Автор

Алёна Геращенко

В 2013 году Комитет Министров Совета Европы одобрил Протокол №15 к Конвенции. В июне того же года Протокол был открыт для подписания. Условием его вступления в силу является ратификация документа всеми странами-участниками. В случае абсолютной ратификации Протокол вступает в силу через 3 месяца после издания последней ратификационной грамоты.

Сравнительно небольшой документ содержит изменения, затрагивающие большей частью процедурные вопросы.

Нововведения включают в себя:

-сокращение срока подачи иска в Европейский суд по правам человека (далее — ЕСПЧ) с 6-ти до 4-х месяцев;

-введение возрастного ценза для кандидатов на пост Судьи ЕСПЧ — не старше 65 лет;

-внесение в преамбулу Конвенции положения о принципе субсидиарности, по которому государства-участники несут основную ответственность за соблюдение прав и свобод человека, гарантированных ЕКПЧ,

-позволение Палатам уступать свою юрисдикцию Большой Палате без учета возражений сторон разбирательства;

-упрощение нового критерия приемлемости жалоб, по которому индивидуальная жалоба признаётся ЕСПЧ неприемлемой, если её заявитель не понес значительного ущерба.

Немаловажным также является дополнение преамбулы Конвенции абзацем, который гласит следующее: «…Высшие Договаривающиеся Стороны, в соответствии с принципом субсидиарности, в первую очередь ответственны за охрану прав и свобод человека, закреплённых в Конвенции и Протоколах к ней и, осуществляя данную охрану, они руководствуются свободой усмотрения, оставляя за Европейским Судом по правам человека надзорную функцию, предусмотренную Конвенцией». Закрепление свободы усмотрения или по-английски «margin of appreciation» в качестве одного из основополагающих принципов ЕКПЧ представляет собой большой шаг в развитии Европейского правосудия, о чём мы предлагаем поговорить в следующей статье.

История написания Протокола №15

В Мнении Суда о черновой версии Протокола №15, изданном по запросу Комитета министров от 17 января 2013 г., отмечается, что идея составления Протокола появилась во время проведения Брайтонской конференции. Три из пяти поправок были предложены непосредственно Судом и затрагивали установление возрастного ценза для кандидатов в Судьи (65 лет) (Суд предложил дополнить §2 статью 23 Конвенции), устранение права вето сторон разбирательства, к которому они могли прибегнуть в случае нежелания передавать дело на рассмотрение в Большую Палату (изменения вносятся в статью 30 ЕКПЧ), а также сокращение сроков подачи иска с 6-ти месяцев до 4-х (§1 статьи 35).

При написании чернового варианта Протокола больше всего споров возникло из-за положения о закрепления в Преамбуле свободы усмотрения. 

Условие о свободе усмотрения предполагает стать завершающей частью Преамбулы Европейской конвенции о правах человека. Ещё в ноябре 2012 г. Суд направил условие в том же самом изложении, в котором оно представлено нам сегодня, в Руководящий комитет по правам человека (РКПЧ). Основная функция последнего заключается в установлении стандартов, принимаемых всеми 47-ю государствами-участниками Конвенции с целью развития и распространения концепции прав человека в Европе и повышения эффективности контрольного механизма, созданного в соответствии с ЕКПЧ1. Направляя условие в данный орган, Суд выразил беспокойство относительно его изложения, поскольку находил его незавершённым. Непроработанность поправки может породить сомнения в смысле, который изначально планировалось в неё вложить. Также она же может стать причиной слишком волюнтаристского истолкования положения и как следствие внесения непонимания и дисгармонии в отношения между государствами-участниками Конвенции и Судом, что может выразиться в последующем затруднении исполнении решений последнего. 

Несмотря на высказанные опасения, текст поправки изменён не был, но в Пояснительном докладе к Протоколу №15 отмечено, что доктрина свободы усмотрения была выработана Судом на протяжении его многолетней практики2. В связи с этим государство, чтобы избежать возможного нарушения прав человека, должно обращаться к ранним делам ЕСПЧ, в которых предполагалось, что «margin of appreciation» действительно имела место. Более тщательно суть намерений разработчика поправки может быть отслежена благодаря §12b с учётом §10, §11 и §12а Брайтонской Декларации3. Суд подчеркивает, что у стран-участниц Конвенции не было какой-либо общей интенции изменить содержание документа или системы международного коллективного исполнения его положений. Для интерпретации текста поправки Суд советует обращаться к его Объяснительному докладу, к контексту её написания, а также к Объяснительному докладу к Протоколу №14 и Интерлакенскому Плану действий (см. дело Королёв против России, no. 25551/05, ECHR 2010). К travaux préparatoires Суд предлагает относить и доклад заседания РКПЧ.

Как будет применяться доктрина «margin of appreciation» в дальнейшем?

Замечая, что политические воззрения отчасти все-таки оказывают влияние на правовые позиции суда, можно думать, что «margin of appreciation» является «лазейкой» для субъективизма. Однако в то же время она позволяет учитывать специфику каждого государства и вершить правосудие в зависимости от ситуации, культурных, этических особенностей. Вероятно, в ходе последующей судебной практики ЕСПЧ сформирует тест на определение пределов свободного усмотрения, который позволит судьям подходить к рассмотрению дел с большей долей объективности. На сегодняшний день Суд разработал лишь критерии соблюдения доктрины, к которым относятся законность действий государства и их необходимость для демократического общества.

Автор: Алёна Геращенко

1Steering Committee for Human Rights (CDDH) // http://www.coe.int/t/dghl/standardsetting/cddh/

2Пояснительный доклад к Протоколу №15 // http://www.echr.coe.int/Documents/Protocol_15_explanatory_report_ENG.pdf

3Брайтонская Декларация 2012 // http://www.echr.coe.int/Documents/2012_Brighton_FinalDeclaration_ENG.pdf

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.