В настоящее время Европейский Союз и Соединенные Штаты Америки имеют наиболее интегрированные экономические отношения в мире[1]. Они представляют собой крупнейших игроков и торговых партнеров на международной арене. Их общая доля в мировом ВВП составляла около 45% на 2012 год, в торговле товаров и услуг – 20%[2]. Последним важнейшим этапом углубления сотрудничества между ЕС и США в рамках Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (ТТИП) стало создание Рабочей группы высокого уровня по рабочим местам и росту в 2011 году, в результате работы которой была выдвинута инициатива по переходу к зоне свободной торговли между партнерами путём подписания соответствующего соглашения. Данный документ содержит широкий круг положений по взаимной торговле и инвестициям, включая вопросы их регулирования[3]. В свою очередь, оживление интеграционных трансатлантических процессов связано, во-первых, со сложностью достижения консенсуса в многосторонних переговорах и, как следствие, большей привлекательностью двустороннего сотрудничества; во-вторых, с конкуренцией торговых соглашений и нежеланием производителей быть вытесненными с рынков экспорта в результате заключения таких соглашений между партнерами; наконец, в-третьих, с попытками ЕС и США сохранить лидерство на международной арене (в 2011 году торговля товарами ЕС, включая внутрирегиональные торговые потоки, и США составляла 43% от мирового показателя, тогда как на долю стран АСЕАН+6 приходилось лишь 27%. Однако если исключить торговлю стран ЕС между собой, ситуация изменится: 28% мировой торговли товаров ЕС и США в сравнении с 34% стран АСЕАН+6)[4].

Встает вопрос о потенциальных экономических последствиях заключения соглашения о создании зоны свободной торговли между ЕС и США и общей выгодности выдвинутой инициативы.

Чтобы оценить возможные выигрыши от заключения данного Соглашения, международными исследователями было проведено несколько параллельных анализов. Основные из них были подготовлены такими организациями, как Ecorys (2009), CEPR (2013), CEPII (2013), Bertelsmann/ifo (2013).

Три исследования из четырёх (Ecorys (2009), CEPR (2013), CEPII (2013)) построены на модели общего равновесия и следуют одной процедуре. Предпосылки: полная занятость факторов производства, включая труд; ценовое равновесие на рынке; сбалансированный государственный бюджет. Исследование же Bertelsmann/ifo основано на качественно другом подходе – гравитационной модели. Предпосылки: изучение всех стран, для которых доступны данные по двусторонней торговле; отсутствие региональной агрегации; наличие в экономике фрикционной безработицы.

Исследования сочетают в себе эконометрический и основанный на имитации экономических эффектов от заключения Соглашения о свободной торговле методы.  Они моделируют различные сценарии, сравнивая изменения в политике с базовым состоянием в экономике.  Основные черты позволяют сопоставить результаты с учётом изменений реального ВВП, торговых потоков и распределения между секторами в двух рассматриваемых экономических зонах. Кроме того, последствия Соглашения могут быть обобщены для реальной заработной платы и уровня занятости в экономике.

В инфографике приведены основные предпосылки проведенного анализа экономических последствий заключения Соглашения между ЕС и США в рамках ТТИП и его основные результаты.

 

Торговые потоки

Наиболее очевидное влияние ТТИП будет иметь на торговые потоки ЕС и США. В среднем двусторонний экспорт ЕС и США предположительно увеличится на 80%. В докладе CEPR данный показатель значительно ниже – 36,6% для США и 28% для ЕС[5]. Похожая тенденция влияния наблюдается и на валовый объем экспорта стран-партнеров: наибольший оцениваемый прирост данного показателя составляет 10% и 7,6% США и ЕС соответственно (CEPII)[6].

