Как известно, в отличие от научного текста, в джазовой музыке нет плагиата. Заимствование музыкальных структур, фраз и ритмов в джазовой музыке на права автора не посягает.

С одной стороны, личность автора в джазовой музыке нередко является культовой – год от года молодые музыканты стремятся «играть-как-Колтрейн» или «не уступать Бейкеру».

С другой стороны, речь идёт о манере исполнения автора, но не об акте создания и присвоения. Напротив, генетическая связь между автором и его детищем нарочито отсутствует. Автор не претендует на звуковой «текст» – он рад им делиться. Всё зависит от грамматики изложения, от построения фраз. Музыка – повествовательный нарратив. Слушатель, различающий фразы, подобен ребёнку, который научился ходить, а значит – чувствовать шаг. Мы говорим о сложной теме, произведения, а не о музыкальном опусе как таковом. О походке творца. Стандартной структуры куплета/припева в джазе не будет.

«Слушатель, различающий фразы, подобен ребёнку, который научился ходить, а значит – чувствовать шаг»

Фигура автора, дисциплина и школа – всё отходит на второй план. Дискурс может и должен прерваться. Автор не связан с произведением, потому что содержания темы не существует. Понимание темы подобно метафоре. Музыка – это одно на всех. Но каждый слышит и видит в ней что-то своё.

Тогда что такое джаз? Джаз в его изначальном значении – возвращение к истокам музыки и к её основаниям. Разложение музыки на предельно мелкие точки. В джазе нет причинно-следственных связей, зато есть диалог. Последний возможен в силу прерывности – вариативности темы. Джазовая музыка основана на постоянстве прерывности, возможности экзистенциального взрыва в любую секунду. Ноты рождаются и умирают. В этом мало поэтики. Это только цена полноты и авторской честности. «Несуществование» содержания – образующий признак джазовой музыки. Лозунг джазовой музыки: что хорошо и красиво, то и правильно. А автор и исполнитель существуют лишь здесь и сейчас. Исполнитель импровизирует.

Постановка во главу сильной личности, фигуры «героя», «злодея» либо даже «статиста» (спутника героя) присуща романтизму в искусстве, но не джазовой музыке. Осознание монохромной неопределённости смыслов, то есть постоянной прерывности лежит у её основания.

Подобное основание легко проследить на примере задействованных в джазовой музыке изобразительных средств: синкоп, каденций, неровных ритмических рисунков.  Произведение-тема при этом дробится на материальные точки атак и аккордов. Это Африка, но в то же время Норвегия. Из огня да в ледяное полымя – в пантеизм, язычество разрозненных смыслов и форм. Современная музыка существует за пределом пространства. Итак, начнём путешествие в мир джазовой музыки.

Автор: Георгий Тюляев

Источник фото: http://www.stlucianewsonline.com

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.