Психотерапевт – врач, который оказывает психологическую поддержку и помощь пациентам с заболеваниями психики. Проблемы могут быть связаны с частыми стрессовыми ситуациями, психическими травмами, наследственностью. Сергей Владимирович Тимофеев – психотерапевт, который помогает людям, осуществляя лечение посредством групповых или индивидуальных сеансов психотерапии. Мы узнали у доктора, что такое когнитивно-поведенческая терапия, существуют ли «нормальные люди» и может ли человек помочь себе сам в сложных жизненных обстоятельствах.

Сергей Владимирович, расскажите, пожалуйста, как приходят в такую профессию? Как вы стали психотерапевтом?

Сначала я захотел быть врачом, это первый момент. Второе, мне всегда была интересна психика, работа с ней, изменения в ней, помощь людям и какая-то загадка во всём этом. Столкнулся с психиатрией, стал психиатром и уже после этого на конгрессе по психотерапии увидел, что есть такая профессия психотерапевт.

Были ли моменты, когда вы говорили себе: «Всё, с меня достаточно. Не могу больше этим заниматься»?

Нет, никогда я не разочаровывался в своём выборе за 20 лет практики. Моменты были, когда мне казалось, что я недостаточно знаю, и они есть всегда.

Наше отношение к психотерапии во многом сформировано образом, пришедшим с Запада – платные врачи, приватные сеансы. Вы работаете в сфере государственной медицины и сталкиваетесь с высокой проходимостью людей через вашу клинику. Как человек посвящённый, скажите, пожалуйста: следует ли доверять своё душевное здоровье бесплатной медицине?

Разницы нет, потому что не важно, платный, бесплатный специалист, он должен быть, прежде всего, профессионалом. Мы бесплатные специалисты здесь, но есть другие места, где мы зарабатываем, несомненно. И это нормально. Жизнь такая. Психотерапевтическая помощь та, которая здесь у нас – того же круга, если не выше, по уровню, чем негосударственная. Направлений в психотерапии много, я об этом тоже хочу сказать, и специалисты действительно всюду разные, но качество услуг не зависит от платности/бесплатности.

«Вначале есть мысль, мы осознаем её и меняем свои эмоции»

Черствеют ли врачи с этической точки зрения? Спустя 20 лет практики, принимаете ли вы проблемы пациентов близко к сердцу или легко их фильтруете?

Фильтр-то есть, но сочувствие людям присутствует, несомненно. Иногда даже фильтры пробивает такими тяжелыми состояниями людей как утрата, потеря близкого. Но если погружаться в каждую проблему, то и себя можно не спасти. Постепенно мы становимся более устойчивыми, это не значит, что мы меньше сочувствуем, помогаем и работаем. Необязательно это сопереживать. Важнее, как я считаю, иметь инструмент, как вытащить человека из болота, но не оказаться самому там.

«Панические атаки, тревожные расстройства, ну и депрессии, конечно»

Сергей Владимирович, а нормальные люди вообще существуют? Каковы критерии нормальности?

Кстати, нормальность устанавливает социум – древний инстинкт – социальный, иерархический или стадный. Стадо нас не выгоняет, значит мы нормальные для этого стада. Такие критерии есть. Если мы не нарушаем какие-то общепринятые законы, никому не мешаем, то такое поведение нормально, а иное – ненормально для социума. Но есть ещё и внутренняя нормальность: как я сам себя ощущаю в этом. А здесь уже вариантов много. Это уже философствование.

Назовите, пожалуйста, три самых популярных диагноза, с которыми к вам приходят.

Панические атаки, тревожные расстройства, ну и депрессии, конечно.

Жизнь современных молодых людей порой перенасыщена – сессии, работа, тусовки могут подспудно влиять на нас негативно. Как держать руку на пульсе и понять, что нужно обращаться к специалисту?

Основными симптомами, конечно, являются бессонница, раздражительность, нарушение, избегание как такового общения, сниженное настроение, потеря аппетита. Потеря интереса и когда человек перестает видеть будущее, безысходность и нежелание жить.

 

Но человек ведь может помочь себе без психотерапевта?

Разумеется!

