Область аддиктологии (от англ. addiction — зависимость) в настоящее время стремительно развивается. Выделяют химические, нехимические и промежуточные аддикции, и если первая и последняя в основном рассматриваются в медицине, то нехимическими аддикциями, а именно случаями, когда объектом зависимости является не вещество[1], занимаются психологи, психиатры и психотерапевты.

Любовная аддикция (её также называют эмоциональной зависимостью или зависимостью в близких межличностных отношениях) относится к виду зависимостей отношений с фиксацией на другом человеке.[2] Любовным аддиктом можно назвать того, кто любой ценой страстно желает вернуть отношения с объектом любви на прежний, доставляющий удовольствие уровень.[3] Конечно же, здоровые межличностные отношения подразумевают некоторую степень зависимости между партнёрами, но только при сохранении индивидуальных границ. Ведь чтобы быть вместе, мужчине и женщине необходимо чувствовать эмоциональное состояние друг друга, соотноситься с образом жизни партнёра, считаться с характером и так далее.[4]

“Любовным аддиктом можно назвать того, кто любой ценой страстно желает вернуть отношения с объектом любви на прежний, доставляющий удовольствие, уровень”

С точки зрения экзистенциального анализа, главными следствиями любой аддикции являются потеря свободы и аперсональное поведение, что сопровождается отчуждением себя и неспособностью к аутентичности в отношениях.[5] У аддикта происходит нарушение его личностных границ, он не знает, где заканчивается его «Я», а также стремится полностью слиться с объектом влюблённости. Примером является такая фраза, как: «Без партнёра я не смогу самостоятельно стоять на ногах»[6]

Согласно антропологической модели личности Виктора Франклачеловек – единство трёх различных уровней бытия: телесного (соматического), душевного (психического) и духовного (Person). На духовном уровне находятся такие человеческие качества, как смысл, ответственность, свобода[7], полное раскрытие этого измерения позволяет личности достигнуть экзистенции.[8] Под экзистенцией понимается «наполненная смыслом, воплощаемая свободно и ответственно жизнь в создаваемом самим человеком мире, с которым он находится в отношениях взаимовлияния/взаимодействия и противоборства».[9] Таким образом, любовные аддикты не могут проживать нормальные здоровые отношения (достигать экзистенции), так как у них блокирован уровень Person.  Наличие этого, третьего, уровня и есть главная отличительная особенность человеческого бытия. В любовной зависимости нет свободы, партнёры не взаимодействуют на эмоциональном уровне,  их отношения не наполнены  смыслом, а значит – и нет будущего.

“Человек – единство трёх различных уровней бытия: телесного (соматического), душевного (психического) и духовного (Person)”

Но настоящая любовь всегда свободна, она характеризуется наличием внутреннего согласия, а также решением быть в отношениях с конкретным человеком.[10][11] Любая форма аддикции разрушает личность человека[12], а также лишает отношения людей всех перечисленных характеристик. Для более полного понимания сначала рассмотрим общие критерии поведенческих зависимостей с точки зрения фиксации аддикта на конкретном человеке, а затем уже более подробно остановимся на признаках и предпосылках собственно самого феномена.

“Любовь всегда свободна, она характеризуется наличием внутреннего согласия, а также решением быть в отношениях”

Р. Браун выделил следующие критерии нехимических зависимостей[13] (пояснения к каждому критерию основываются на общих свойствах любого вида нехимической аддикции в понимании Р. Брауна, но в контексте конкретного вида  аддикции – любовной):

  • Сверхценность (salience) – отношения с данным человеком становятся смыслом жизни, доминируют в потоке мыслей. Например, если в данный момент времени объекта любви нет рядом, то любовный аддикт будет снова и снова думать о том, как он встречается с ним, постоянно будет разыгрывать эту ситуацию.
  • Эйфория – субъективное чувство «кайфа», которое наступает в результате проведения времени именно с данным человеком.
  • Толерантность – потребность во всё более увеличивающемся взаимодействии с партнёром, чтобы достичь желаемого уровня эйфории вследствие ослабевания прежнего эффекта.
  • Синдромы отмены – это неприятные чувства (изменения в настроении, раздражительность), когда взаимодействие не продолжается или же внезапно прекращено.
  • Конфликт – разногласия между аддиктом и окружающими людьми (межличностный) или рассогласование внутри самой личности (внутриличностный), редукция важной деятельности, направленной на общение, работу или отдых, так как она препятствует запланированным встречам с объектом фиксации.
  • Рецидив (relapse) – тенденция к повторяющимся возвратам к ранним паттернам поведения после длительного отказа от отношений или их контроля (например, человек твёрдо решил выйти из аддиктивных отношений, однако по какой-либо причине через некоторое время снова вступает в отношения с тем же партнёром)

