Автор

Александр Челюканов

Германия никогда не принадлежала к числу стран целостных и единых по своей внутренней структуре. Ещё в период, описываемый в литературе как новая история, отдельные части современной ФРГ были формально независимыми государствами. Каждое из них имело свою культуру, свой диалект немецкого языка и, что немаловажно, собственную, отличную от других, экономическую модель. Впоследствии эта разница стала играть значительную роль в закладывании фундамента региональной дифференциации Германии.

Говоря в терминах новейшей истории, решающую роль в данном процессе сыграло произведённое в 1946 г. разделение Германии на оккупационные зоны с последующим образованием двух новых государств – ГДР и ФРГ. За 41 год своего существования эти страны отдалились друг от друга на достаточное расстояние, из-за чего и возник разрыв в политическом и экономическом развитии. Останавливаясь на втором пункте, стоит подчеркнуть, что различия в экономических системах впоследствии обусловили трудности при воссоединении ФРГ и ГДР.

Согласно данным Deutsche Welle, на вывод экономики бывшей ГДР из затяжного кризиса, а также на преодоление безработицы, возникшей после закрытия нежизнеспособных в условиях рыночной экономики предприятий, было потрачено около 1,3 триллиона марок.[1] Несмотря на это, Западная Германия (далее Запад) по-прежнему опережает Восточную Германию (далее Восток) по многим макроэкономическим показателям, таким, как уровень безработицы, экономический потенциал и среднедушевой доход. Учитывая тот факт, что ФРГ сегодня является одним из наиболее экономически стабильных государств, крайне важно выяснить причины подобного неравенства, которое в будущем может вылиться для страны в серьёзные проблемы, вплоть до потери экономического лидерства в Европе.

Социальная политика Восточных земель

Региональная дифференциация складывается не из одного явления или процесса. По меньшей мере, можно выделить две основные сферы (социальную и экономическую), каждая из которых содержит значительное число критериев. Здравоохранение и образование, социальная поддержка, средний доход – все это образует комплекс различий, как между регионами, так и внутри них самих.

Начать можно было бы с социальных проектов, расходы на которые на Востоке невысоки; на Западе тот же показатель в расчете на 1 жителя выше на 21%.[2] Как следствие, федеральным землям не хватает средств для проведения собственных социальных программ.

Необходимо отметить, что распределение государственных расходов в ФРГ осуществляется исходя из того, какая инстанция (федеральное или земельное правительство) является ответственной за произведённые выплаты. Иными словами, если руководство федеральной земли решает увеличить расходы в той или иной отрасли, оплачивать их оно будет вынуждено из собственного бюджета. Чем богаче регион, тем, соответственно, больше проектов он может реализовать. В качестве примера примера можно рассмотреть Баварию, являющуюся самой обеспеченной в финансовом плане федеральной землёй, и Саксонию – сравнительно бедный регион ФРГ.[3] Разница в количестве получателей материальной поддержки невелика (45241 против 13079 при трёхкратном преобладании населения)[4], однако расходы на социальную политику в Баварии гораздо выше – 2,1 млрд. евро, уже на 2006 г. – недосягаемая для Саксонии величина.[5]

Вследствие финансовых трудностей, Восток, в целом, лоббирует только два проекта: оказание материальной помощи семьям с детьми, а также качественное и количественное улучшение инфраструктуры общеобразовательных учреждений, в которую входят, прежде всего, школы и детские сады.[6] Даже высшее образование часто остаётся без помощи земельных правительств. Иными словами, социальная сфера развита слабо.

 Сравнение экономических показателей

Наиболее ярким примером пропасти, лежащей между Западом и Востоком, является динамика ВНП на душу населения. В 2012 г. на последнем месте среди западных земель с большим отрывом находился Шлезвиг-Гольштейн (27 тыс. евро). И все же только Берлин смог превзойти его по этому показателю, остальные пять земель не дотянули даже до границы в 25 тысяч. Список возглавили Гамбург и Бремен с 52,5 тыс. и 42 тыс. евро соответственно.[7] То же самое было и в 2011 г., когда ВНП на душу населения на Востоке составил 71% от западного.[8] Динамика остаётся неизменной уже несколько лет, из чего можно сделать вывод, что для изменения сложившейся ситуации нужно что-то экстраординарное.

