Вместе с выходом в прокат вестерна «Великолепная семёрка» по российскому сегменту интернета поползли слухи о том, что история «Семёрки» берёт своё начало из советского кинематографа. Все знают, что современный фильм основан на американской классике 1960 года, а та – на фильме Акиры Куросавы «Семь самураев», но многие эту цепочку продолжили дальше. Оказывается, японский режиссёр черпал вдохновение в советском фильме «Семеро смелых». Если так, то получается, что один из самых узнаваемых сюжетов всех времён придумали именно «у нас». Так ли это?

Прямой и самый известный ремейк

Прямой и самый известный ремейк “Семи самураев” – вестерн “Великолепная семёрка” (1960)

На официальной странице классической «Великолепной семёрки» на КиноПоиске до сих пор указано следующее: «Фильм снимался как повторение «Семи Самураев», а сам фильм «Семь самураев» (1954) был снят Акирой Куросавой под впечатлением от советского фильма «Семеро смелых» (1936)». Однако на странице «Семи самураев» этой информации нет (хотя она относится именно к ним в первую очередь). Так как КиноПоиск является основным киноресурсом в Рунете, факт быстро вышел за его пределы. Например, на известном сайте обнаруживаются те же слова: «”Семь самураев\” Акира Куросава придумал после того, как оценил сюжет советского фильма \”Семеро смелых\” режиссёра Сергея Герасимова». Проблеме родства двух фильмов посвящён целый пост на развлекательном сайте «Пикабу», и один из пользователей говорит об этом, как об очень давнем слухе, появившимся не сегодня и не вчера. Более специализированные интернет-издания действительно упоминают этот факт осторожнее: «Есть предположение, что в своей работе Куросава вдохновлялся фильмом «Семеро смелых» (1936), снятым под руководством Сергея Герасимова на студии “Ленфильм”». Следы этого слуха находятся повсюду: от крупных развлекательных журналов типа «OK!» до кинопабликов «Вконтакте». Даже THE WALL, где вы читаете сейчас эти строки, поначалу доверился КиноПоиску в своей рецензии. Правда, спектр степеней родства разнится от издания к изданию. Некоторые говорят о «Семерых смелых» как об источнике вдохновения для Куросавы, другие доходят до крайней точки, объявляя «Семь самураев» ремейком советского фильма.

Крайне расплывчатые формулировки практически стопроцентно подтверждают, что эта история – всего лишь слух и легенда. Ни один сайт или журнал не ссылается на какое-либо интервью Куросавы или воспоминания людей, работавших с ним. Никто не пишет об этом как о факте из книг или энциклопедий о кино. Однако, если пойти от обратного, то слух формируется сам собой. «Семеро смелых» и «Семь самураев», в первую очередь, похожи названиями, и для обыкновенного зрителя эта ассоциация всплывает сама по себе. Учитывая, что «Семеро смелых» появились на несколько лет раньше, вполне можно предположить о связи между двумя фильмам. Третьим, более глубоким обоснованием, к которому часто апеллируют защитники версии «Куросава вдохновлялся фильмом “Семеро смелых”», может служить знание о том, что Куросава был достаточно хорошо знаком с русской культурой – читал Достоевского и Горького, смотрел фильмы Пудовкина и Эйзенштейна. Во многом это произошло благодаря его брату Хейго Куросаве, который ввёл будущего режиссёра в культурное пространство классической русской литературы и молодого кино. За три года до премьеры «Семи самураев» Куросава сделал свою экранизацию романа Фёдора Михайловича Достоевского «Идиот», а в 1957 году перевёл на киноязык «На дне» Максима Горького. Конечно, все события фильмов исторически перенесены в Японию, но сюжет и главные действующие герои со своими характерами остались неизменными. Кроме двух экранизаций русской классики, Куросава взялся за рассказы Владимира Арсеньева и совместно с СССР снял фильм «Дерсу Узала», повествующий о путешествиях писателя по Уссурийскому краю в компании с местным таежным охотником. Картина получила «Оскар» 1975 года как «Лучший фильм на иностранном языке» и главный приз ММКФ. Таким образом, можно быть увереным в том, что Куросава действительно был хорошо знаком с творчеством русских и советских писателей, режиссёров и сценаристов. Правда, из этого никак не вытекает, что он видел «Семеро смелых» и вдохновился этой картиной для создания «Семи самураев». Но, предположим, такое всё-таки было. Что общего можно найти между этими двумя фильмами?