На настоящий момент структурные компоненты именно любовной аддикции не определены, однако существование данного феномена научно подтверждается как данными физиологии, так и данными психологии. Например, в исследовании Артура Арона с участием 10 женщин и 7 мужчин, находящихся в состоянии сильной влюбленности,  с помощью ФМРТ (Функциона́льная магни́тно-резона́нсная томогра́фия) было зафиксировано увеличение уровня кислорода в крови в хвостатом ядре, а также активация правой вентральной области покрышки (часть среднего мозга), когда испытуемые смотрели на фотографии своих возлюбленных. При просмотре фотографий друзей такого эффекта не было обнаружено.[14] В другом исследовании были выявлены сходства любовной зависимости с химическими зависимостями, а именно: чувство эйфории и необузданное желание в присутствии объекта любви или связанных с ним стимулов; в отсутствии объекта любви наблюдалось плохое настроение, ангедония и нарушения сна; пристальное внимание и навязчивые мысли об объекте; неадекватные и проблемные паттерны поведения (в присутствии объекта), ведущие к серьёзным клиническим осложнениям или к дистрессу. Это позволяет отнести любовную аддикцию к клиническим расстройствам.[15]

Автор: Екатерина Файрузова

Источник фото: static.eharmony.com

[1] Marks I. Behavioural (non-chemical) addictions. // Br. J. Addict. 1990. Т. 85. № 11. С. 1389–1394.

[2] Егоров А.Ю. ЛЮБОВНЫЕ АДДИКЦИИ // Вестник психиатрии и психологии Чувашии. 2015. Т. 11. № 2. С. 64–81.

[3] Timmreck T.C. Overcoming the loss of a love: preventing love addiction and promoting positive emotional health // Psychol Rep. 1990. Т. 66. № 2. С. 515–528.

[4] Skvortsova S., Shumskiy V. EXISTENTIAL-PHENOMENOLOGICAL ANALYSIS OF DEPENDENCE IN CLOSE INTERPERSONAL RELATIONSHIPS // 2014. С. 4–13.

[5] Muir B. Congress Existential Therapy – LONDON 2015 ADDICTION AND MEANING 1 // 2015. С. 111–115.

[6] Цит. по: S. Skvortsova, V. Shumskiy, 2014, с.5.

[7] Frankl V.E. Psychotherapy and existentialism: selected papers on logotherapy. , 1968. 242 с.

[8] Лэнгле А. Person. Экзистенциально-аналитическая теория личности. Москва: Генезис, 2009.

[9] Там же

[10] Skvortsova S., Shumskiy V. EXISTENTIAL-PHENOMENOLOGICAL ANALYSIS OF DEPENDENCE IN CLOSE INTERPERSONAL RELATIONSHIPS // 2014. С. 4–13.

[11] Лэнгле А. Экзистенциально-Аналитическое Понимание Эмоциональности : Теория И Практика // 2015. Т. 1. № 17. С. 26–38.

[12] Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. Аддиктология. Настольная книга. Москва: Институт консультирования и системных решений, Общероссийская профессиональная психотерапевтическая лига, 2012. 536 с

[13] Цит. по: M. D. Griffiths, 1997, с.163-164

[14] Aron A. и др. Reward, motivation, and emotion systems associated with early-stage intense romantic love. // J. Neurophysiol. 2005. Т. 94. № 1. С. 327–337.

[15] Reynaud M. и др. Is Love Passion an Addictive Disorder? // Am. J. Drug Alcohol Abuse. 2010. Т. 36. № 5. С. 261–267.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.