[:ru]

Шестого ноября в Государственной галерее на Солянке состоялся показ фильма «Нюрнбергский процесс» знаменитого американского режиссёра Стэнли Крамера. В картине за основу взят имевший место в реальной жизни судебный процесс над нацистскими судьями (был третьим по счёту из двенадцати так называемых «Последующих (Малых) Нюрнбергских процессов»). Показ состоялся в рамках цикла тематических вечеров, организованных Дмитрием Макаровым.

Цикл «Кто виноват?» приурочен к семидесятилетию победы над нацизмом и включает в себя три фильма: «Мнения сторон» Иштвана Сабо, собственно «Нюрнбергский процесс» Крамера и «Музыкальная шкатулка» Коста-Гавраса. Все они объединены общей тематикой, вопросом: кто виноват? Но имеем ли мы вообще право обвинять кого-то (одного человека, группу людей или даже целую страну)? Фильмы заставляют задуматься о действительных причинах, положивших начало беспрецедентной трагедии – не это ли было главной целью организатора всего цикла, культуртрегера и поэта, Дмитрия Макарова? Журнал THE WALL решил побеседовать с ним, чтобы подробнее узнать о цикле. Дмитрий любезно выделил перед показом несколько минут, чтобы ответить на вопросы. Поднявшись на второй этаж, в непосредственно место показа, мы, не стесняясь собравшейся уже публики, начали беседовать.

Организатор цикла тематических вечеров Дмитрий Макаров. Фото: Антон Андриенко

Добрый вечер, Дмитрий. Спасибо, что уделили мне время и давайте начнём. Как получилось, что вы стали кинокритиком?
Сразу поправлю – я не кинокритик. Я не получил специального киноведческого образования, соответственно, я не имею права называться кинокритиком. Более того, я не хочу этим заниматься, мне это неинтересно. Я собираю людей не для того, чтобы говорить о том, как построен кадр или как играют актёры. Я писатель и для меня, в первую очередь, важна история: как она рассказана, для чего! Поэтому все мои мероприятия, связанные с кино, проходят в режиме дискуссии.

Объясните, пожалуйста, что вы имеете в виду? Вы обсуждаете просмотренные картины?
Я, как правило, рассказываю о фильме, об исторических событиях в контексте, имеющем отношение к сюжету. А после просмотра всегда происходит дискуссия. Это важнейшая часть моих проектов. Самый известный из них – показы на «Флаконе»: было уже 166 вечеров, более трёх лет мы собираемся каждый четверг для того, чтобы поговорить об интересных и важных проблемах.

Значит, вам интересно обсуждать с людьми проблемы? А какого рода проблемы кажутся вам наиболее волнующими?
Вообще, если бы была возможность, я бы с удовольствием говорил о многих вещах: это и политика, и социальная несправедливость, феминизм, права сексуальных меньшинств, невозможность реализации своих конституционных прав, а также красота и устройство мира, и вообще всё на свете!

Но ведь вы не просто устраиваете дискуссии, вы также показываете кино. Почему?
Разумеется, если бы была возможность говорить об этих – и не только – проблемах на базе литературы, я бы с удовольствием так и делал. Но, знаете, на протяжении двух-трёх часов, которые у нас есть, гораздо проще посмотреть фильм, чем что-либо прочитать. Тем более, когда произведение достаточно объёмное. А кинематограф – это синтетический жанр, сочетающий в себе элементы литературы, визуального искусства, музыки. И всегда очень интересно «разделить» это и посмотреть из чего создано «прекрасное».

Звучит очень интересно! Но расскажите теперь немного о себе и о том, как вы пришли к идее таких показов.
А вы имеете в виду конкретно этот цикл или вообще?

Начните, пожалуйста, с общего, а потом расскажите про данный цикл.
Что ж, о себе: у меня нет высшего образования – я поучился немного на философском, потом на факультете журналистики, ужасно разочаровался и в том, и в другом, и с тех пор занимаюсь самообразованием. Если мне какая-то тема понравилась – я становлюсь вольнослушателем или нанимаю репетитора. Что касается кино – тут все очень просто: оно имеет, пожалуй, самое сильное эмоциональное вовлечение зрителя в процесс, сильнее даже, чем музыка. И к тому же, кинематограф собирает в себе, как я уже говорил, все остальные виды искусства. Иногда – самое худшее, иногда – самое лучшее, но ведь тем интереснее! Я всегда любил смотреть фильмы не в одиночестве. Когда я ещё жил Петербурге, я собирал у себя в квартире друзей, и мы все вместе смотрели фильмы на видеомагнитофонах, которые тогда были большой редкостью. Я продолжил эту традицию здесь, в Москве, и однажды знакомые предложили мне собрать людей на «Флаконе», чтобы поговорить о кино. Предполагалось, что это будет мероприятие на один-два раза, но вот – уже 166 вечеров (смеется).

