Канада. Страна, где тайга с тундрой соседствуют с ультрасовременными мегаполисами; страна, где английский язык живет бок о бок с французским; страна, где высочайший уровень жизни не может скрыть холодные зимы и малую плотность населения. Неудивительно, что здесь появились музыкальные артисты, которые выразили все эти противоречия в своем творчестве – на стыке хип-хопа, электроники и R&B родился уникальный стиль. У него нет названия, но при его описании всегда употребляется определенный набор слов: «холодный, отстраненный звук» и «эмоциональное, искреннее наполнение». Будто люди с осколками зеркала Снежной Королевы глубоко в сердце, канадские артисты делятся холодом своей души со всем миром, предупреждая всех о грядущих холодах, словно приверженцы одного из знатных домов в «Песни льда и пламени». Посмотрим на очаги активности этой музыки.

Начнем, конечно же, с Торонто (или, как пошло предположительно с легкой руки одного из героев этого рассказа, с «6»). Именно здесь человек со странной прической The Weeknd начал новую эпоху целого жанра R&B (не без помощи, конечно; отдельно стоит отметить ответственного за звук Illangelo). Секс, наркотики и отстраненный голос на фоне синтетического звука вместо рок-н-ролла – формула не то чтобы была новой, но канадец довел ее до совершенства (потом он стал от нее отходить, что не привело ни к чему хорошему, но это уже другая история). Здесь нет танцевальных мотивов, нет образа романтического героя – только неприукрашенные мысли и впечатления The Weeknd’а:

If it hurts to breathe, open the window

Oh, your mind wants to leave but you can’t go

This is a happy house, we’re happy here

In a happy house, oh this is fun

The Weeknd

Оттуда же, из крупнейшего города Канады, родом Jimmy Johnson. Скооперировавшись с техасским продюсером Eric Dingus (который обожает Торонто), Джимми сделал себе имя как автор атмосферных треков, где тягучий вокал артиста, изредка перескакивающего на мелодичный речитатив, наложен поверх чарующих инструменталов Эрика Дингуса. Взяв стиль города Хьюстона, навеянный кодеиновым сиропом, парни преобразили его, добавив меланхолии и канадской прохлады. Получившийся месмерический эффект у Джимми, к сожалению, не получается повторять при работе с другими продюсерами (а попыток было много), что заставляет сомневаться в его творческом будущем. Возможно, он сможет прислушаться к мнению фанатов и продолжать делать то, что и заставило его музыку влюбить в себя людей по всему миру?

Eric Dingus (слева) и Jimmy Johnson (справа)

Творчество Sean Leon включает в себя юношеский максимализм и юношеский же нигилизм, и это в сочетании с резкими перепадами настроения. В своих песнях он выплескивает все негативные эмоции, которые у него появляются – от апатичной меланхолии Шон прыгает к пренебрежительной агрессии, от циничного тона он резко переходит к чуть ли не плачу. На вопрос [http://noisey.vice.com/en_ca/blog/sean-leon-toronto-rapper-interview] о том, почему его музыка такая мрачная, Шон отвечает: «I’m the middle child from the middle class from the middle of nowhere. Where I’m from it’s grey and lifeless. The people don’t live here, they exist here. The music is dark because it’s a reflection of where I was raised, there’s nothing to do here». Еще лучше описывает артиста его письмо, вложенное в цифровой буклет к пока что последней полноформатной работе Леона:

Часть буклета к «narcissus, THE DROWNING OF EGO»

Музыка Шона состоит из пронзительных синтетических аранжировок и яростных ударных; и даже с учетом того, что ему помогают другие музыканты, во всем сохраняется определенного вида эстетика – немного жутковатая и завораживающая.

Из Оттавы вышел загадочный парень Night Lovell, мгновенно влюбивший в себя интернет-издания о музыке, а также русскоязычных слушателей. Восемнадцатилетний канадец с удивительно безжизненным голосом делает музыку без проблесков веселого настроения; в его песнях на каждом шагу встречаются угрозы, наполненные кровью бассейны и слова о том, что ему хочется сбежать от людей к дикой природе.

«Stress keeps building, blood stops flowin’

Brain got me open, gone off a potion

Stress keeps building, gone off a potion»

Совмещая клауд-рэп с довольно агрессивными электронными мелодиями, Ловелл создает настолько недобрые песни, что вкупе с голосом андроида это заставляет подозревать стоящий за образом артиста искусственный интеллект, которому чужды человеческие представления о позитивных эмоциях.

Night Lovell

Влияния нового стиля настолько велико, что оно простирается на огромные расстояния. Tre Capital из солнечного Лос-Анжелеса (по совместительству – сын известного в прошлом рэппера и ведущего «Тачки на прокачку» Xzibit’а) признается, что именно Торонто оказал ключевое влияние на его стиль (и даже записал на эту тему трек, в настоящее время почему-то удаленный с Soundcloud). Посвящая свои мини-альбомы боевым роботам из анимэ [https://ru.wikipedia.org/wiki/Gundam], Трэ, тем не менее, делает наиболее близкую к традиционному хип-хопу музыку среди героев этой статьи – кроме того, если канадцев объединяет отстраненная манера подачи, то Капитал, наоборот, отличается предельно эмоциональным голосом: слушать его треки весьма необычно. При это песни у него наполнены обидой, легкой печалью и раздражением:

«Pray, I tell her pray for me

This world just wasn’t made for me

Looked up to the heavens hear God talking

No I’m not responding to the fake shit»

5 Обложка «Gundam p.1» от Tre Capital

Не удалось спрятаться и жителям Чикаго. Ibn Inglor – по моему мнению, один из самых интересных артистов текущего десятилетия. Его песни наполнены мрачной, готической эстетикой – частое обращение к темам смерти, Бога и психических расстройств идеально поддерживается завораживающей музыкой, в которой часто слышны гипнотизирующие хоровые сэмплы на заднем фоне.

«Feel the cold in the attic, that’s the cold in the city

You was living in the basement, so alone in this wicked, world

World that we live in, he got the children in the buildings

In a seance singing, all hail my kingdom»

Сейчас, после нескольких пробных, но чрезвычайно сильных работ, Инглор работает над своим первым полноформатным альбомом. Судя по предыдущим трекам, можно ожидать заигрываний с индастриалом, мрачным неогоспелом и глум-попом – но давящая, опустошающая атмосфера совершенно точно останется.

Обложка двойного промо-сингла от Ibn Inlor (The Wildfire и This Is Nothing)

В завершение стоит сказать, что развитие музыкальных стилей отражает развитие человеческого общества: если предыдущие полвека в песнях в основном поднимались проблемы, связанные с политикой или экономикой, то сейчас целые направления делают акцент на проблемах сугубо индивидуальных – начиная от одиночества и заканчивая болезненным осознанием бессмысленности существования. Такую музыку нельзя услышать по радио, ею не может поделиться друг на веселой посиделке – собственно говоря, ею не хочется делиться. Возможно, потому что в ней слишком легко найти что-то свое.

Автор: Александр Жиганов

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.