В журналистской мастерской Press Club Belarus состоялась открытая лекция Ильи Азара, специального корреспондента «Новой газеты» и победителя международного конкурса Belarus in Focus 2016.  THE WALL продолжает свой образовательный цикл: в рамках воркшопа Азар объяснил, почему не стоит поступать на журфак, по каким причинам Навальный отказывается давать ему интервью, и как обстоят дела с журналистскими расследованиями в России.

Как зародилась идея сделать репортаж о Беларуси

На тот момент тема чеченцев-беженцев на брестском вокзале не была новостью. Эта история стала известна еще прошлым летом, когда чеченцы стали скапливаться на вокзале, устроив там что-то вроде собрания-митинга, на котором они жаловались на жизнь. Дождь, BBC и белорусские СМИ нормально освещали эти события, но проблема была в том, что чеченцы, в силу строгого режима на родине, совершенно не были готовы разговаривать о происходящем в Чечне и о том, почему они оттуда уехали. Опубликованные ранее репортажи, скорее, описывали происходящее, но монологов и информации от людей практически не было. Меня в первую очередь заинтересовала причина бегства из Чечни, поэтому материал, скорее, о России, чем о Беларуси. После выхода репортажа проблема более-менее решилась: нет такого скопления людей, они живут не на вокзале, а снимают квартиры и комнаты.

«Все устаканилось, хотя количество бегущих чеченцев из России достаточно удивительное».

Диана Шурыгина и Украина

Белорусские темы в России не заходят: их не кликают. Это нормально, когда людям интересно то, что происходит в их стране. Так и должно быть, но, к сожалению, у нас с госпропагандой навязываются проблемы Украины: они обсуждаются круглосуточно на всех шоу, а внутренние проблемы России практически не затрагиваются, кроме Дианы Шурыгиной и того, что с ней произошло.

О журналистике

Журналист – профессия очень простая: научиться писать и задавать вопросы невозможно. Чтобы сделать интервью, достаточно составить список хороших вопросов и задать их. С текстом то же самое: надо приехать куда-нибудь, спросить правильных спикеров и потом на этой основе сделать текст.

«В любой редакции в России учеба на журфаке – это минус при устройстве на работу».

Например, в Lenta.ru изначально не брали людей с опытом, потому что их сложно заставить писать так, как требует редакция, по тому формату, который принят.

Почему так много героев не хотят давать интервью

Журналисты сталкиваются с этим неоднократно, это бывает сплошь и рядом. Не совсем понятно, как с этим бороться: сегодня ты можешь написать плохую заметку, завтра хорошую, а уж если тебе дали интервью – ты с этим ничего не сделаешь. С Надеждой Савченко была отдельная история: я сам виноват во многом. Шла речь о письменном интервью, которое бы передали адвокаты в тюрьму. Я передал список вопросов, который не подумал сопроводить каким-то объяснением: что это за бумажка, что за вопросы и от кого. Этим была вызвана ее негативная реакция: она сочла это проявлением снобизма и пренебрежением. Недавно я ездил в Украину и писал текст про Савченко, мы встретились, поговорили; по-моему, она забыла про это письмо, а я ему никогда большого внимания не уделял. И вообще, это нормальный ответ женщины, которая находится в тяжелых жизненных условиях, какому-то неизвестному непонятному типу, который прислал ей вопросы и кинул в лицо. И в этом смысле я ее понимаю и вообще ей симпатизирую.

«Йоу, чуваки!»

Уже три года мне не дает интервью Алексей Навальный. Я перестал переживать по этому поводу, хотя вначале это немножко расстраивало. Когда он баллотировался в мэры, у нас на Lenta.ru вышли интервью со всеми кандидатами, кроме Навального и Собянина, причем Собянин вышел уже после выборов. Единственный, кто отказался вообще, – Навальный. На следующий день после отказа интервью с ним вышло на сайте rap.ru, где беседа начиналась фразой «Йоу, чуваки!». Это правильный ход для политиков.

С Навальным мы стали общаться, но от интервью он по-прежнему отказывается по достаточно глупым объяснениям:

«Слушай, у тебя во всех интервью респонденты выглядят идиотами, и это хорошо, когда это единороссы, а когда я буду – так не хочу».

Я думаю, что это на самом деле несерьезно: просто Навальный не хочет давать интервью человеку, который не будет обходить острые углы, а поскольку это не видео, мне кажется, он опасается того, что будет на выходе. В принципе, к нему я тоже претензий не имею.

О текстах

Резать меня надо побольше, честно говоря. В «Медузе» резали много – возникали конфликты. В «Новой газете» пока не режут, но думаю, что это продлится очень недолго, потому что последний материал я сделал на 92 тысячи знаков. Это очень много, но когда ты их уже сделал, нет сил самому сокращать. Ты понимаешь, что в лучшем случае, нужно сделать хотя бы 50 тысяч, а вообще, по-хорошему, все 30 тысяч, но это же нужно сокращать 60 тысяч – и это просто нереально. Поэтому лучше отдать это редактору, и пусть он сам разбирается.

Игра на опережение

В нашей стране и в наших масштабах заниматься журналистскими расследованиями грустно, потому что это ни к чему не приводит. Если ты делаешь это в Европе или в Америке, то это идет дальше, а у нас так не происходит. Поэтому у нас это довольно бессмысленное занятие, но все равно достойное.

Я не очень люблю смотреть видеорепортажи и вообще видео, но последнее «Он вам не Димон» про Медведева – очень клевое. Это расследование я досмотрел до конца – оно очень грамотно сделано, видео делалось очень долго: графика и картинки сделаны идеально за счет долгой работы. Расследования в «Медузе» и в «Новой газете» делаются долго, и теоретически можно делать то же самое. Я думаю, что Медуза, скорее всего, к этому придет, потому что они уже экспериментируют – вероятно, они попробуют совместить расследование Голунова (прим. Иван Голунов – спецкор «Медузы») с видео, и это будет интересно.

«Почему так получилось, что Навальный не профессионал, а опережает медиа?»

Не все медиа об этом думают, а у Навального все-таки политические мотивы: его команда выжимает максимум из того, что делает, ведь они ищут сторонников и идут к власти. И вообще, они довольно талантливые чуваки. Да и сам Навальный, как к нему ни относись.

Что почитать в России

«Новая газета», «Медуза», «Сноб», «Republic», можно послушать «Эхо Москвы» и посмотреть «Дождь», «Медиазона», «Такие дела» –  да вы сами все знаете. Интернет-газета «Бумага» –  региональное СМИ, поэтому выпадает из фокуса, но когда она делает что-то, что выходит на федеральный формат – это хорошо. В таком случае, можно и «Фонтанку» назвать, и екатеринбургский «Знак», но это мы уже вдаемся в детали.

Автор текста: Анна Никитина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.