Поскольку Германия относится к числу развитых стран, можно заключить, что на Востоке существуют проблемы в третичном секторе, вследствие чего и наблюдается подобная картина. Однако нельзя сказать, что доля третичного сектора на Востоке является низкой; напротив, она даже чуть выше, чем на Западе. Следовательно, проблема заключается в том, что традиционно Восток делает ставку на малый и средний бизнес. Крупные корпорации не стремятся размещать свои штаб-квартиры в восточных землях, что оказывает отрицательное влияние на экономическое развитие земель. Во-первых, регионы лишаются серьёзного источника налогов. В среднем, по общей сумме собираемых налогов Запад превосходит Восток (включая Берлин) более чем в 7 раз.[9] Во-вторых, отсутствует приток иностранных инвестиций. Следовательно, у восточных компаний мало возможностей для выхода на новые рынки. Получается своеобразный «порочный круг», когда для перехода на глобальный уровень корпорациям требуются инвесторы, которые сосредоточены на работе с компаниями Запада. В-третьих, малый и средний бизнес не в силах проводить эффективную инновационную политику вследствие высоких затрат на её имплементацию.[10]Следовательно, инновационная политика на Востоке целиком и полностью в руках государства.

Наконец, с понятием «крупный бизнес» связан уровень производительности труда. Восток по этому показателю сильно отстаёт, причём на 40%,[11] что ещё раз подчёркивает необходимость создания транснациональных корпораций, которым будет под силу за счёт экономии на масштабе осуществлять технологические преобразования. Опять же, это связано с потребностью во внедрении инноваций, о чем уже было сказано.

Казалось бы, что отсутствие крупного бизнеса должно быть напрямую связано с проблемой высокого уровня безработицы. Но, хотя в целом безработица на Востоке гораздо выше, с каждым годом она все стремительнее снижается, как отмечали эксперты WirtschaftsWoche в феврале 2014 г.[12] После кризиса 2007-2009 уровень безработицы на Востоке упал на 3 процента, в то время как Запад улучшил показатели всего на 0,4 процента.[13] Наиболее высокая безработица наблюдалась в 2013 г. в Берлине и Мекленбурге-Передней Померании (11,7%), однако именно эти земли быстрее всего сокращают количество безработных. Для сравнения: в 2012 вместо 11,7 процентов наблюдались 12,3 и 12,1.[14] Иными словами, в контексте роста занятости на Востоке прогресс заметнее, чем на Западе.

Пока что высокий уровень безработицы обуславливает низкие средние доходы населения, которое готово трудиться за небольшую плату. Статистика говорит о 12-14 тысячах евро в год.[15] Сумма не так велика из-за солидных налогов, которыми она облагается. Всего в 2013 на Востоке налог в пересчёте на население составил 937 евро.[16] Тут образуется второй «порочный круг», так как многие люди, получающие менее тысячи евро, предпочитают встать на биржу труда и получать пособие, нежели работать и зарабатывать немного больше. Учитывая тот факт, что многие восточные земли предоставляют беднейшим слоям населения социальное жилье, а уровень цен невелик, то на Востоке образуется целая каста «профессиональных безработных». Поэтому остаются неясными причины такого улучшения показателей безработицы, хотя можно предположить, что государственная политика по выравниванию уровня занятости принесла свои плоды.

В одной из статей в WirtschaftsWoche[17] основным страхом Германии назвали инфляцию. Это не совсем верно, инфляция – страх Восточной Германии, где из-за низкого уровня доходов она может сильно изменить общий уровень жизни. Инфляция в ФРГ крайне низкая, как и во всех развитых странах ЕС, и именно по этой причине любое колебание её индикаторов воспринимается как серьёзная проблема и опасность для экономической ситуации в стране. Стабильность общего уровня цен – одна из главных задач правительства Германии.

