникова можно считать признанным режиссёром как у себя на родине, так и в Европе. Его спектакли идут не только в России, но в Германии, Латвии и участвуют в международном театральном фестивале в Авиньоне. Его последняя киноработа «Ученик» в 2016 году взяла приз Франсуа Шале в категории «Особый взгляд» в Каннах. В смысле способности быть современным и говорить со зрителем о реальном окружающем мире, как пишет кинокритик Антон Долин, этот фильм Серебренникова можно считать политичным, и это стало определённым залогом его успеха на фестивале во Франции. Разумеется, международная известность режиссёра после этого только возросла, и обыски вызвали общественный резонанс не только в России.

Важнее форма, а не содержание

Министр культуры РФ Владимир Мединский, комментируя обыски, призвал общественность не усматривать в этом эпизоде что-то, кроме выяснения вопросов хозяйственно-финансовой деятельности в законодательном порядке. По словам министра, Серебренников всегда был «обласкан властью, ему обижаться точно не на что».

Мединский также отметил, что «люди творческие больше реагируют на форму, а не на содержание», и этим обусловлена столь эмоциональная реакция на вполне традиционные действия СК. Однако возмущение деятелей культуры во многом вызвано как раз сомнениями в традиционности процедуры.

Обыск в квартире Серебренникова прошёл без предварительного решения суда. Согласно ч. 5 ст. 165 УПК РФ, обыск можно провести лишь по решению следователя только в том случае, если это не терпит отлагательств. С чем была связана такая срочность в отношении уголовного дела, которое было заведено 2 года назад, представители СК не прокомментировали.

Во время обысков в «Гоголь-центре» следователи забрали у труппы театра мобильные телефоны и запрещали им выходить из здания, попасть в «Гоголь-центр» с улицы также было невозможно. Серебренникова из квартиры вывели и увезли на допрос в СК люди в масках, он находился там несколько часов без адвокатской помощи. С точки зрения творческих людей, которых имеет в виду Мединский, внешне всё это больше походило на «спецоперацию» по обезвреживанию банды головорезов, чем на обыск в квартире свидетеля и подведомственного ему культурного учреждения.

Те сторонники Серебренникова, которые усматривают в ситуации политическую составляющую и желание запугать прогрессивных деятелей культуры, обращают внимание на то, что обыски прошли во время Каннского фестиваля, призёром которого является Серебренников, а также накануне встречи Владимира Путина с президентом Франции Эммануэлем Макроном. Писатель Борис Акунин называет это «классным пиар ходом накануне путинского визита» в страну, где Серебренникова хорошо знают, особенно после успеха «Ученика». Как пишет «Коммерсант», худрук Театра Наций Евгений Миронов, передав Путину письмо в поддержку «Гоголь-центра» на церемонии вручения госнаград в Кремле, даже спросил президента лично: «Ну зачем это делать?! Вы же во Францию в понедельник летите! Вам-то это зачем?!». Путин ограничился коротким: «Да дураки», видимо, в адрес инициаторов обысков. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков это высказывание Путина комментировать отказался.

Реакция французских деятелей культуры не заставила себя долго ждать: они выступили с открытым письмом, в котором говорилось о «неадекватном обращении с художником мирового уровня», «смело продвигающим политическое искусство в тяжелом, зачастую жёстком контексте современной России». Французская актриса Изабель Юппер в своей речи на вручении премии «Мольер» призвала Путина сходить на спектакли Серебренникова и «оставить его в покое».

Источник фото: openrussia.org

Под обращением, которое Миронов представил Путину, подписались российские деятели театра и кино, среди которых худрук МХТ им. Чехова Олег Табаков, худрук театра «Ленком» Марк Захаров, актёры Чулпан Хаматова, Сергей Гармаш, Алла Демидова, Ксения Раппопорт. В медиа и в Facebook в поддержку Серебренникова высказывались писатели Виктор Ерофеев и Людмила Улицкая, режиссёры Сергей Лозница и Владимир Мирзоев, музыкант Олег Нестеров и хореограф Михаил Барышников.

О чём это говорит

История с обысками в «Гоголь-центре» вскрыла целый комплекс проблем. Полицейское государство в лице России видят не только европейские театральные деятели и кинематографисты, но и соотечественники Серебренникова. То, с какой молниеносностью российское культурное сообщество приписало следственным мероприятиям коннотации политзаказа (некоторые даже сопоставляли судьбы Серебренникова и Мейерхольда), не может не указывать на глубокий конфликт между творческой интеллигенцией и властью. Ситуацию с режиссёром «Гоголь-центра» многие интерпретируют в ключе «за всеми придут».

Кадр со съёмок фильма «Матильда» Алексея Учителя

Никак не комментируемые публично исключительные обстоятельства, в которых проводились обыски, не могут не указывать косвенно на непрозрачность процессов в судебной системе. В контексте прокурорских проверок фильма «Матильда» Алексея Учителя и кинокомпании режиссёра, недавнего суда над блогером Русланом Соколовским за ролики, оскорбляющие чувства верующих, и участившихся уголовных дел за экстремизм в соцсетях многим деятелям культуры эпизод с обысками кажется пугающим. Показательно и то, что заступники Серебренникова, известные в обществе люди, считают нужным обращаться лично к президенту с просьбами обеспечить объективность расследования. Евгений Миронов, передавая Путину письмо, выразил надежду, что всё пройдет «без экстраординарных методов». Надежда на то, что так произойдёт само по себе, видимо, у российских артистов слаба.

Евгений Миронов на встрече с Владимиром Путиным. Источник фото: пресс-служба Кремля

Но главное, что в ситуации обысков и сторонники Серебренникова, и представители власти отчасти признают, как выразился режиссёр Владимир Мирзоев, «патологичность» среды культурных институций. «Все чрезвычайно забюрократизировано. Липовые тендеры приходится проводить. Это все, на самом деле, патология, понимаете? И очень сложно, находясь в этой патологической ситуации, действовать безупречно», – считает Мирзоев. По его словам, власти намеренно «искажают экономическую среду с тем, чтобы никто не мог чувствовать себя в безопасности».

Министр культуры Мединский, в свою очередь, отмечает, что принципы государственной поддержки театральной деятельности – отдельный серьёзный вопрос для обсуждения, который в очередной раз всплыл на поверхность после эпизода с Серебренниковым. «Мы 26 лет пытались совместить социалистический и капиталистический механизмы хозяйствования, но, увы, совмещение это происходит не самым удачным образом. Впрочем, это не тема сегодняшнего разговора», – заключает Мединский.

К сожалению, в таком случае возможно, что темой разговора периодически будут новые обыски.

Автор: Юлия Южная

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.