Елена – профессиональная художница и основательница необычной линии одежды Gauze. Девушка вручную расписывает вещи по собственной методике, создавая «живое» искусство, «внутри» которого может оказаться любой желающий. Рассуждения о будущем русских дизайнеров, источниках вдохновения, немассовом дизайне, вдохновлённом работами древних живописцев, и многом другом читайте в нашем материале.

Ваша одежда зачастую украшена росписью. Вы позиционируете себя больше как художник или дизайнер?

Вообще, я не позиционирую себя как дизайнер, потому что я – художник. У меня художественное образование. Я закончила МГАХИ им. Сурикова, факультет монументальной живописи.

Расскажите подробнее, что такое монументальная живопись?

 Это оформление пространства с помощью различных техник живописи. В первую очередь, это настенная роспись. Но также существуют другие техники, например, витраж или формирование конструкций из железа и дерева. Стоит различать такое оформление пространства от общего направления – дизайн интерьера, который в основном подразумевает под собой работу со светом внутри помещения и различными предметами интерьера. Так вот, мне всегда были интересны древние традиции монументальной живописи, да и вообще все древние искусства, которые можно использовать в декоре. Это могли быть, например, фрески в каком-нибудь древнем индийском храме, или древнегреческое оформление. В творчестве я отталкиваюсь от многовекового опыта человечества, от культуры и искусства. Но в какой-то момент мне захотелось отойти от привычного формата выставки. Захотелось быть ближе к зрителю, покупателю, клиенту и перевести тот язык искусства, к которому я привыкла, на одежду. Эти вещи можно надеть на себя и носить каждый день, находясь как бы «внутри» полотен. Эта идея показалась мне интересной ещё и потому, что появлялась возможность диалога со зрителем.

Обычно художники акцентируют внимание на индивидуальном взгляде на искусство, на том, что у них есть база, личная программа, и, если зритель её не понимает, значит, это не их зритель. Мне не безразлично мнение людей. Я, наоборот, интересуюсь тем, что зрителю нравится больше всего. Именно эта идея заложена в моих коллекциях одежды.

Вы расписываете вещи вручную? Чем вы вдохновляетесь, создавая иллюстрации?

Да, я расписываю одежду вручную. Создаю изделия по своей методике, основываясь на «свободной технике». Что касается вдохновения… У нас было две коллекции, «Blossfeldt. Зима.» и «Blossfeldt. Весна.», которые были придуманы  под впечатлением от работ немецкого фотографа начала XX века 20-х годов Карла Блоссфельдта. Для того времени они были очень необычны. Блоссфельдт пытался запечатлеть приближенно растения, флору и фауну. Для этого даже изобрёл специальную фотокамеру. Помимо этого он преподавал в институте дизайн и архитектуру и на своих занятиях показывал учащимся свои работы. Блоссфельдт пытался донести до студентов очень важную мысль: в природе заложены идеальные пропорции и формы, опираясь на которые, можно создавать новые прочтения в искусстве. В то время в Германии популярность такого необычно дизайна архитектуры стала набирать обороты. Мебель была и практична, и оригинальна, одновременно. Начав заниматься одеждой, я поняла, что позиция Блоссфельдта близка и мне. С одной стороны, такой подход помогает увидеть идеальные пропорции, с другой, – художник может творчески интерпретировать эти формы в дизайне. Меня вдохновляют пропорции, структуры растений, изображенные на его фотографиях. Именно они помогали мне придумывать особый крой моей одежды. Сама я не шью, но всегда закладываю придуманный рисунок в лекало вместе с портным. Это очень интересная работа. Портному сложно сделать так, чтобы придуманный мной рисунок идеально сочетался с кроем одежды. Часто все приходится переделывать, создавать по-новой. Эта работа отнимает очень много времени и сил, но тот опыт и результат, которые мы получаем, стоит всех неурядиц, с которыми приходится сталкиваться в процессе создания вещей. Сейчас мы делаем новую коллекцию, вдохновленную древнекитайской живописью. Мне близки эти техники, потому что мастера создавали много рисунков именно на шелке. Они искусно «встраивали» изображения в фактуру ткани, поэтому и по сей день можно прочувствовать состарившуюся глубину, заложенную в этих изделиях. Именно эту глубину я пытаюсь сейчас воссоздать в осенней коллекции, которая, скорее всего, будет называться «Цветы-птицы» в честь популярного направления живописи в Китае, перешедшего впоследствии в японскую живопись. Так что, я думаю, очень много источников вдохновения можно найти, просто общаясь с людьми и иногда посещая музей. Блоссфельдта я, кстати, узнала благодаря выставке, организованной Ольгой Свибловой в Мультимедиа Арт Музее. Его работы были впервые привезены в Москву, и только тогда, лет пять назад, столичная публика узнала об этом художнике. Увидев его фотографии, я начала их переосмысливать, и в итоге поняла, что такой дизайн прекрасно сочетается с одеждой. Вдохновение вокруг нас, никогда не предскажешь, где его можно найти.