Дмитрий Макаров. Фото: Антон Андриенко

А почему вы решили провести этот цикл в галерее на Солянке, а не на «Флаконе», вашей основной площадке?
Прежде всего потому, что я хотел показать сегодняшнюю картину – «Нюрнбергский процесс». С учётом трёхчасовой длительности фильма, а также того, что на «Флаконе» долго собираются, устраиваются, заказывают напитки… В общем, мы начинаем просмотр там только в девять часов, поэтому закончили бы глубоко за полночь, что не представляется возможным. Ко всему прочему, там нет нормального затемнения, чтобы сосредоточиться на экране полностью – всё-таки, это клубный формат. Потому-то я решил провести показ здесь, а затем понял, что нужен цикл фильмов, объединенных одной общей темой.

А что повлияло на ваш выбор темы?
Недавно я посетил РАМТ и увидел там пьесу «Нюрнберг», поставленную по сценарию сегодняшней картины. Я удивился актуальности всего, о чем говорилось в пьесе и она-то как раз напомнила мне о самом фильме. А пересмотрев его, я понял, что просто необходимо привлечь людей на кинопоказ.

Значит, вы считаете, что в наше время актуальны те же проблемы, что и пятьдесят, и семьдесят лет назад?
Я бы сказал, сегодня, как никогда, в обществе есть «больные» темы. Есть элементарная безответственность деятелей культуры, интеллектуальных лидеров государства, которые проявляют удивительную инфантильность и коллаборационизм с властями, тогда как они должны всегда иметь своё мнение по поводу того, что происходит в мире. Это один из мотивов, которые в цикле звучат. Вообще это очень сложный вопрос: когда политические лидеры наций совершают преступления, виноваты ли в этом лидеры интеллектуальные, и виноват ли в этом каждый отдельно взятый человек?

Получается, сегодня мы будем говорить о проблемах?
Да, я бы хотел сегодня не касаться художественных достоинств фильма, а побеседовать именно о нас, о нашем обществе. Может быть, выявить слабые места нашей собственной жизни и почувствовать ответственность за наши действия.

Что ж, это был очень интересный разговор, спасибо ещё раз.
Давайте смотреть кино!

Автор: Даниил Назаров
Фото: Антон Андриенко

[:en]

Шестого ноября в Государственной галерее на Солянке состоялся показ фильма «Нюрнбергский процесс» знаменитого американского режиссёра Стэнли Крамера. В картине за основу взят имевший место в реальной жизни судебный процесс над нацистскими судьями (был третьим по счёту из двенадцати так называемых «Последующих (Малых) Нюрнбергских процессов»). Показ состоялся в рамках цикла тематических вечеров, организованных Дмитрием Макаровым.

Цикл «Кто виноват?» приурочен к семидесятилетию победы над нацизмом и включает в себя три фильма: «Мнения сторон» Иштвана Сабо, собственно «Нюрнбергский процесс» Крамера и «Музыкальная шкатулка» Коста-Гавраса. Все они объединены общей тематикой, вопросом: кто виноват? Но имеем ли мы вообще право обвинять кого-то (одного человека, группу людей или даже целую страну)? Фильмы заставляют задуматься о действительных причинах, положивших начало беспрецедентной трагедии – не это ли было главной целью организатора всего цикла, культуртрегера и поэта, Дмитрия Макарова? Журнал THE WALL решил побеседовать с ним, чтобы подробнее узнать о цикле. Дмитрий любезно выделил перед показом несколько минут, чтобы ответить на вопросы. Поднявшись на второй этаж, в непосредственно место показа, мы, не стесняясь собравшейся уже публики, начали беседовать.

Организатор цикла тематических вечеров Дмитрий Макаров. Фото: Антон Андриенко

Добрый вечер, Дмитрий. Спасибо, что уделили мне время и давайте начнём. Как получилось, что Вы стали кинокритиком?
Сразу поправлю – я не кинокритик. Я не получил специального киноведческого образования, соответственно, я не имею права называться кинокритиком. Более того, я не хочу этим заниматься, мне это неинтересно. Я собираю людей не для того, чтобы говорить о том, как построен кадр или как играют актёры. Я писатель и для меня, в первую очередь, важна история: как она рассказана, для чего! Поэтому все мои мероприятия, связанные с кино, проходят в режиме дискуссии.

Объясните, пожалуйста, что Вы имеете в виду? Вы обсуждаете просмотренные картины?
Я, как правило, рассказываю о фильме, об исторических событиях в контексте, имеющем отношение к сюжету. А после просмотра всегда происходит дискуссия. Это важнейшая часть моих проектов. Самый известный из них – показы на «Флаконе»: было уже 166 вечеров, более трёх лет мы собираемся каждый четверг для того, чтобы поговорить об интересных и важных проблемах.

