Автор

Алина Гегамова
Главный редактор

В обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации №3 от 25 ноября 2015 года[1] были даны разъяснения по вопросу о том, может ли факт заключения договора займа быть подтверждён платежными документами и/или другими доказательствами, если оригинал такого договора отсутствует или исключён судом из числа доказательств по делу.

Может ли факт заключения договора займа быть подтверждён платежными документами и/или другими доказательствами, если оригинал такого договора отсутствует или исключён судом из числа доказательств по делу?

Стоит отметить, что необходимость данного дополнительного толкования Верховным Судом вызвана достаточно объективными факторами: усложнением гражданского оборота, увеличением числа заключаемых договоров, технологическими изменениями методов хранения информации и непосредственно изменением самого характера носителей договоров. В контексте рассмотрения данных факторов необходимо учесть, что ключевые для оборота займодавцы – банки – неоднократно выступали с жалобами на необходимость хранения бумажного оригинала договоров, что чревато не только возникновением излишних расходов, связанных с хранением договоров для крупных участников, но и с нанесением ущерба экологии нашей планеты[2]. Законодательно установлено, что срок хранения договоров займа составляет 5 лет после полного исполнения обязательств[3].

Возвращаясь к сути вопроса, необходимо упомянуть п.1 ст. 158 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), согласно которому сделки совершаются устно или в письменной форме (простой и нотариальной). Заключение договора в письменной форме может производиться путём составления одного документа с подписью сторон или же путём обмена письмами, телеграммами, телефаксами и иными документами, в том числе электронными документами, при условии, что передача состоялась по каналам связи, позволяющими достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору (пп. 2 и 3 ст. 434 ГК РФ). Важно помнить, что ст. 808 ГК РФ прямо устанавливает необходимость заключения письменного договора займа между физическими лицами, только если сумма такого договора займа превышает установленный законом минимальный размер оплаты труда не менее, чем в 10 раз. В случае, когда займодавцем является юридическое лицо – письменная форма договора необходима вне зависимости от суммы займа. Несоблюдение требований о письменной форме совершения сделки, согласно ст. 162 ГК РФ, лишает стороны права ссылаться на свидетельские показания при возникновении спора, однако не лишает права приводить письменные и иные доказательства. В отдельных случаях сделка может быть признана недействительной при несоблюдении письменной формы. Договор займа в соответствии с п.1 ст. 807 ГК РФ относится к категории реальных договоров и признаётся заключённым с момента передачи денег или иных вещей, что, в свою очередь, даёт заёмщику право оспаривать договор займа, доказывая, что деньги или иные вещи в действительности не получены от займодавца, или же получены в меньшем количестве, чем указано в договоре (ст. 812 ГК РФ). Следуя логике ст. 162 ГК РФ, ст. 812 ГК РФ устанавливает запрет на использование свидетельских показаний в случае оспаривания договора по безденежности только при нарушении необходимого условия заключения договора – его письменной формы. Исключением могут являться случаи, когда договор займа был заключён под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заёмщика с займодавцем или же при стечении тяжелых обстоятельств.

Ст. 812 ГК РФ устанавливает запрет на использование свидетельских показаний в случае оспаривания  договора по безденежности только при нарушении необходимого условия заключения договора – его письменной формы.

С точки зрения процессуальных кодексов, нельзя не отметить общеизвестный факт о том, что бремя доказывания в гражданском и арбитражном процессах лежит на самих сторонах, то есть стороны должны доказывать те обстоятельства, на которые они ссылаются как на основания своих требований и возражений. Этот принцип закреплён ч.1 ст.56 ГПК РФ и ч.1 ст.65 АПК РФ. Отталкиваясь от этого положения и оценивая вышеуказанное положение о принадлежности договора займа к группе реальных договоров, установленное п.1 ст. 807 ГК РФ, Верховный Суд Российской Федерации разъяснил, что в случае спора кредитор обязан доказать факт передачи заёмщику предмета займа и то, что между сторонами возникли отношения, урегулированные гл. 42 ГК РФ, заёмщику же необходимо доказать факт надлежащего исполнения обязательств по возврату займа или же его безденежность. Помимо этого, Верховный Суд рекомендует применять презумпцию заинтересованности займодавца в обеспечении надлежащих доказательств факта заключения договора займа, ведь именно на этой стороне лежит риск недоказанности данного факта.

Заёмщику необходимо доказать факт надлежащего исполнения обязательств по возврату займа или же его безденежность.

В качестве непосредственного ответа на вопрос, поставленный перед Верховным судом, используются положения, закрепленные ч.2 ст.71 ГПК РФ и ч.8 ст.75 АПК РФ. При непредставлении истцом письменного договора займа или его надлежаще заверенной копии вне зависимости от причин (среди которых может значится и утеря документа и признание судом документа недопустимым доказательством и исключение документа из числа доказательств) истец лишается возможности ссылаться на свидетельские показания, подтверждающие факт заключения договора займа и его условия, но все ещё обладает правом приводить письменные и иные доказательства, в частности расписку заёмщика или платежное поручение, подтверждающее факт передачи денежной суммы другой стороне. Платёжное поручение такого рода объективно оценивается судом исходя из правил, предусмотренных ст. 67 ГПК РФ и ст.71 АПК РФ. Иными словами, Верховный Суд РФ «приравнивает» непредставление письменного договора займа к несоблюдению его письменной формы. Однако непредставление письменного договора автоматически не влечёт признание договора займа недействительным, что может произойти при несоблюдении письменной формы заключения договора, согласно ст. 162 ГК РФ.

При непредставлении истцом письменного договора займа или его надлежаще заверенной копии вне зависимости от причин истец лишается возможности ссылаться на свидетельские показания, подтверждающие факт заключения договора займа и его условия, но все ещё обладает правом приводить письменные и иные доказательства

При этом необходимо отметить, что одностороннее указание плательщиком в платёжном поручении договора займа в качестве основания платежа само по себе не может служить безусловным и исключительным доказательством факта заключения договора займа и подлежит оценке только в совокупности с иными обстоятельствами дела.

Можно заключить, что утеря оригинала договора не является фатальной для сторон и для доказательства факта заключения договора займа могут быть привлечены и другие документы, косвенно подтверждающие факт заключения договора.

Автор: Александр Иванов

Источник фото: http://terraoko.com/

 

 

[1] Обзор судебной практики Верховного Суда Российской федерации №3 от 25 ноября 2015 года // СПС КонсультантПлюс.

[2] Аналитическая статья интернет портала Banki.ru – «Порвать с бумагой» // http://www.banki.ru/news/daytheme/?id=7592509.

[3] Согласно п. 1.1 Указания Банка России от 25.11.2009 N 2346-У «О хранении в кредитной организации в электронном виде отдельных документов, связанных с оформлением бухгалтерских, расчетных и кассовых операций при организации работ по ведению бухгалтерского учета».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.