14 ноября 2016 года группа депутатов совместно с членами Совета Федерации внесли на рассмотрение в Государственную Думу РФ законопроект, который предполагает изменения в 116 статье УК РФ.  В случае одобрения данной законодательной инициативы побои в отношении членов семьи и других близких лиц (супруги, родители, дети, и т. д.) будут декриминализованы. Однако повторное правонарушение будет рассматриваться как уголовное преступление.

По данным статистики МВД РФ 64%, преступлений в отношении женщин совершаются дома.

Внутренняя ожесточенность в семьях обрушивается прежде всего на самых незащищенных – женщин и детей. Так, по данным статистики МВД РФ 64%, преступлений в отношении женщин совершаются дома[1]. Летом этого года жители России присоединились к флешмобу #янебоюсьсказати и #янебоюсьсказать, который запустил украинский общественный деятель Анастасия Мельниченко[2]. В ходе акции женщины делились историями, связанными с посягательством на их личные границы в первую очередь  физического и сексуального характера.  «Живая» статистика стала наглядным показателем масштаба проблем с домашним насилием: жертвой может стать любой. Зачастую агрессоры избегают уголовного наказания за преступления, совершенные внутри семьи.

Одна из причин – низкая юридическая грамотность: люди не понимают, как поступить, если подверглись домашнему насилию. Во многих странах мира государство заботится о том, чтобы базовые юридические знания о защите  жизни и здоровья доносились до населения, например, с помощью социальной рекламы и памяток, размещенных в общественных местах, однако в России ситуация обстоит иначе.

Результаты самого масштабного общероссийского исследования по вопросам жертв домашнего насилия «Насилие над женами в российских семьях», проведенного в 2003 году, подтверждают это. Большинство респондентов женского пола считают, что при совершении домашнего насилия женщине стоит в первую очередь обратиться к людям из ближайшего социального окружения, затем — в организации, которые могут оказать поддержку (например, психологи и кризисные центры), и только потом в правоохранительные органы[3].

Сложно сказать, насколько изменилось мнение российских женщин к 2016 году. Это связано с тем, что точного учета жертв семейного насилия в России нет, но даже те фрагментарные данные, которые существуют, являются труднодоступными.

Многие женщины, которые подверглись домашнему насилию, рассказывают о том, какие меры они предприняли после происшествия. Например, редактор ВОС Анна Жавнерович, которая стала жертвой домашнего насилия  27 декабря 2014 года, в своей статье и в интервью на телеканале «Дождь» рассказала, что первой, к кому она обратилась за помощью, была ее подруга и начальница. Только через 2 дня она обратилась в правоохранительные органы[4]. Анне, как и большинству жертв домашнего насилия, порядок действий не был известен. Горячая линия, сотрудники которой могли бы дать рекомендации, в праздничные дни не работала.

В России не существует единого закона, направленного на защиту жертв домашнего насилия, противодействия и профилактики насилия в семье.

Главная проблема заключается в том, что в России не существует единого закона, направленного на защиту жертв домашнего насилия, противодействия и профилактики насилия в семье. Наиболее часто к ситуациям домашнего насилия применяют статьи 111, 112, 115, 116 и 119 УК РФ[5]. Но они только частично защищают  интересы людей, подвергшихся домашнему насилию.

Мировая практика борьбы с данным видом преступления доказывает, что единый закон о профилактике насилия более эффективен, чем отдельные нормативно-правовые акты. Специальный законопроект находится на рассмотрении в Правительстве РФ уже несколько лет[6]. Например, из-за отсутствия отдельного закона о домашнем насилии над женщинами повторные акты насилия в отношении одного и того же лица в российском законодательстве не выделяются в особый вид преступлений, а  супружеское изнасилование не считается особым видом преступления.

 Статьи 115 и 116 УК РФ,  которые являются подходящими к делам о насилии в семье, относятся  к частному обвинению. Это значит, что только жертва может подать заявление в суд, собрать все необходимые медицинские справки о побоях, найти свидетелей преступления, но это возможно не всегда.

Также важной проблемой является отсутствие мер, направленных на защиту потерпевших. В российском законодательстве нет такого важного инструмента по предотвращению последующих актов насилия, как охранный (защитный) ордер[7]. С помощью ордера можно запретить ответчику приближаться к своей бывшей жертве, посещать те места, где она работает или учится. Главная функция ордера – предотвращение  эскалации насилия и возможных тяжких последствий.

Нормативно-правовые акты предусматривают некоторые меры по предотвращению и профилактике преступлений, связанных с  домашним насилием, в первую очередь физического характера. Однако существующая государственная политика и правовая база по борьбе с насилием в семье не только не позволяют в полной мере обеспечить защиту жизни и здоровья граждан, но и постоянно смягчаются. Специальный законопроект, который может ужесточить и упорядочить меры наказания лиц, совершивших насилие внутри семьи, с 2012 года находится на рассмотрении в Правительстве РФ.

