Автор

Алина Гегамова
Главный редактор

«Высшее образование вступает в эпоху коренных перемен!» – с таким тезисом начал свое выступление на пленарном заседании «Пути развития профессионального и высшего образования в условиях экономической турбулентности» его модератор Исак Давидович Фрумин – научный руководитель Института образования НИУ ВШЭ. Сегодня общество обеспокоено тем, в каком направлении пойдет развитие образовательный сферы, что с ней станет. «Мы будем говорить о глобальных, системных вещах, а затем поговорим уже о конкретных институциональных элементах», – так обозначил структуру заседания Исак Давидович. Как система высшего образования может помочь в решении актуальных задач страны? На что она должна ориентироваться? Каковы варианты оптимизации одного из самых консервативных общественных институтов? Эти и другие вопросы были подняты в рамках заседания.

Первым слово взял министр образования и науки России Дмитрий Викторович Ливанов. Он обозначил три направления текущей работы Министерства образования и науки Российской Федерации: ликвидация вузов, дающих некачественное образование; поддержка ведущих университетов; формирование сильных региональных вузов.

Первая проблема родилась в 90-е годы, когда массовый спрос на высшее образование совпал с ослаблением государственного контроля в этой сфере. Как результат – фантастические цифры: если в начале 90-х в России было около 350 высших учебных заведений, то к 2012 г. их стало почти в 10 раз больше. Спрос породил предложение, но предложение далеко не самого высокого качества. Как заявил Дмитрий Викторович, в 2013 г., с приходом нового главы Рособрнадзора Сергея Кравцова, на пути некачественных вузов появился серьезный фильтр. Только за последний календарный год Рособрнадзор отозвал лицензии более чем у 500 вузов. В результате, к концу 2016 года, будет, по оценкам экспертов, закрыто около 80% негосударственных и 40% государственных учебных заведений (от их количества на сентябрь 2013 г.), и, таким образом, завершится «очистка» системы высшего образования.

Важнейшим элементом развития конкурентоспособности российской системы образования Ливанов назвал поддержку ведущих вузов и программ их развития. «Да, – отметил министр, – Кембриджу никогда не нужна была никакая программа «5-100», чтобы быть одним из лучших университетов мира. Но для быстрого развития подобные стратегии жизненно необходимы. Пусть рейтинги, что являются главным целевым показателем развития российских вузов, не всегда объективно отражают качество образования, они говорят об академической репутации университета, а значит, позволяют говорить об эффективности вложенных в развитие средств и усилий».

«Для быстрого развития такие стратегии, как «5-100» жизненно необходимы». Дмитрий Ливанов

И, наконец, для предотвращения все усиливающейся централизации человеческого капитала в Москве и Санкт-Петербурге необходимо создание сильных региональных вузов. Как сообщил Дмитрий Викторович, в 2005 г. был запущен процесс создания федеральных университетов, призванных решить такую задачу. Спустя 10 лет можно с уверенностью говорить об успешности такого проекта. Эти вузы действительно стали точками концентрации человеческого капитала в своих макрорегионах. Создание университетов-гигантов совпадает с демографической ямой: студентов будет с каждым годом все меньше. Это стимул для слабых вузов – объединяться, чтобы получить абитуриентов и элементарно выжить (подушевое финансирование диктует такую необходимость). Министерство не будет принудительно сливать вузы, но оно будет стимулировать их к этому. Продолжая тему укрупнения и оптимизации, Ливанов подтвердил намерение Минобразования оставить магистратуру, аспирантуру и диссоветы только в крупных и успешных вузах: – «липовых» аспирантов и докторов не должно быть в российской науке.

Следующим слово взял директор Агентства стратегических инициатив Дмитрий Николаевич Песков. Свое выступление он начал с примера, иллюстрирующего глобализацию сегодняшнего образования: в Силиконовой долине на автозаправке он встретил девушку из Сколковского института науки и технологий, работавшую на производстве спутников для частной компании в России. Задачу по удержанию таких людей в России Дмитрий Николаевич назвал одной из важнейших для российской науки. Он не согласился с Ливановым по поводу сокращения вузов и заявил, что в новой системе должно быть место не только гигантам, но и маленьким узкопрофильным вузам для определенных потребностей общества. А потребности общества диктуют «уберизацию» (от названия приложения для заказа такси Uber – прим. автора). Все посредники между студентом и преподавателем будут «вымываться». Задача государства – вовремя понять, как следует организовать данный процесс.

Вернувшись к примеру с девушкой из Сколтеха, Песков отметил, что она, по сути, занимается еще не существующим рынком (создание спутников для частных компаний). Однако очевидно, что совсем скоро потребность в подобных специалистах возрастет. Нужно, чтобы вузы пытались угадать вектора развития и предлагать инновационные программы на опережение потребностей рынка. Из этого следует необходимость привлечения бизнеса к развитию университетов. К сожалению, бизнес не понимает необходимость «выращивать» кадры для своих нужд. Исключение составляет только Российская экономическая школа (РЭШ). Бизнес далек от вузов. Преодоление этой парадигмы – важнейшая задача государственной политики в сфере образования.