Сложно ли было начинать своё дело?

Я до сих пор его начинаю. Мы существуем с 2010 года, но оформленные до конца коллекции стали выпускать только в прошлом году. Были вещи, которые делались с определенной идеей, в определённом количестве, но законченная серия изделий появилась далеко не сразу. Тогда я вплотную занималась выставочными проектами в плане живописи, а теперь серьёзно занялась одеждой. Но я всё ещё начинающий дизайнер-предприниматель. Буквально на каждой неделе происходят какие-то интересные события, к которым я не всегда готова. Это продажи, производственные моменты. Для меня, как для художника, они были в новинку. Но, пока так происходит, я двигаюсь в правильном направлении, развиваюсь. Когда я перестану удивляться таким вещам, мне станет неинтересно, и я захочу открыть что-то новое.

Какие материалы вы используете?

Я использую акриловую краску для шелка. Её также используют для батика. Обычно краска закрепляется по контуру специальными приспособлениями, но я решила отказаться от этого, потому что мне нравится, когда цвет «забивает» всю ткань, до конца. Поэтому у меня есть своя методика. Многие поначалу сомневаются в том, что все вещи сделаны вручную, думают, что это обычный компьютерный принт. Но, приглядевшись, понимают, что такое на компьютере не сделаешь. Это, конечно, нравится нашим клиентам. Мы используем много шёлка и натуральных тканей, например, лён, хлопок, батист. Удобнее работать с гладкими, не фактурными тканями. Фактурные практически невозможно расписать, что несколько сужает круг возможных моделей одежды. С другой стороны, ткань диктует мне изображение. Ты её щупаешь, начинаешь на ней рисовать, и фактура сама «ведёт» твою руку. В этой технике остаётся некая человечность, что-то настоящее. В современном мире многое делают машины, книги заменяют планшеты, даже глянцевые журналы постепенно выходят из обихода. Зачатую хочется тактильно ощутить настоящее, самобытное. А одежда – это именно то, к чему мы прикасаемся, с чем взаимодействуем вплотную и постоянно. Это, по моему мнению, очень важно.

Вы начинали в 2010, сейчас уже 2016. Как поменялся мир моды? Изменилось ли что-либо в плане конкуренции на отечественном рынке?

Конечно, многое поменялось. В плане конкуренции именно с моим брендом… Таких художников немного. У Павла Пепперштейна вышла линия одежды, где он перевёл свою живопись на вещи. Это единственное в этой сфере, что так много публиковалось за последнее время. Ещё Оля Глаголева делала вышивку с цветными росписями на блузках. Но конкуренцию, как дизайнер одежды, расписанной вручную, я не ощущаю. Тем более в Москве заметна такая тенденция: людям всё больше нравятся российские дизайнеры. Раньше это не было востребовано, возможно, из-за качества изделий, а сейчас эта сфера быстро развивается. Устраиваются всевозможные ярмарки, открываются новые шоурумы. Когда я начинала свой путь в 2010 году, основную часть одежды байеры привозили из Европы и продавали здесь. И сейчас, конечно, люди не отказываются от европейских вещей, но, вместе с тем, русские дизайнеры тоже набирают популярность и индивидуальность. Хотя всё это неоднозначно. Некоторые шьют два свитшота, размножают их и думают, что стали настоящими дизайнерами. Но это уже становится неинтересно, потому что приобрело массовость. Я люблю полистать инстаграм, посмотреть новые бренды. Да, есть довольно интересные свитшоты, но из-за большого количества они повторяются. Российских дизайнеров стало выгодно покупать, потому что цены на отечественные и импортные вещи становятся практически одинаковыми. Одежду начинают шить не в Турции и Китае, а именно в России. Это здорово, значит, продукт интересен, и у него есть будущее. У покупателей появляется больший выбор. Естественно, конкуренция растёт, но от этого становится только интереснее. Интересно смотреть новые коллекции и пытаться понять, как покупатели воспримут новые модели блузок или юбок, будут ли такие фасоны покупаться в этом сезоне. Простор для творчества и создания новых изделий очень велик, ниша пока далеко не заполнена.