А общий уровень цен, как уже отмечено, на Западе выше. Однако предметы первой необходимости стоят, как правило, одинаково и на Западе, и на Востоке. Наибольшая разница проявляется в отношении коммунальных платежей и недвижимости. Например, статистика цен на рынке недвижимости показывает, что в среднем земля для застройки на Востоке в 3-4 раза дешевле, чем на Западе. Стоимость квадратного метра в 2013 г. на Востоке не превышала 51 евро (Бранденбург), оставаясь в среднем в пределах 30-35 евро, тогда как на Западе — достигала отметки в 155 евро (Бавария), в среднем не выходя за пределы 100-110 евро.[18] В этом плане Восток выглядит гораздо более привлекательно для не очень богатых слоёв населения. А в целом, как уже сказано, Восток не может предложить высоких зарплат, так что его преимущество – в низких ценах.

 Основные итоги

В заключение, стоит сказать, что сегодня Восток развивается наравне с Западом, в чем-то даже превосходя его, но их силы изначально были неравны, а потому Восток продолжает быть в роли догоняющего.

При этом налицо был прогресс, который демонстрировала бывшая ГДР. Рост экономики Востока после воссоединения был сравним с послевоенным подъёмом ФРГ. Его не зря назвали «вторым экономическим чудом».[19] Проблема заключается в том, что «чудо» быстро закончилось, стоило прекратить его интенсивную подпитку в финансовом плане. В приоритете – поиск решений данной проблемы, особенно в преддверии завершения в 2019 г. Второго пакта солидарности, обеспечивающего финансовую поддержку восточных земель за счёт федерального бюджета. Уже звучат предложения по его продлению на третий срок, но это явно не самый лучший выход с точки зрения Запада.

Раскол, наблюдаемый сейчас между Востоком и Западом, сильно напоминает проблему Севера и Юга Евросоюза. Запад со стабильно высоким уровнем жизни и устойчивыми макроэкономическими показателями поддерживает жизнеспособность Востока. Если прекратить это делать, неравенство может достигнуть критической отметки, когда под угрозой окажется само единство Германии, а подобного допускать ни в коем случае нельзя.

Автор: Александр Челюканов

[1] Цена объединения Германии — 1 триллион 300 миллиардов евро // Deutsche Welle, 16.09.2010

[2] Statistische Ämter des Bundes und der Länder // Regionaldatenbank

[3] Wo das Armutsrisiko in Deutschland am größten ist // Focus Online, 13.09.2012

[4] Statistische Ämter des Bundes und der Länder 

[5] Бавария: особенности экономики Свободного государства // «Бюджет», №11, 2006

[6] Dem Osten geht´s so gut wie nie seit der Wende // Handelsblatt, 17.11.2013

[7] Statistische Ämter des Bundes und der Länder 

[8] Dem Osten geht´s so gut wie nie seit der Wende

[9] Statistische Ämter des Bundes und der Länder

[10] Ютта Гюнтер. Доклад «Структурные изменения и становление инновационной системы в Восточной Германии»

[11] Ютта Гюнтер. Доклад «Структурные изменения и становление инновационной системы в Восточной Германии»

[12] Der Osten hängt den Westen ab // WirtschaftsWoche, 12.02.2014

[13] Statistische Ämter des Bundes und der Länder

[14] Statistische Ämter des Bundes und der Länder

[15] Statistische Ämter des Bundes und der Länder

[16] Wirtschaftskraft im Osten 30 Prozent unter Westniveau // Die Welt

[17] Angst vor dem Inflation // WirtschaftsWoche, 22.05.2012

[18] Statistische Ämter des Bundes und der Länder

[19] Aufbau Ost war zweites deutsches Wirtschaftswunder

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.