Среди композиторов, оставивших миру блестящее наследие классической музыки, Иоганн Хризостом Вольфганг Теофил Моцарт (полное имя гения) и Людвиг ван Бетховен занимают особое место в сердцах почитателей прекрасного. Они творили в разнообразных музыкальных жанрах, привносили новое в музыку, создавали эпоху. Однако мало кто знает, что некоторые произведения прославленных композиторов, не уступающие по своему драматизму и музыкальному наполнению наиболее известным сочинениям, незаслуженно забыты. К таким творениям относятся опера Моцарта «Идоменей» в редакции Р. Штрауса и опера Бетховена «Леонора».

Сложившуюся историческую несправедливость решили исправить в Московском государственном академическом Камерном музыкальном театре имени Б.А. Покровского. Расположенный в историческом здании в самом центре Москвы, недалеко от стен Кремля, Камерный музыкальный театр стал пристанищем для этих шедевров. Две оперы не только являются украшением репертуара театра, но и единственной возможностью вживую оценить «Идоменея» и «Леонору», оба сочинения впервые (!) звучат на российской сцене, хотя были написаны пару веков назад. При особой внимательности, можно заметить, что последний факт оказывается не единственным связующим элементом двух опер, и представляется необходимым подробнее рассмотреть как сходные моменты в судьбе и музыкальной ткани сочинений, так и имеющиеся различия.

«Оба сочинения впервые звучат на российской сцене, хотя были написаны пару веков назад»

Всякий, кто знаком с духом музыки Моцарта и Бетховена, без раздумий скажет, что это две музыкальные противоположности. Противоположностями композиторы были и в жизни. Их встреча была довольно короткой, когда Людвиг ван Бетховен ещё молодым человеком, в шестнадцатилетнем возрасте, предстал перед снискавшим славу Вольфгангом Амадеем Моцартом. Несмотря на то, что Моцарту понравились импровизации юного музыканта, дальнейшего общения не сложилось. Этому факту можно найти несколько объяснений. Сходные по природному дарованию, композиторы имели различный склад мыслей, отличался характер, а отсюда и расхождения в музыкальном прочтении произведений. Однако в представленных операх несходство сглаживается.

«Сходные по природному дарованию, композиторы имели различный склад мыслей, отличался характер, а отсюда и расхождения в музыкальном прочтении произведений»

Каждый композитор, когда достигает творческой зрелости хочет испытать себя при написании вершины драматического музыкального жанра – оперы. Так и Людвиг ван Бетховен тщательным образом подбирал сюжет для своей первой оперы (в последствии оказавшегося единственной в этом жанре), сам композитор писал, что «не мог бы написать таких опер как Дон-Жуан и Фигаро (одни из самых известных опер Моцарта – прим. автора), я чувствую к ним отвращение», – акцент делался на комичности действия, оба приведенных примера относятся к опере-буффа (с итал. «шуточная опера»), а это вступало в противоречие с мировоззрениями композитора. Сжигавшие, начиная с времён Великой Французской революции, жажда свободы и равенства предопределили содержание оперы. Французское либретто Бульи: «Леонора или супружеская любовь в Испании» переделал на немецкий язык Иосиф Зонлейтнер.

Для Моцарта «Идоменей» не был первым опытом при освоении этого рода музыки, однако для самого композитора она являлась настоящим «первопроходцем». Опера стала первым результатом внутреннего перерождения гения, в которой он проявил себя как мастер оркестровки и превосходный мелодист (мотивы, использованные в опере нередко встречаются в более поздних сочинениях). Своих первенцев ценили оба композитора, Моцарт всегда с особым трепетом относился к этой «музыкальной драме», Бетховен с присущим ему темпераментом отстаивал буквально каждый такт, каждую ноту «Леоноры», но был вынужден отступить и написать ещё две редакции (наиболее известна третья под названием «Фиделио»).

Схожи и основные темы, затронутые в операх: любовь и политика. У Моцарта в основе – миф о критском царе Идоменее, участнике Троянской войны. В самой истории не было любовной линии, она была специально добавлена в сюжет, именно любовь к сыну Идоменея – Идаманту заставляет Илию – дочь троянского царя Приама, погибшего от рук врага, забыть о ненависти и жажде мести. Политика становится не в силах разрушить настоящие чувства. Любовь побеждает и кару Богов. По сюжету за своё спасение Идоменей должен отдать в жертву богу Посейдону первого человека, которого встретит, им оказывает родной сын, но самоотверженность Илии спасает возлюбленного.