Какие у вашего бренда одежды есть планы на будущее?

Мы хотим выпустить осеннюю коллекцию и развиваться больше и больше, привлекая новых людей. Нам нравится общаться с покупателями, магазинами, изданиями, заводить знакомства. На «Ламбаду» или «Seasons» зачастую приходят очень много интересных людей, с которыми можно обсудить искусство и последние тенденции. Это очень приятно. Общение с клиентами безусловно важно. Мы зачастую делаем одежду индивидуально по меркам клиента, человек может высказать свои личные предпочтения, хотя мы стараемся не сильно отклоняться от моделей. Но почему бы, если очень хочется, не сделать из блузы платье. Когда вместе с клиентом начинаешь обсуждать какие-то изменения, появляется живость творчества и пропадает массовость. В наших планах – сохранить человечность бренда, одухотворенность этих вещей. Очень важно не потерять любовь к делу, к материалу, к силуэтам. Знаете, бывает, понравится тебе какая-то новая одежда. Ты покупаешь её год, два, а потом понимаешь, что вещи перестают быть такими интересными, какими были вначале. Пропускаются важные моменты, ухудшается качество, появляется духовная серость. А я бы хотела всё сохранить. Также в начале осени мы планируем устроить серию мастер классов для клиентов. Мне кажется, у всех есть какие-то старые блузки, которые нравятся по крою, но дизайн надоел, и хочется вдохнуть в них новую жизнь. И каждый человек может овладеть какими-то приёмами, техниками. На свой пост в социальных сетях я получила активный отклик, причём, писали мне даже из Уфы и других российских городов. Поэтому я решила вплотную заняться мастер-классами. Коллекция и классы – основные две вещи, которые нужно сделать в ближайший месяц. И не терять вдохновение.

Мастер-классы будут в начале сентября. Сейчас эта тема очень востребована в Москве, это интересное направление для развития. Вообще, в столице сейчас развивается искусство в совершенно различных проявлениях. Возводятся скульптуры из глины прямо на улице, появляются выставки на открытом воздухе, проходят различные лекции, мероприятия, ярмарки. Я думаю, это происходит повсеместно в России.

В России стало больше возможностей для развития дизайнеров, художников, людей творческих профессий?

Да, возможно. Для того, чтобы реализовать какую-то свою идею сейчас, в большинстве случаев необязательно получать степень дипломированного специалиста. Я, например, никогда не была связана с шитьём, но почему бы не начать заниматься чем-то новым. Главное – ничего не бояться. Из своей жизни нужно убирать границы, скованности для того, чтобы быть свободным. Если у тебя есть внутренняя свобода, ты можешь создавать вокруг себя любой желаемый мир любыми способами. Сейчас такое время, что искусство не требует каких-то сверхпрофессиональных навыков. Не требует поставленной с детства руки, которая вырабатывается за сотни и тысячи часов упражнений. Мне-то с детства нравилось рисовать даже гипсы и черепа, а у многих это вырабатывает отвращение. В Москве существует множество школ, где учат и шить, и рисовать. Даже выдувать бусы из стекла учат. Главное – желание и настойчивость.

Лично я всегда открыта к любым знакомствам, не надо стесняться идти на контакт. Сейчас у нас небольшая команда, и в ней рады тем, кто готов работать, творить и развиваться вместе с нами.

Автор: Анна Архипова

Фото: собственность Gauze

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.