Однако общее положительное влияние ТТИП на валовый экспорт скрывает серьёзные последствия, связанные с эффектом «замещения торговли», который выражается в переориентации с импорта из стран, не участвующих в соглашении, на импорт более дорогостоящих товаров из стран-участниц соглашения. В частности, внутрирегиональная торговля ЕС пострадает сильнее в связи с более дешёвым импортом из США и остального мира. Исследование CEPR показывает, что увеличение европейского экспорта ограничится 2,3% ростом в сравнении с 7,6%, не включая внутрирегиональную торговлю ЕС, так как она имеет значительный вес в общей торговле ЕС. Тем не менее, будет обеспечен положительный рост экспорта ЕС в США и остальной мир (187 млрд. евро и 33 млрд. евро соответственно)[7].

Коротко об импорте. Согласно анализируемым международным отчетам, валовый импорт ЕС и США так же вырастет, но в меньшей степени. Например, CEPR дает такие прогнозы по росту валового импорта: 4,74% и 5,11% для США и ЕС соответственно. С другой стороны, подсчеты на основе BMWT/ifo говорят о потенциальном снижении импорта ЕС из остального мира на 4,0% (53 млрд. долларов) и его увеличении на 87,3% из США (217 млрд. долларов)[8].

ВВП

Экономическая эффективность заключения соглашения между ЕС и США в терминах реального ВВП ограничена по сравнению с изменениями в торговле. Общий эффект ТТИП в рамках исследований позитивный и варьируется от 0,13% до 4,82% для экономики США и от 0,32% до 1,31% для ЕС. Следует помнить, эти цифры представляют собой годовой прирост ВВП в процентах от установленного на конец прогнозного периода уровня ВВП.

Абсолютные показатели роста ВВП за счёт ТТИП зависят от предпосылок каждого из сценариев. Так, даже в главных из них, которые предполагают значительное сокращение нетарифных барьеров, относительный эффект на ВВП ограничен.

В условиях глобальной экономической и торговой системы, необходимо учитывать тот факт, что изменение условий торгового сотрудничества между партнёрами повлияет и на третьи страны. По данному вопросу прогнозы сильно различаются. По подсчётам на основе BMWT/ifo большинство стран с низким уровнем дохода пострадают от ТТИП. В частности, страны, имеющие тесные экономические связи с ЕС и США, такие как Канада, Мексика, Норвегия, Россия, столкнутся с падением реального ВВП. При этом первоначальные негативные последствия ТТИП должны подтолкнуть третьи страны адаптировать свои меры регулирования торговли к принятым стандартам в рамках ТТИП, чтобы влиться в двустороннюю и многостороннюю систему и вынести выгоду из свободной торговли[9].  Наоборот, CEPR ожидает положительного влияния ТТИП на остальной мир за счёт сопутствующего эффекта либерализации торговой системы, что в стоимостном выражении составит 100 млрд. евро (0,14%) мирового ВВП[10].

Отраслевые эффекты

Отраслевой анализ, проведенный Ecorys (2009), обозначил три ключевых аспекта. Во-первых, все отрасли экономик ЕС и США вносят позитивный вклад в национальный доход, несмотря на то, что в некоторых из них выпуск падает. Во-вторых, общий выигрыш от выравнивания нетарифных мер во всех экономических секторах в 4 раза больше суммы отраслевых выигрышей от ТТИП. В-третьих, даже если выпуск и уровень занятости в отдельном секторе может снижаться, его вклад в национальный доход останется положительным[11].

Соответствующие выводы справедливы и для анализа CEPR (2013). Как ожидается, изменения в отраслевом выпуске отобразят последствия возросшей в связи с ТТИП двусторонней конкуренцией: конкурентоспособные сектора одной экономики выиграют от ТТИП и увеличат торговлю и выпуск, тогда как для страны-партнера последствия будут противоположными. Например, выпуск автомобилей в ЕС вырастет на 1,54% при амбициозном сценарии, в то время как в США упадёт на 2,78%. В целом, объёмы мировой и двусторонней торговли в данном секторе увеличатся по обеим сторонам Атлантики с ростом в 87% и 346% увеличением экспорта ЕС и США в страну-партнера. Обратная ситуация в отрасли по производству металла и металлических изделий, а также авиационной техники (падение выпуска в ЕС и рост в США)[12]

