После великолепного открытия XVI балетного фестиваля классического балета имени Аллы Шелест наступила пора «обязательной программы» – трёх балетов с участием солистов ведущих театров страны: «Жизель», «Баядерка» и «Корсар». В первом балете – «Жизель» – на сцену Самарского театра оперы и балеты вышли блистательные артисты Большого театра Нина Капцова в партии Жизели и Руслан Скворцов в роли графа Альберта. Потрясающие линии, взаимодействие с партнёром, удивительная проникновенность образов: всё это наблюдали самарские зрители на протяжение вечера.


«Жизель» – особенный балет, его танцевали все выдающиеся артисты, каждый хотел привнести в исполняемую партию что-то новое, по-другому прочувствовать, пережить за два часа спектакля настоящую драму. Танцевала партию Жизели и Алла Шелест – танцевала, как всегда, иначе, тщательно работая над внутренним рисунком образа. В первом действии, где она представала очаровательной девушкой, увлечённой танцем, происходят основные события – граф Альберт, скрывая своё знатное положение, знакомится с Жизелью, признаётся ей в своих чувствах и клянется в вечной любви, Жизель открывает своё сердце, но узнаёт правду: её возлюбленный является женихом другой девушки, не в силах пережить предательство, Жизель погибает.


Во втором действии события разворачиваются около могильной плиты Жизели, теперь она одна из виллис (душ умерших девушек, не доживших до своей свадьбы). Они сверхъестественные существа, поэтому образ балерины зависит от лёгкости танца, «парения» над сценой. Ночью попавшийся виллисам путник навсегда оказывается в её власти, а на утро его оставляет жизнь. Такая судьба ждёт Альберта, но Жизель борется за его существование, вместе они противостоят чарам. На утро, когда Жизель исчезает перед Альбертом остаётся только воспоминание о прекрасной девушке и сожаление. Так заканчивается история любви, исполненная балериной Ниной Капцовой и премьером Русланом Скворцовым.


После спектакля нам удалось побеседовать с Русланом Скворцовым – по-настоящему любящим Жизель Альбертом, оказавшимся в плену обстоятельств, и задать ему пару вопросов.

Насколько нам известно, вы впервые участвуете в данном фестивале. Скажите, что для вас значит имя балерины Аллы Шелест?

Вопрос интересный… Я лично с ней не был знаком, но могу сказать, что преклоняюсь перед старшим поколением наших артистов, такими как Шелест, Лавровский, Нижинский и другие, потому что в той или иной мере они все являются педагогами, для меня лично. Они родоначальники, с них всё начиналось, они – наша история.

А в городе, в Самаре, вы выступаете впервые?

Нет, знаете, много лет назад, не могу сказать точно, но наверно больше семи, мы приезжали с театром и здесь танцевали. Я не вспомню что именно исполнял тогда, но поездку помню. Познакомиться с городом тогда не удалось, так как выступление проходило в сжатые сроки.

Что вы можете сказать об участии в XVI Фестивале им. Аллы Шелест?

Всегда очень приятно, когда зовут на какие-то мероприятия, особенно фестивали. Ведь интерес фестиваля заключается в возможности зрителя посмотреть за короткий период большое количество разных спектаклей, много различных артистов, увидеть своих «любимчиков» и познакомиться с новыми танцовщиками. Это полезно и для нас – артистов, и для вас – зрителей.

«Интерес фестиваля заключается в возможности зрителя посмотреть за короткий период большое количество разных спектаклей, много различных артистов, увидеть своих «любимчиков» и познакомится с новыми танцовщиками»

Первоначально в составе были заявлены другие исполнители ведущих партий (при опубликовании программы Фестиваля исполнителями партий Альберта и Жизели были заявлены Семён Чудин и Анна Никулина – прим. автора). Повлияло ли это на подготовку спектакля, репетиции с Самарской труппой?

Замена ведущих прошла уже давно и для подготовки была масса времени. На репетиции с самарской труппой это тоже особо не повлияло, потому что мы вчера прилетели, встретились с ними, а сегодня уже станцевали. Как вы знаете, «Жизель» – универсальный балет, хотя в разных театрах есть свои нюансы.

Насчёт нюансов: вы привыкли танцевать редакции, представленные в Большом театре: Владимира Васильева и Юрия Григоровича, в Самаре исполняют свою редакцию…

Васильева, Григоровича мы исполняем у нас в театре, а так, когда мы выезжаем, то танцуем другие редакции. При этом существуют совершенно разные прочтения.

Какие редакции вы больше всего любите?

Мне ближе всего наши редакции, хоть у нас их и две, но, как говорится, телу милее и душе тоже теплее. Не хочу сказать, что другие чем-то плохи, везде свои взгляды у режиссёров, у постановщиков, свои вкусы. Это объясняет массу редакций «Жизели»: вспомните вариант Матс Эка, где даже психбольница была – совершенно современный вариант (в 1982 году Матс Эк показал миру свою парадоксальную трактовку балета: Жизель носила старый свитер и танцевала босяком, от предательства Альберта оказалась в психиатрической лечебнице – прим. автора). Нового придумать нельзя, поэтому эксплуатируют старое.

Как давно вы исполняете свою партию?

Давно. А вот с какого года?.. Где-то начиная с двухтысячных.

Если сравнивать вашего Альберта, когда вы только начали танцевать, и сейчас…

Он совершенно изменился! Я, правда, со стороны не знаю, но, кто видел и периодически ходит на мои спектакли, друзья, знакомые, каждый раз говорят, что мой Альберт постоянно меняется. Хорошо, что хоть не в худшую сторону (смеётся).

«Жизель» – балет с многовековой историей. Скажите, пожалуйста, кто для вас из предыдущих исполнителей партии является неким идеалом? Что вы для себя берёте от этого идеала?

Каждый исполнитель хорош по-своему. Я стараюсь не создавать себе кумиров, не заниматься «плагиаторством», мне интересно смотреть кто как чувствует, однако я стараюсь делать всё так, как сам чувствую. Так и каждый спектакль зависит от многих факторов, от партнерши, с кем ты танцуешь, от дирижера, какие темпы он играет и от внутреннего состояния (хотя мы и стараемся это скрывать), но это всё передаётся. Стараюсь от всего находить что-то хорошее, чтобы зрителю было интересно смотреть за действием, за сюжетом, развитием истории.

«Я стараюсь не создавать себе кумиров, не заниматься «плагиаторством», мне интересно смотреть кто как чувствует, однако я стараюсь делать всё так, как сам чувствую»

В балете «Жизель» какой момент является для вас самым драматичным, сложным в актёрском плане?

Финал. Его каждый Альберт делает по-разному, в этом прелесть этого балета, можно посмотреть разные трактовки. Для меня всегда финал очень важен, это заключение, именно он останется у зрителя в памяти, а не какие-либо моменты в первом акте.

В завершении, скажите, пожалуйста, намерены ли вы в дальнейшем принимать участие в Фестивале имени Аллы Шелест?

Да, я очень надеюсь, мне сказали, что до этого меня звали, а я был занят. Но здесь в основном зависит от работы театре – это главное, от чего мы отталкиваемся, разгадать весь свой репертуар на сезон трудно. Конечно, когда всё заранее, за несколько месяцев, тогда легче все спланировать и подготовить, но в этот раз и спонтанно получилось удачно: я был свободен и смог приехать на фестиваль.

Спасибо большое за интервью!

Автор: Мария Тарасова
Фотограф: Антон Сенько

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.