Затем выступил профессор Мартин Карной (Martin Carnoy) – сотрудник Института образования ВШЭ. По его словам, сейчас существует две противоположные точки зрения на высшее образование: или оно должно быть массовым, или же большинство выпускников школ следует отправлять в средние профессиональные учебные заведения. В данном конфликте в России проявляются свои особенности системы образования. Во-первых, она была создана для совершенно другой экономики. Во-вторых, очень высокий процент, около 70% выпускников школ, идет в вузы. В-третьих, система школьного образования не готовит к обучению в университете. В-четвёртых, многие идут в колледжи не для получения профессионального образования, а чтобы обойти ЕГЭ. Тем не менее, заметна тенденция уменьшения числа абитуриентов вузов и увеличение числа поступающих в ссузы. Возможно, действия государства по популяризации подобных заведений возымели эффект.

Следующим слово взял экс-министр образования и науки Андрей Александрович Фурсенко. По его словам, самым сложным вопросом, безусловно, является приоритет развития образования. Это важно, потому как нынешняя система довольно авторитарна, она указывает всем своим участникам, что им нужно делать. Другая важная проблема: – как в условиях кризиса проводить необходимую оптимизацию без потери качества? И вытекающий отсюда вопрос: – что есть качество образования? Как сказал сам Фурсенко, самой важной парадигмальной перестановкой, которая поможет дать желанные ответы, должен стать уход от идеи университета как продолжения школы, поскольку он является принципиально иным учебным заведением.

Сегодня лекции становятся в некотором смысле рудиментом, поскольку для получения нужной информации их необязательно посещать: нужные данные легко найти в Интернете или информационной среде вуза. Преподаватели-чтецы сегодня никому не нужны – преподаватели должны стать партнерами студентов. Это сложно, но необходимо. Не стоит забывать о необходимости «перестройки» положения самих студентов: должна возрасти их ответственность за результаты своего обучения. Не надо во всем винить государство: – в первую очередь, в своем неумении учиться виноваты сами учащиеся. Сейчас, когда в нашей стране наблюдается турбулентность во всех сферах общества, – прекрасный момент для окончательно перехода образования от принципа «знаю» к «умею». И задача вузов, по словам Фурсенко, максимально обеспечить такой переход.

Возник вопрос: как заставить студента взять ответственность за свое обучение? Как «дойти» до студента? Экс-министр ответил, что путь только один: разговаривать и объяснять. При этом не надо бояться ошибаться: «Не факт, что всё, что я сказал, – правильно. Когда вводился ЕГЭ, было много дискуссий, но ничего не внедрялось сразу и без обсуждения с обществом».

«Не факт, что всё, что я сказал, — правильно. Когда вводился ЕГЭ, было много дискуссий, но ничего не внедрялось сразу и без обсуждения с обществом». Андрей Фурсенко

После настал черед приглашенных ректоров вузов. Первым выступил ректор МАМИ Андрей Владимирович Николаенко. Он поблагодарил Вышку за помощь в реорганизации модели образования вуза. Отменены кафедры, вместо них – дирекция образовательных программ. Усилена проектная деятельность, значительно увеличена зарплата преподавателей – ректор оптимистично видит будущее университета в городе без машиностроительных заводов – его роль заключается в виде опорного пункта инженерных кадров.

Следующей слово взяла Мария Александровна Боровская, ректор Южного федерального университета (ЮФУ). Она отдельно остановилась на том, как используется закупленное дорогостоящее оборудование в университете. Два года назад его эффективность была 12,5%. Но когда были поставленные конкретные цели, задачи и целевые показатели, за 2 года эффективность была повышена до 69%. Отсутствие целеполагания, четкого понимания задач – важная проблема российской науки, которую необходимо решить.

И наконец, последним выступил Ярослав Иванович Кузьминов. Он заявил о необходимости перехода к массовому высшему образованию, ведь потребность в специалистах никуда не денется. Предтечей такого образования являются MOOCs (Massive Open Online Courses), типа Coursera. Новые технологии позволяют принципиально изменить структуру высшего образования хотя бы в том плане, что студенту требуется значительно меньше времени проводить в самом университете. Другим тезисом являлся призыв прекратить притворяться, что мы можем адекватно обучать студента на 1000$ в год, как сейчас делается в России. Поскольку бесконечно раздувать государственные расходы невозможно,  критерии поступления на бюджет необходимо ужесточить с целью уменьшения количества студентов – ведь тогда на одного обучающегося будет приходиться больше средств. Также необходимо расширить практику образовательных кредитов для тех, кто не сможет пройти новые жесткие критерии, но все равно способен к обучению в вузе. С критическим замечанием по поводу новых технологий выступил мистер Карной, заметив, что ни один из присутствовавших не указал IT-технологии как возможность сокращения административного аппарата университетов. Также он высказал мнение о компьютере лишь как о вспомогательном инструменте, требующем сохранения вузов в классическом виде.

«Новые технологии позволяют принципиально изменить структуру высшего образования». Ярослав Кузьминов

В целом, заседание оставило самое приятное впечатление. В словах руководителей системы образования в России ясно чувствуется понимание потребности  в коренных изменениях в вузах и ссузах, а также твёрдое намерение и готовность произвести улучшения в этой сфере. Основной трудностью реформирования образования является необходимость предугадать развитие общества на 10-15 лет вперед. У министра и ректоров есть очевидное стремление угадать вектор развития как много точнее. И это, на мой взгляд, самое главное.

Слева стоит Д.В. Ливанов, справа — Я.И. Кузьминов

Слева — Д.В. Ливанов, спиной — Я.И. Кузьминов

Слева направо: Д.Н. Песков , М. Карной, Д.В. Ливанов, И.Д. Фрумин, Я.И. Кузьминов, А.А. Фурсенко

Автор текста и фото: Григорий Машанов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.