Значит, Вам интересно обсуждать с людьми проблемы? А какого рода проблемы кажутся Вам наиболее волнующими?
Вообще, если бы была возможность, я бы с удовольствием говорил о многих вещах: это и политика, и социальная несправедливость, феминизм, права сексуальных меньшинств, невозможность реализации своих конституционных прав, а также красота и устройство мира, и вообще всё на свете!

Но ведь Вы не просто устраиваете дискуссии, Вы также показываете кино. Почему?
Разумеется, если бы была возможность говорить об этих – и не только – проблемах на базе литературы, я бы с удовольствием так и делал. Но, знаете, на протяжении двух-трёх часов, которые у нас есть, гораздо проще посмотреть фильм, чем что-либо прочитать. Тем более, когда произведение достаточно объёмное. А кинематограф – это синтетический жанр, сочетающий в себе элементы литературы, визуального искусства, музыки. И всегда очень интересно «разделить» это и посмотреть из чего создано «прекрасное».

Звучит очень интересно! Но расскажите теперь немного о себе и о том, как Вы пришли к идее таких показов.
А Вы имеете в виду конкретно этот цикл или вообще?

Начните, пожалуйста, с общего, а потом расскажите про данный цикл.
Что ж, о себе: у меня нет высшего образования – я поучился немного на философском, потом на факультете журналистики, ужасно разочаровался и в том, и в другом, и с тех пор занимаюсь самообразованием. Если мне какая-то тема понравилась – я становлюсь вольнослушателем или нанимаю репетитора. Что касается кино – тут все очень просто: оно имеет, пожалуй, самое сильное эмоциональное вовлечение зрителя в процесс, сильнее даже, чем музыка. И к тому же, кинематограф собирает в себе, как я уже говорил, все остальные виды искусства. Иногда – самое худшее, иногда – самое лучшее, но ведь тем интереснее! Я всегда любил смотреть фильмы не в одиночестве. Когда я ещё жил Петербурге, я собирал у себя в квартире друзей, и мы все вместе смотрели фильмы на видеомагнитофонах, которые тогда были большой редкостью. Я продолжил эту традицию здесь, в Москве, и однажды знакомые предложили мне собрать людей на «Флаконе», чтобы поговорить о кино. Предполагалось, что это будет мероприятие на один-два раза, но вот – уже 166 вечеров (смеется).

Дмитрий Макаров. Фото: Антон Андриенко

А почему Вы решили провести этот цикл в галерее на Солянке, а не на «Флаконе», Вашей основной площадке?
Прежде всего потому, что я хотел показать сегодняшнюю картину – «Нюрнбергский процесс». С учётом трёхчасовой длительности фильма, а также того, что на «Флаконе» долго собираются, устраиваются, заказывают напитки… В общем, мы начинаем просмотр там только в девять часов, поэтому закончили бы глубоко за полночь, что не представляется возможным. Ко всему прочему, там нет нормального затемнения, чтобы сосредоточиться на экране полностью – всё-таки, это клубный формат. Потому-то я решил провести показ здесь, а затем понял, что нужен цикл фильмов, объединенных одной общей темой.

А что повлияло на Ваш выбор темы?
Недавно я посетил РАМТ и увидел там пьесу «Нюрнберг», поставленную по сценарию сегодняшней картины. Я удивился актуальности всего, о чем говорилось в пьесе и она-то как раз напомнила мне о самом фильме. А пересмотрев его, я понял, что просто необходимо привлечь людей на кинопоказ.

Значит, Вы считаете, что в наше время актуальны те же проблемы, что и пятьдесят, и семьдесят лет назад?
Я бы сказал, сегодня, как никогда, в обществе есть «больные» темы. Есть элементарная безответственность деятелей культуры, интеллектуальных лидеров государства, которые проявляют удивительную инфантильность и коллаборационизм с властями, тогда как они должны всегда иметь своё мнение по поводу того, что происходит в мире. Это один из мотивов, которые в цикле звучат. Вообще это очень сложный вопрос: когда политические лидеры наций совершают преступления, виноваты ли в этом лидеры интеллектуальные, и виноват ли в этом каждый отдельно взятый человек?

Получается, сегодня мы будем говорить о проблемах?
Да, я бы хотел сегодня не касаться художественных достоинств фильма, а побеседовать именно о нас, о нашем обществе. Может быть, выявить слабые места нашей собственной жизни и почувствовать ответственность за наши действия.

Что ж, это был очень интересный разговор, спасибо ещё раз.
Давайте смотреть кино!

Автор: Даниил Назаров
Фото: Антон Андриенко

[:]

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.