Мэтр российской моды, народный художник России, профессор, художник-модельер, живописец, график и педагог – всё это о Вячеславе Михайловиче Зайцеве. Во время Mercedes-Benz Fashion Week нам посчастливилось поймать вечно занятого модельера и задать ему несколько вопросов специально для журнала THE WALL.

Когда-то вы сказали, что всегда мечтали стать актером, а не дизайнером одежды. Какой жанр драматургии вас интересовал? 

Мне тогда нравилась оперетта. Я пел и танцевал, голос у меня был и вправду хороший. В школе и институте я вообще был заводилой. Сейчас уже, после микроинсульта, спеть не смогу, даже говорить стало тяжело. Зато есть время сосредоточиться на работе. В моей жизни всё сложилось так, как должно было быть.

Почему ваш бренд называется «Слава Зайцев»?

В то время, когда я родился, у нас в доме висел портрет Молотова, да ещё и отец у меня Михаил, вот и назвали меня Вячеславом. Вячеслав Михайлович. Когда я узнал, что Молотов так некрасиво повёл себя с женой, я подумал, что не хочу быть Вячеславом Михайловичем! Поэтому все меня называют Слава Зайцев.

Как вы думаете, что самое важное в вашей карьере? Что бы вы могли, скажем, пожелать начинающим модельерам?

Максимально любить людей, для которых ты собираешься создавать одежду, ни в коем случае не мнить себя лидером. Есть такая фраза: «Люби не себя в профессии, а профессию в себе», это очень важно! Самое ценное – это служить человеку! Если ты понимаешь, что приносишь людям радость, а профессия становится смыслом бытия – это счастье!

40- 50 лет назад вы могли предположить, какой будет сегодняшняя мода?

В 1960-е я думал, что будущая мода окажется поразительной. будет такой огромный театр на улице. А вышло… Джинсы, кроссовки стоптанные, одинаковые люди. Кажется, что люди уже устали от красоты – мода ведь очень часто меняется. Считают, что одежда не важна. Происходит деградация. Я от этого очень страдаю.

Можно ли сегодня придумать в моде что-то новое?

Я не вижу смысла.  Существует элемент усталости в моде. Мы часто возвращаемся к тому, что уже было. Я могу взять свои старые эскизы, только наполнить новым содержанием. Всё уже придумано.

Как вы думаете, почему в мире никто не знает имён русских дизайнеров?

Потенциал в России огромный, но нет производства, потому что нет поддержки. Я бы с удовольствием взял заказ, но я могу «пошить» им только образцы. Потому что фабрики нет такой, в которой я был бы уверен. У нас нет культуры производства. Нет стабильности, нет устойчивости.

В чем, по вашему мнению, заключается женская красота, в особенности, если говорить о русских женщинах?

Их красота – это их индивидуальность.

Уже столько лет вы работаете в области моды: всё это время вы трудились для обычных людей или для звёзд? Многие считают, что ваши коллекции предназначены для людей знаменитых и обеспеченных.

Знаете, я тут понял, что обычным людям не особенно нужна мода. Смена гардероба – да, но мода как идея мало кого волнует. Но есть категория женщин, которые одеваются у меня уже лет двадцать. Они каждый год заказывают себе платья, костюмы и прочее.

Вы посматриваете в сторону Европы и Америки, наблюдаете, что происходит в этих индустриях моды? 

Без этого никак – постоянно смотрю, изучаю. Мне нравятся многие западные молодые художники, но я никогда ничего не перенимаю, даже если очень хочется – у меня слишком отличное от всех остальных видение.

Вы никогда не скрываете, что ведёте отшельнический образ жизни. Это вам помогает? 

Не знаю, помогает или нет, но я люблю быть один. Терпеть не могу все эти тусовки – везде одно и то же, лица не меняются, пустые разговоры ни о чём. Да и девочки стали друг на друга похожи. 

«Терпеть не могу все эти тусовки – везде одно и то же, лица не меняются, пустые разговоры ни о чём»

Скажите, как вы всё успеваете? Откуда берутся силы и такая работоспособность? В чём ваш секрет?

Знаете, я чувствую ещё такой огромный потенциал внутри, столько ещё не сделано и не хватает двадцати четырех часов в сутки – время так быстро летит. Благодаря своей работе я и живу, поэтому всё и получается так здорово.

Почему вы часто говорите, что полностью реализоваться в жизни вам так и не удалось? Но ведь у Вас мировая известность, Дом моды, Театр моды, лаборатория…

Я всегда мечтал быть полезным. Готов делать что угодно: любую рубашку, брюки, трусы, майки, простые вещи для широкой публики. Но в этом нет смысла. Уровень, который я требую при пошиве, никто не может выдержать. Говорят, к сожалению, что это народу не нужно. Но эти критерии создали люди, в моде не понимающие ничего.

Большое спасибо вам, Вячеслав Михайлович, за предоставленное интервью. Мы желаем вам, чтобы все ваши планы и задумки осуществились.

 

Автор текста: Анна Коновалова

Фото: http://izvestiacontent.ru