Конец марта стал насыщенным на премьеры одноактных работ. Практически одновременно на сценах двух «основных» театров Москвы показали новые работы, пополнившие репертуар: на сцене Большого театра исполнили два балета («Клетка» и «Этюды»), в Московском академическом Музыкальном театре им. К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко продемонстрировали две оперы («Царь Эдип» и «Замок герцога Синяя Борода»). И если первые идут в других театрах и заняли свое место в списки балетов Большого для поддержания труппы, то вторые практически не исполняются на российской сцене и стали настоящим открытием первого весеннего месяца.

«можно найти общее двух сочинений, написанных с разницей в десятилетие»

Исполнение оперы Игоря Стравинского «Царь Эдип» и Белы Бартока «Замок герцога Синяя Борода» в одном спектакле – странное решение, на первый взгляд не объяснимое и не раскрываемое театром. Но оставление тайны неразгаданной вполне сочетается с общей конвой обоих произведений.  Царь Эдип – любитель разгадывать тайны, в результате узнает, что когда-то убил собственного отца и теперь женат на собственной матери, Юдит – очередная возлюбленная Синей Бороды, разгадав секреты, скрывающиеся за закрытыми дверями, займёт своё место в череде жён герцога.

Сцена из спектакля

Общим является подача опер: режиссёр-постановщик Римас Туминас (с успехом поставивший в прошлом году «Катерину Измайлову» в Большом театре) решил сделать основной акцент на музыкальной составляющей спектаклей, не отвлекая внимание зрителей на посторонние предметы. Можно сказать, что режиссёр воплотил в жизнь желание Игоря Стравинского, который после написание «Эдипа» самостоятельно разрабатывал сценический образ спектакля, представляя главных героев в качестве статуй, почти неподвижно исполняющих свои партии. Статуарность определяла положение хора, играющего немаловажную роль в опере-оратории. Подобное видение сценографии, по мнению композитора, было «наиболее действенным способом сосредоточить трагедию не на самом Эдипе и других персонажах, но на «роковом развитии», в котором заключался основной смысл творения Софокла. Римас Туминас оформил сцену в темных тонах, что по-своему нагнетало атмосферу и предрекало трагичность двух разноплановых сочинений. Ни солнечное платье Иокасты (жены Эдипа), ни лучи света, постепенно наполняющие безжизненное пространство замка герцога не могли изменить жестокую игру, затеянною судьбой.

Иокаста – Наталья Зимина

Также Игорь Федорович Стравинский внёс свою лепту в расшифровке оперы-оратории до  слушателя: по желанию композитора в опере появился герой – рассказчик (Сергей Епишев), который перед каждой частью объявлял краткое содержание предстоящих событий. Сергей Епишев, как и подобает настоящему конферансье, раскрывал сюжетные хитросплетения и акцентировал внимание на ключевых моментах. Наличие рассказчика позволило не смотреть на субтитры во время оперы, а внимательно следить за исполнением на латыни музыкального материала. Непривычность языка несколько помешало раскрыть все грани характеров главных мужских персонажей Эдипа (Евгений Либерман), Креонта – советника царя (Роман Улыбин), но единственная женская партия – Иокасты была исполнена Натальей Зиминой на высочайшем уровне. Наталья смогла передать все внутренние страдания и переживания царицы, заставив слушателя проклинать злой рок, нависший на женщиной, сначала потерявшей своего ребенка, затем возлюбленного, а теперь осознавшая, что является женой собственного сына, что подталкивает её к последнему шагу. Мужской хор – измученный народ Фив, свидетель событий, поначалу казался  неуверенным в сложной гармонии Стравинского (постоянно ищущего новые подходы к построению музыкального произведения), но постепенно это сменилось роскошным полифоническим исполнением, в котором отразилась вся глубина и многогранность оперы-оратории.

Юдит – Лариса Андреева, Герцог – Денис Макаров

Бела Барток не оставил подобных расшифровок слушателям, поэтому группа постановщиков самостоятельно решила исправить ситуацию, отказавших от языка оригинала и предоставив оперу в русскоязычном исполнении. Единственных действующих лиц – Синюю Бороду и Юдит исполняли  Денис Макаров и Лариса Андреева. Мелодическая простота, отличающая музыку венгерского композитора, позволила сделать акцент на актёрской составляющей спектакля. Денис Макаров предстал солидным, но не лишенного страсти герцогом, скрывающего множество тайн и желающего обрести счастье с новой супругой, но не способного противостоять её настойчивости и судьбе. Просьбы остановиться и наслаждаться моментом звучали из уст Синей Бороды настолько убедительно, что трудно было поверить в первооснову сюжета сказки Шарля Перро о беспощадном герцоге, способного причинить вред своим жёнам. Лариса Андреева казалась сошедшей с картин художников эпохи Возрождения – золотоволосая Венера, пленившая и покорившая не только Синюю Бороду, но и весь зрительный зал.

Юдит – Лариса Андреева

Две картины, совершенно контрастные по музыкальному наполнению, по-разному раскрывающие возможности как оркестра под управлением Феликса Коробова, так и артистов театра, но схожие по затронутой тематике, займут достойное место в репертуаре Музыкального театра, привлекая на Большую Дмитровку совершенно разных людей – любителей серьёзной музыки, почитателей непринуждённых музыкальных номеров и просто любителей прекрасных постановок, отличающихся простотой и изяществом.

Автор: Мария Тарасова

Фото: Сергей Родионов

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.