«Схожи и основные темы, затронутые в операх: любовь и политика»

Отстаивание и защита самого дорогого – жизни любимого человека, которой не может помешать никакая политика, является основной темой и Бетховенской оперы. Леонора совершает подвиг, переодевается в мужской костюм и под именем Фиделио пробирается в темницу для политических заключенных, где долгое время томится её супруг – Флорестан.

Определенная схожесть заметна и в нотном материале. Увертюры обоих опер, впитывая в себя динамику Бетховенских произведений и меланхолию Моцарта, соединяют идеи политические и воинственные с нежными и грациозными. Объединяет оперы и техническая сложность. Отец говорил Моцарту: «Я знаю твой стиль: он требует от музыкантов самого тщательного внимания, а это не шутка для оркестра – быть на стороже в течение трех часов…» «Я тебе советую, работая, не думать только о знатоках: их бывает десять на сто невежд…».  Эти слова можно отнести и к музыке Бетховена. Новаторство этих сочинений в технической трудности как для солистов, так и для оркестра. Однако коллектив театра имени Покровского с легкостью справился с поставленными перед ними задачами.

Гении по-разному подошли к вокальному наполнению произведений. За исключением одного дуэта, одного трио и квартета, все остальные номера оперы Моцарта состоят из арий, простых речитативов и инструментованных хоров и маршей. У Бетховена, напротив, преобладают квартеты, трио и дуэты, а арии только у основных персонажей, значительную роль играют хоровые моменты. Кульминация в «Леоноре» – заключительный хор пленных, освободившихся от тяжёлых и невыносимых тюремных оков, а наивысшая точка развития в «Идоменее» – Ария Илии, переходящая в дуэт с Идамантом.

Сравнивая оперные творения Моцарта и Бетховена, современники приходили к противоположным выводам. Берлинская газета от 26 декабря 1804 года писала насчёт «Леоноры»: «Мелодии не отличаются тем верным, неотразимым выражением страсти, которое так всецело поглощает нас в произведениях Моцарта». Михаил Иванович Глинка напротив многим признавался, что ««Фиделио» я не променяю на все оперы Моцарта вместе!».

Однако любовь к операм Моцарта, опере Бетховена не помешала этим сочинениям долгое время пылится на библиотечных полках. Изредка они вновь восставали из небытия. Удивительно, но и здесь можно обнаружить пересечение в судьбе «Леоноры» и «Идоменея»: пересечением предстает имя известного немецкого композитора Рихарда Штрауса. Штраус осуществил новую редакцию «Идоменея», включив собственные музыкальные моменты (выбивающиеся по оркестровому составу и гармонии из общей канвы) и переместив акценты на политическую составляющую оперы. Так, жрица Исмена, рассматриваемая раннее исключительно как соперница Илии, теперь скорее защитница чистоты греческой расы, нежелающей допустить фригийку Илию и чувствовавшей по отношению к ней ненависть не из-за сердечных переживаний, а по нечистоте крови Илии. В арии, которую можно назвать одним из самых удачных моментов в постановке Камерного театра, Исмена похожа больше на Пизарро – воплощение тирании из оперы Бетховена (более по образу походившего на Геббельса). Свою лепту внёс Штраус и в судьбу «Леоноры», однако здесь его влияние ограничилось исполнением первоначальной версии оперы к столетию с момента написания.

После Штрауса оперы редко исполнялись, в России же не претворялись никогда. Театр имени Покровского стал первооткрывателем и в своём прочтении сделал акцент на первоисточниках оперы, дополнив подлинный музыкальный текст неожиданными сценическими решениями. Попадая в зал театра, зритель с первых минут оказывается вовлеченным в происходящее действие, оно как бы окружает, развивается вокруг и над сидящими слушателями. Минимум декораций, которыми становятся даже двери в зрительный зал, сполна компенсируется актёрской игрой исполнителей, что создаёт великолепный эффект. Подобное погружение в забытые шедевры делает эти постановки по-настоящему уникальными и неповторимыми.

Автор: Мария Тарасова

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.