Представители органов государственной власти перестали отрицать проблему домашнего насилия, однако данная тема остается табуированной. Это — особенность моральной парадигмы российского общества. Несмотря на то, что отечественное законодательство не является дискриминационным, фактическое равенство между мужчинами и женщинами отсутствует. Доминирующая роль мужчины в семье – это социальная норма, которая одобряется большей частью населения страны.

13 августа 2016 года в Перу прошли массовые протесты против гендерного насилия, в первую очередь внутри семьи. Перуанская юридическая система не способна обеспечить защиту жизни и здоровья в семье. Только за 2016 год 54 перуанки погибли от рук своих партнёров [8].

Ситуация с отечественным законодательством  не менее критична, чем в Перу (агрессоры могут избежать наказания из-за пробелов в нормативных актах), в ближайшее время не стоит ожидать акций протеста на территории России. Это связано с тем, что насилие в семье как социальную проблему чаще рассматривают представители научного сообщества и правозащитники, а большая часть населения считает, что не стоит «выносить сор из избы» и «бьет — значит любит».

Общественное мнение могут изменить федеральные СМИ, однако они не привлекают внимание широкой общественности к данной проблеме, потому что являются трансляторами позиции органов государственной власти. Государство на сегодняшний день не заинтересовано в ужесточении мер наказания по данным видам преступлений, так как это ведет к увеличению нагрузки на правоохранительные органы.

Сотрудники полиции даже в рамках действующего законодательства ищут альтернативы возбуждению уголовного дела, отказываются принять заявление, предлагают ограничиться устными договоренностями или нарушают процессуальные сроки, потому что установить причастность к преступлению лица, на которое написано заявление, трудно. К тому же жертвы домашнего насилия нередко забирают заявления. Декриминализация статьи 116 УК РФ позволит правоохранительным органам на легитимных основаниях отказывать в помощи людям, пострадавшим внутри семьи.

Борьба с домашними агрессорами противоречит традиционным ценностям православия, религиозные догмы которого активно используются для построения национальной идентичности.

Также борьба с домашними агрессорами противоречит традиционным ценностям православия, религиозные догмы которого активно используются для построения национальной идентичности.  Так против уравнивания мужчин и женщин в правах высказался председатель Конституционного суда России Валерий Зорькин на открытии ХХ Всемирного русского народного собора в Москве: «Я имею в виду такие законодательные новеллы, которые объявляют правовой нормой нетрадиционные модели поведения сексуальных и гендерных меньшинств, пытаются уравнивать мужчин и женщин, не принимая во внимание их естественные биологические различия, санкционируют вторжение государственных органов и правительственных организаций во вполне благополучные семьи»[9].

Особенно остро проблема обстоит в республиках Северного Кавказа, в которых этнические и религиозные особенности также позволяют нарушать права женщин. По данным исследования «Производство калечащих операций на половых органах у девочек в Республике Дагестан», проведенного фондом «Правовая инициатива»,  во многих населенных пунктах республики все еще делают обрезание девочкам[10], что противоречит  5 статье Конвенции ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин[11]. 

Следование религиозным нормам и этническим традициям, предписывающим сохранение патриархата в семьях, на государственном и региональном уровне официальные лица аргументируют заботой о духовной безопасности и здоровом социально-нравственном развитии российского общества.

В России отсутствует гражданское общество, способное осознавать опасность декриминализации статей УК РФ и готовое отстаивать свои права, поэтому велика вероятность того, что рассматриваемая инициатива депутатов Государственной Думы будет одобрена.

Автор: Галина Греннинг

Источники:

  1. За защиту от насилия в семье // http://alenapopova.ru/projects/za-zashhitu-ot-nasiliya-v-seme.html
  2. Я не боюсь сказать: что общего у тысяч постов флешмоба о насилии // https://meduza.io/feature/2016/07/08/ya-ne-boyus-skazat-chto-obschego-u-tysyach-postov-fleshmoba-o-nasilii
  3. Горшкова И.Д., Шурыгина И.И. Насилие над женами в современных российских семьях. – М.: МАКС Пресс, 2003. – 205 с.
  4. Твое истинное лицо // http://w-o-s.ru/article/13906
  5. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 06.07.2016)
  6. Бьют женщину // https://rg.ru/2012/04/17/nasilie.html
  7. Там же.
  8. В Перу 50 тысяч человек вышли на марш против гендерного насилия // http://www.wonderzine.com/wonderzine/life/news/220205-peru-gender-violence
  9. Мир входит в состояние беззакония, предсказанное апостолом Павлом – глава КС России // http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=64999
  10. Отчет «Правовой инициативы» по результатам качественного исследования «Производство калечащих операций на половых органах у девочек в Республике Дагестан» // https://zona.media/article/2016/15/08/female-mutilation-05
  11. Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин // http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/cedaw.shtml

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.