Уходящий 2016 г. был богат на различные юбилеи, новый – 2017 г. с первых дней врывается значимыми датами в мире искусства. 2 января исполнится 90 лет великому хореографу Юрию Григоровичу, с именем которого связана без преувеличения целая эпоха в жизни российского балета. Мариинский театр решил преподнести «лучший подарок» (по словам хореографа) – возобновить на Основной сцене первый балет маэстро – «Каменный цветок» в сюжетной основе которого лежат сказы Павла Бажова. Премьерный блок нового – хорошо забытого старого спектакля проходил с 6 декабря. Следующая возможность прикоснуться к творению представится зрителям уже довольно скоро, перед новым годом 30 декабря и в марте, когда пройдет еще одна серия спектаклей. Для тех, кто не хочет покидать пределы столицы есть альтернативный вариант, балет «Каменный цветок» представлен на сцене Московского академического Музыкального театра им. К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко. Однако Юрий Николаевич говорил, что немного изменил балет, когда ставил его на сцене московского театра, произошли модификации и во время репетиций с питерской труппой летом этого года. Нам удалось побывать на обоих версиях первенца хореографа и оценить преимущества постановок двух театров.

Этот балет на музыку Сергея Прокофьева (его юбилей отмечали в 2016 г.) стал первой самостоятельной работой Юрия Григоровича, вторым балетом на данный сюжет (первая версия была поставлена в Большом театре Леонидом Лавровским в 1954 году) и последним произведением советского композитора, жена композитора – Мира Мендельсон-Прокофьева показывала Юрию Григоровичу, что в день своей смерти Сергей Сергеевич внёс финальные штрихи в нотную партитуру. Готовился спектакль в далеком 1957 году молодёжью театра под чутким руководством молодого постановщика. В 2016 году кардинальных перемен, кроме времени не произошло.

«Xореограф приезжал в культурную столицу для проведения репетиций с молодым поколением артистов Мариинского театра. Личное руководство осуществлялось и во время подготовки балета в 2008 году в театре Станиславского и Немировича-Данченко.»

Мариинский театр первоначально хотел восстановить балет в его первой редакции, но хореограф настоял на представлении на суд публики сокращенный версии. Теперь первоначальный трёхактный балет идёт в двух действиях, сокращены некоторые массовые народные сцены, исчезли некоторые герои (например, партия Огневушки-поскакушки). Обрезка произошла ещё в версии для московского театра, что объяснялось веяниями новой эпохи и скоростью жизни современных людей.

Сюжетные несоответствия между двумя театрами практически отсутствуют. Единственный момент – различия финальной сцены, который можно осмыслять, обусловлен разницей в декорациях. В более компактной сцене «Стасика» всё действие разворачивается как бы внутри малахитовой шкатулки, в которой перед глазами предстают и внутренние убранства домов, и народная площадь, и изумительные самоцветы во владениях Хозяйки Медной горы. После встречи Катерина и Данила остаются во владениях Хозяйки среди богатых малахитовых россыпей.

В Мариинском театре возлюбленные возвращаются к людям, финальные декорации – сцена народного гуляния.

 «Смещен акцент с тайны камня, которую познал мастер, на историю человеческих отношений, доказывающую всесильность любви.»

По-разному передаются артистами двух театров характеры персонажей. В Санкт-Петербурге, северной столице, Хозяйка в исполнении Екатерины Чебыкиной была настоящей повелительницей прекрасного каменного мира, холодной, в меру гордой и при этом по-королевски величественной. Заманивание в свои владения Данилы и потом Северьяна для неё скорее развлечение, демонстрация чарующего мира, имеющего так много отличий с шумной толпой.

В Москве, Оксана Кардаш была совсем иной Хозяйкой Медной горы. Более лиричная, способная на настоящие чувства к простому смертному в лице Данилы-мастера она показала, что возможно совершить невозможное и растопить сердце красавицы-владелицы переливающихся камней, ничуть не уступающим драгоценностям. Но не ко всем Хозяйка будет милостива, к жестоким людям наподобие приказчика Северьяна она не может быть снисходительна.

Попадания в характер «соперницы» Хозяйки – Катерины в двух городах Еленой Евсеевой и Натальей Сомовой были близкими, любовь и желание совершать ради неё подвиги присутствовали в обоих театрах. Однако в сцене, где Катерина должна была защищаться от приставаний Северьяна (Александр Сергеев в Мариинском театре, Георги Смилевски в театре Станиславского и Немировича-Данченко), Елена была довольно хрупкой и ранимой, Наталья же показывала характер настоящей «русской женщины» Некрасова.

Ещё больше сходства обнаруживается в чувствах, передаваемых Алексеем Тимофеевым и Сергеем Мануйловым – исполнителями партии Данилы: жажда творчества, очарование миром камня и его Хозяйкой, любовь к Катерине. Отличительной особенностью питерского Данилы была техническая составляющая партии – с юношеским задором Алексей исполнял как движения, схожие с русским танцем, так и сложнейшие поддержки с Хозяйкой и Катериной.

Разнообразие образов, передаваемых артистами двух российских трупп, являются причиной, по которой почитатель балета захочет посетить обе версии «Каменного цветка». И Мариинский театр, и театр Станиславского и Немировича-Данченко смогут выполнить основную функцию – показать на высоком уровне исполнения балет на исконно русские темы: возвышенность русской души тесно переплетающуюся с живописностью природы и изяществом природных богатств.

Автор: Мария Тарасова

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.