Кадр из фильма

Кадр из фильма “Семеро смелых”. Семь комсомольцев-полярников, посередине “заяц” Пётр Малибога

«Семеро смелых» повествует о семерых комсомольцах, которые вызываются зимовать на Крайнем Севере, чтобы разведать геологические запасы и таким образом принести пользу своей стране и партии. Полярников сначала всего лишь шестеро, но седьмой пробирается к ним «зайцем» – его обнаруживают в одном из ящиков с припасами. Это молодой парень, недоучка Пётр Малибога – персонаж, который привносит в фильм юмор, шутки и создаёт комичные ситуации. Остальные члены экспедиции довольно суровы, стойко переносят трудности и выполняют задания, порой даже рискуя собственной жизнью. Главная тема фильма – выживание в условиях севера, взаимопомощь и выручка членов команды. Несмотря на финальный пропагандистский посыл, «Семеро смелых» – это очень чистое и в чём-то наивное кино об обычных людях, которые борются со стихией. Оно ближе к рассказам Джека Лондона, чем к остальному советскому кинематографу 30-х годов с его обязательной политической составляющей. Это первый фильм для писателя и сценариста Юрия Германа, который впоследствии напишет роман «Лапшин» (его экранизирует сын писателя, Алексей Герман, назвав ленту «Мой друг Иван Лапшин»), повесть «Операция „С Новым годом!“» («Проверка на дорогах» того же Алексея Германа), а также сценарии к фильмам «Дело Румянцева» и «Дорогой мой человек». В «Семерых смелых» он только пробует себя, не делает историю сложной, акцентируя всё внимание на людях и противостоящей им природе.

Кадр из фильма

Кадр из фильма “Семь самураев”. Жестокая битва в деревне

Как это соотносится с «Семью самураями»? Если вы смотрели «Семь самураев», то поймёте, что практически никак. Единственное явно сходство – число семь в названии и отряд из семерых человек, которые должны работать вместе. Вся история, персонажи, главные темы и проблемы – другие. Даже тон у фильма совершенно другой. «Семь самураев» говорит о тяжелой истории средневековой Японии, показывая крупные социальные конфликты (крестьяне/самураи), но одновременно завлекая более локальным сюжетом о работе команды воинов. Это история про насилие и войну, о помощи беззащитным и о том, как важно это делать, хоть результат такого благого поступка может быть совсем не в твою пользу. Сравнив эту картину с «Семерыми смелыми», ясно видно, что трудно придумать два более непохожих друг на друга по настроению и темам фильма: простой и ясный сюжет сосуществования людей и природы с одной стороны, многогранная история о человеческих жизнях, несправедливости и обществе в целом – с другой.

На этом спор можно было бы и закончить, но последний аргумент – это отрывок из книги Питера Уайлда «Акира Куросава»[1], который приподнимает завесу над тем, как был придуман сюжет «Семи самураев».

Синобу Хасимото (слева) и Акира Курсоава (справа) в 1960 году

Синобу Хасимото (слева) и Акира Курсоава (справа) в 1960 году

Желая создать то, что известно в Японии как дзидай-гэки (Jidai-Geki) – историческая драма – Куросава начал работать с Хасимото и своими продюсерами Хироши Незу и Соджиро Мотоки над различными возможными идеями, начиная от дня в жизни самурая и заканчивая историей клана Ягю – хранителями одной из величайших японских школ фехтования. Наконец, вдохновленный небольшой статьёй о крестьянах, которые наняли самураев для защиты от бандитов, Куросава удалился в рёкан (традиционная японская гостиница – прим. переводчика книги) в небольшой городок Атами в компании Хасимото и Огуни (главные сценаристы фильма – прим. переводчика книги) в ноябре 1952 года, где началась настоящая работа.

Сидя за длинным столом, в течение 45 дней они работали над сценарием будущего фильма, не принимая посетителей и даже не отвечая на телефонные звонки. Хотя, по-видимому, актёру Тосиро Мифунэ в нескольких случаях удалось нарушить их изоляцию, что привело к появлению персонажа, которого он в конце концов и сыграл – Кикучио. Куросава сказал: «Написание сценария как марафон, идёт шаг за шагом; если вы продолжаете писать, вы в конце концов его закончите». Как и марафон, процесс написания сценария чрезвычайно труден, и Куросава даже на некоторое время попал в больницу из-за истощения. Когда же они наконец закончили, Хасимото признался: «Я не думаю, что когда-либо смогу написать что-нибудь такое же замечательное. С другой стороны, если я написал это и выжил – я могу написать что угодно».

Автор: Залесов Александр

[1] Wild P. Critical Lives: Akira Kurosawa // Reaktion Books. 2014. P. 224.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.