Июль – месяц, в котором театры завершают свой театральный сезон и начинают постепенно восстанавливать силы к следующему театральному году. Однако многие театры предпочитают «уходить» красиво и ставят на первые числа летнего месяца различные премьеры. Так поступили и два основных балетных театра Москвы – Большой театр и Московский академический Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко.

Большой объявил о премьере фундаментального балета, посвященного легендарному «невозвращенцу» советского балета – Рудольфу Нурееву, МАМТ планировал показать зрителю первую самостоятельную работу нового балетного руководителя театра Лорана Илера – три одноактных балета Сержа Лифаря, Иржи Килиана и Уильяма Форсайта. Первая премьера, которая должна была состояться 11 июля, была отменена с большим скандалом и множеством версий о причинах отмены. За день до этого на брифинге руководство Большого театра озвучило официальную версию: неготовность спектакля к показу из-за недостаточного количества репетиций и усталости труппы после масштабного зимнего фестиваля Юрия Григоровича и блистательных гастролей в Японии в июне, хотя сами артисты опровергают это и говорят, что спектакль был полностью отрепетирован и готов к показу публике. На фоне этого скандала театр им. К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко выглядит «тихой гаванью», куда могут прийти все желающие увидеть что-то новое с полной уверенностью в высоком уровне подготовленности долгожданных премьер.

«МАМТ стал «первооткрывателем» для российского зрителя хореографии Сержа Лифаря, чуть раньше впервые включил в свой репертуар балеты Иржи Килиана и Уильяма Форсайта»

Открывала вечер «Сюита в белом» Сержа Лифаря – хрупкое и нежное произведение хореографа, поставленное в самый разгар военных событий для французской труппы, исполнение которой прошло в Цюрихе в 1943 г. Именно эта часть вечера вызывала больше всего опасений, ведь для исполнения балетов Лифаря необходимо обладать уникальной музыкальностью и неповторимой чистотой танца. Для подготовки этого одноактника Лоран Илер пригласил Клод Бесси – выдающуюся французскую балерину, на протяжении 34 лет возглавлявшую Школу балета при Парижской национальной опере. Клод Бесси была выбрана не случайно, ведь она была любимицей Лифаря и неоднократно исполняла его балеты, в том числе «Сюиту в белом», и сейчас помогает переносить балеты мастера в танцевальные компании всего мира. В результате многочасовые репетиции помогли артистам Музыкального театра перенять французскую манеру исполнения и по-настоящему комфортно чувствовать себя уже в первые премьерные показы.

Сюита в белом. (с) Михаил Логвинов

«Сюита» стала своеобразным ответом театра недавней премьере балета «Этюды» хореографии Харальда Ландера в Большом. То же единство классических па и музыкального сопровождения, красота белоснежных костюмов вперемежку с черными вкраплениями невольно заставляют восхищаться и восторгаться красотой балетного искусства. Сходства объясняются и тем, что при создании «Этюдов» Ландер опирался на хореографический материал «Сюиты». Конечно, по технической составляющей «Этюды» более сложные, однако в балете Лифаря смогли показать свои сильные стороны не только три главных солиста (как в «Этюдах»), но практически вся балетная труппа театра Станиславского. Анастасия Лименько блистала в Серенаде (каждый номер «Сюиты в белом» носит определенное название, предоставляя зрителю возможность домысливать и придумывать различные сюжеты), Оксана Кардаш в партии Сигареты была настолько пластична и очаровательна, что невольно вспоминались фильмы середины прошлого века, в которых облака сигаретного дыма только придавали особый шарм и привлекательность героине. Из мужчин особого внимания заслуживает Георги Смилевски, величественно и горделиво исполнивший Мазурку, перенеся весь зрительный зал в прекрасную эпоху торжественных балов.

Оксана Кардаш. Сюита в белом. (с) – Светлана Аввакум

Следующий балет – «Маленькая смерть» Иржи Килиана на музыку Моцарта уже шёл несколько лет назад на сцене театра и вроде бы никаких открытий не предвещал. Но и здесь новый балетный руководитель смог вдохнуть новые силы и довести до блеска мастерство 12 танцовщиков. Мужчины теперь справлялись со шпагами настолько синхронно, что никогда бы не пришло в голову, что еще пару лет назад с ними постоянно случались мелкие казусы, женщины стали более раскрепощенными и лучше чувствовали хореографию, созданную в 1991 г. для Нидерландского театра танца.

Завершал вечер балет Уильяма Форсайта «Вторая деталь», кардинально отличающийся как по музыкальной составляющей, так и по рисунку танца. Музыка Тома Виллемса больше подходит для занятий акробатикой, чем для высокого искусства, но помогает интерпретировать каждый звук и обратить внимание на каждую деталь. Хореография Форсайта сложна для исполнения, так как требует постоянного движения с короткими по времени паузами, не позволяющими артисту расслабиться ни на секунду. В этой постановке все артисты как бы получились обезличенными: одинаковые серые костюмы на сером фоне, синхронные движения и танец в глубине сцены с небольшими сольными вставками, однако это помогло не выделять конкретных танцовщиков, а следить за общей концепцией балета и заряжаться энергетикой, которую передавали все исполнители без исключения.

Вторая деталь. (с) – Светлана Аввакум

Так МАМТ за один вечер смог раскрыть многогранную историю балета XX века, включив в свой репертуар произведения хореографов, которых с полной уверенностью можно назвать классиками современного танца, а также с парижским шиком донести до зрителя величественную красоту «Сюиты в белом», философию «Маленькой смерти» и картинность «Второй детали».

Автор: Мария Тарасова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.