Реальная заработная плата и занятость

Эффекты заработной платы схожи с изменениями ВВП и следуют той же логике: сокращение издержек за счёт более низких цен на компоненты увеличивает среднюю производительность, что приводит к большим выплатам наемным работникам. CERP и Ecorys разграничивают в своем анализе квалифицированный и неквалифицированный труд. Для первой категории ожидается рост оплаты труда на 0,34-0.5%, для второй – на 0,36-0.51%. Однако оба исследования предполагают фиксированное предложение труда в долгосрочном периоде, а это означает, что уровень безработицы не попадает под влияние Соглашения.

Если говорить об отраслевом распределении труда в экономике, будет наблюдаться «перетекание» рабочей силы из менее конкурентоспособных (импортирующих) секторов в более конкурентоспособные (экспортирующие).

Исследования, основанные на BMWT/ifo, базируются на другом подходе к анализу рынка труда. Согласно полученным результатам, ожидается рост заработной платы и позитивный эффект на занятость для ЕС и США. В целом, безработица должна сократиться на 193 тыс. человек (124 тыс. в ЕС и 69 тыс. в США) в странах-партнерах. Эти результаты показывают перераспределение рабочих мест между и внутри секторов экономики в связи с повышенной производительностью. Стоит отметить, что третьи страны из-за эффекта «замещения торговли» понесут потери в виде 165 тыс. рабочих мест.

В общем, все исследования положительно оценивают изменения на рынке труда в связи с ТТИП. Однако процесс адаптации рынка к меняющимся условиям связан с проблемой безработицы в краткосрочном периоде.

На сегодняшний день большинство исследований подтверждает значительную экономическую выгоду ТТИП как для ЕС и США, так и для остального мира. Но можно видеть, что по прошествии 9 раундов переговоров возникают конфликты национальных интересов, затрагивающие, главным образом, неэкономическую сторону вопроса.

 

Автор: Дарья Бобух

Источник фото: http://nnm.me/

[1] European Commission, United States // http://ec.europa.eu/trade/policy/countries-and-regions/countries/united-states/.

[2] European Union trade in the World // http://trade.ec.europa.eu/doclib/docs/2006/september/...

[3] Final Report High Level Working Group on Jobs and Growth // https://ustr.gov/sites/default/files/02132013 FINAL H…

[4] CEPII Policy Brief, Transatlantic Trade: whither partnership, which economic consequences? // http://www.cepii.fr/PDF_PUB/pb/2013/pb2013-01.pdf.

[5] CEPR Transatlantic Trade and Investment Partnership, Economic Analysis Explained // http://trade.ec.europa.eu/doclib/docs/2013/september/tradoc_151787.pdf.  

 [6] CEPII Policy Brief, Transatlantic Trade: whither partnership, which economic consequences? // http://www.cepii.fr/PDF_PUB/pb/2013/pb2013-01.pdf.

[7] CEPR Transatlantic Trade and Investment Partnership, Economic Analysis Explained // http://trade.ec.europa.eu/doclib/docs/2013/september/tradoc_151787.pdf. P. 10, 55.

[8] Transatlantic Trade and Investment Partnership (TTIP). Who benefits from a free trade deal? // http://www.bfna.org/sites/default/files/TTIP-GED%20study%2017June%202013.pdf.

[9] Ibid. P. 29.

[10] CEPR Transatlantic Trade and Investment Partnership, Economic Analysis Explained // http://trade.ec.europa.eu/doclib/docs/2013/september/tradoc_151787.pdf P. 10-11.

[11] Ecorys, Non-Tariff Measures in EU-US Trade and Investment – An Economic Analysis // http://trade.ec.europa.eu/doclib/docs/2009/december/tradoc_145613.pdf P. 63.  

[12] CEPR Transatlantic Trade and Investment Partnership, Economic Analysis Explained // http://trade.ec.europa.eu/doclib/docs/2013/september/tradoc_151787.pdf P. 60-61.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.