2 марта, чуть больше недели назад, вышло расследование ФБК (Фонда борьбы с коррупцией) под названием «Он вам не Димон». 50ти минутный фильм рассказывает о достигшей невероятных масштабов коррумпированности второго лица в государстве, председателя правительства Дмитрия Медведева. Мы решили дождаться реакции общественности и кратко рассказать, как обстоит дело с очередным скандальным расследованием Алексея Навального.

По словам Алексея Навального (учредитель фонда), расследование велось полгода, и за это время «вскрылась огромная схема». Оказалось, что при помощи созданных благотворительных фондов и некоммерческих организаций (которые на деле никому не помогали, разве что семье председателя правительства) воровалась огромная сумма, которая, согласно расследованию, составила 70 млрд. рублей.

Кратко о том, как работает эта схема: создается благотворительный фонд – во главе ставится приближенный человек Медведева (друг, брат, однокурсник и т.п.) – на данный фонд перечисляются своего рода «пожертвования» от олигархов (типа Усманова) – премьер-министр строит себе дачу или покупает яхту (само собой, по усмотрению фонда).

Реакция. Истинная цель.

Целей много не бывает. Сам Навальный в новостном выпуске телеканала «Дождь» заявил, что цель расследования – это добиться правосудия: «Мы безусловно требуем отставки Медведева, возбуждения уголовного дела против Медведева и остальных участников этой схемы, против олигархов Усманова и остальных, кто финансировал эти схемы, но мы понимаем, что вряд ли это случится завтра. Тем не менее мы формализуем этот процесс. Мы направили заявление о преступлении».

Что касается реакции, то тут все развивается крайне предсказуемо относительно всех сторон. Из упомянутых в фильме персонажей отозвались лишь трое. Первыми, стали не благотворительные фонды и их учредители, а итальянская компания Fattoria della Aiola, владеющая виноградниками и производством вина в Тоскане, которая отвергла всякую связь с Медведевым. Напомним, что согласно расследованию,Fattoria della Aiola в 2012 году купил офшор Furcina LTD, который ФБК связывает с российским премьер-министром. На следующий день откликнулся однокурсник Медведева Илья Елисеев, который является учредителем большинства фондов и организаций, а также занимается управлением активами Медведева: «Ни с кем из политических деятелей или государственных служащих эти юридические лица не связаны». Само расследование он назвал «информационным вбросом и политической пропагандой».  Того же мнения придерживается и упоминаемый гендиректор «Сейм-Агро» и член совета директоров агрокомплекса «Мансурово» Андрей Медведев, названный ФБК двоюродным братом премьера.

Представители государства отреагировали, мягко говоря, вяло. Пресс-секретарь премьера Наталья Тимакова назвала фильм «предвыборным», «пропагандистским выпадом оппозиционного и осужденного персонажа». Дмитрий Песков, пресс-секретарь Президента, заявил, что «это уже не первый пример творчества известного осужденного гражданина». Сам Медведев, по заявлению Навального, лишь закрыл доступ на свою страницу в Instagram для оппозиционера. Создается впечатление, что всем все равно. «Отсутствие комментариев –это прекрасное доказательство нашей правоты», – заявляет Навальный. Может, причина кроется в этом? А может, и нет. Попробуем разобраться дальше.

Находятся и те, кто в расследовании оппозиционера видят двойную игру. Григорий Явлинский называет фильм «частью предвыборной кампании Путина»: «…попытка прощупать возможность отправки в отставку непопулярного в народе премьера. Ну и, конечно, показательная активность в борьбе с коррупцией». Похожее мнение высказывает и оппозиционный политик Константин Боровой: «целью расследования ФБК не является борьба с коррупцией,… а оправдать коррупцию, скрыть истинные причины и объемы коррупции, оправдать построенную Путиным коррупционную вертикаль власти, переключить внимание общества на «стрелочников», отстранить от власти конкурирующие с главными коррупционерами группы».

Что в итоге: три точки зрения, каждая оправдана с коммуникационной стороны. Допустим, не станет же Навальный открыто заявлять, что все это ради предвыборной компании (хотя в конце фильма открыто это демонстрирует). Это могло быть как спланированным событием, так и стечением обстоятельств (официально решение баллотироваться было заявлено гораздо позже начала расследования). Какую точку зрения принимать – решать вам, мы лишь предоставляем факты.

Источник: facty.ictv.us

Юридическая сторона вопроса

А виновен ли вообще Медведев? Формально «отношений собственности между Медведевым и показанными объектами недвижимости нет», – заявляет Максим Трудолюбов, редактор «Ведомостей». «Недостаток всего состоит в том, что проследить находятся ли активы НКО в собственности Медведева – практически невозможно. По существу, все следы ведут к благотворительным организациям, целями которых не является получение прибыли и выплата дивидендов», – пишет Леонид Бершидский, обозреватель агентства Bloomberg. Согласно законодательству, владельцев (есть только учредители) у таких организаций нет. «Форма некоммерческой организации — это коррупциогенная дыра в российском правовом поле. В данном случае законная схема обеспечивает возможность незаконного обогащения и позволяет избежать ответственности», – рассказывает заместитель генерального директора «Трансперенси Интернешнл – Россия» Илья Шуманов.

Всё складно и ладно в предоставленном расследовании, логично и этично. Однако слабо в юридическом смысле: косвенные связи и сплошные подозрения. Если дело дойдёт до суда (что маловероятно), смотреть, прежде всего, будут явно не на сторону этики и морали.

И что дальше?

Ничего. Это, собственно, и ответ на вопрос, почему реакция властей такая пассивная. «А кто такой Навальный?» «Ну, занимается пиаром в рамках той предвыборной кампании, которую он якобы ведёт», – примерно так они высказались, если обобщить. «Ничего они не боятся, потому что они уверены в своей власти», – отвечает политик Александр Осовцов. Начнём с того, что власть в практически любом государстве (исключением может служить разве что Исландия) установлена таким образом, что развить такого формата дело дальше практически невозможно. Во-вторых, наша страна имеет удивительные способности ничему не удивляться: все в государстве воруют, чем премьер-министр хуже? Или всё забывать, как говорит писатель Дмитрий Глуховский: «Люди просыпаются… День сурка. Каждый день заново живут. Ничего не помнят из того, что было вчера, и день совершенно повторяется. Очень удобная такая склеротическая особенность русского народа». Репутация Медведева, в общей сложности, также не изменится, так как «компромат в России не действенен», «в нашей альтернативной системе понятию «репутация» больше соответствует понятие «авторитет». Потому что мы живем по понятиям. А авторитет от компромата только крепнет», – заявляет Дмитрий Кантор.

Этот фильм уже вызвал резонанс, появилось огромное количество вопросов касательно самого расследования, его цели, правдивости, дальнейших действий фигурантов ситуации. Но будем реалистами, даже если допустить, что всё это правда, всё равно «сейчас никакой реакции не будет. Они что, сами себя посадят, что ли?», задал риторический вопрос сам организатор расследования.

Автор: Анастасия Мошева

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.