Про какие специфические, нестандартные методы психотерапии вы можете рассказать? Какой из этих методов наиболее эффективен?

Я занимаюсь классикой, это когнитивно-поведенческая терапия. К сожалению, она пока нестандартна для нашей страны, поскольку не так много специалистов владеют этим направлением, на самом деле, она является мировой и общепризнанной и входит в доказательную медицину. Это когда мы воспринимает всё через наш разум, сознание. Вначале есть мысль, мы осознаем её и меняем свои эмоции.

Как стать собственной скорой помощью? Существуют ли какие-то практические вещи, способные оградить нас от невротических состояний – быть может, чаи, дыхательные практики или слабые седативные препараты из ближайшей аптеки?

Не стоит заниматься самолечением. Если у человека туберкулез, то он идёт к фтизиатру. Если здесь проблема с депрессией, с такими состояниями как панические атаки, то к специалисту просто необходимо обратиться. В первую очередь, нужно уйти от страхов: того, что «меня кто-то узнает», «к психиатру или к психотерапевту ходить опасно», «если кто-то узнает, то будет смеяться», «я решу свою проблему сам, потому что всегда так делал и сейчас смогу». Нужно сказать, что на Западе никто не поверит в вашу температуру, но поверят, что вы в депрессии. Это актуально. Люди осознали, что депрессия – это серьёзно. Если говорить о студентах, то при депрессии падает успеваемость. Человек уходит из института. Его жизнь может реально прекратиться, поэтому следует подумать о своём будущем и если есть такая возможность, то обратиться к психотерапевту, ведь в этом нет ничего зазорного.

«Карлос Кастанеда, Ричард Бах, Лама Оле Нидал»

А если серьёзных проблем пока не наблюдается, но есть желание просто избавиться от состояния возбуждения, легкого стресса?

У человека есть друзья. Друзья всегда становятся нашим лучшим лекарством. В крайнем случае, они же всегда могут помочь, подсказать. Но не говорить: «Тебе нужно к психиатру», а, по крайней мере, сказать: «У меня есть хороший психотерапевт, который помог мне в своё время». Позволю себе перефразировать фольклор, добавить ему актуальности – сегодня, скорее, работает пословица: «Не имей афобазол, а имей сто друзей» (смеётся).

Сергей Владимирович, помогают ли духовные практики и если да, то какие? Расскажите, пожалуйста, что именно вам интересно в этой области.

В принципе, практика того же буддизма, который говорит: «нужно жить здесь и сейчас, прошлого нет уже, а будущее неизвестно». Те духовные практики, которые основаны на пути сочувствия, любви, понимания, которые не пугают нас адом или какими-то другими страхами. Которые не вводят нас в секту и в зависимость почитания гуру – они, конечно, помогут. Потому что электроэнцефалографические исследования подтверждают, что во время медитаций, молитв, мантр наше сознание как-то успокаивается, происходит то же самое, чем мы занимаемся, используя транс и гипноз.

Можно ли определить какое-то обобщенное в вашей профессиональной среде отношение к религии?

Нет, это всё-таки личная тема каждого. Мы не претендуем на религию и на философствование. Но, в любом случае, я всегда узнаю религиозные взгляды человека, чтобы не преступить их и не повредить ему.

Какие три книги вы бы посоветовали почитать человеку, который хочет лучше понять себя?

Карлос Кастанеда, Ричард Бах и его направления, ну может быть, Лама Оле Нидал.

Какие у вас взаимоотношения с психоактивными веществами? Знаете ли вы психотерапевтов, которые употребляли наркотики?

Я скажу за себя, я не употребляю, не употреблял и уверен, что не буду. Да, скрывать не буду, знаю пробовавших коллег, но также знаю, что никто из них уже не употребляет.

Что придёт вам в голову, если я попрошу назвать три важных фильма, которые могут помочь в трудную минуту? Что вообще вы смотрите?

Сейчас я как раз смотрю не философские фильмы, а наоборот что-то другое, чтобы отвлечься. В настоящий момент я пересматриваю «LOST».

Вы не боитесь, что концовка нарушит вашу психику? Потому что мою нарушила в детстве!

У меня есть друзья психотерапевты (смеётся). Я скажу. Конечно, первый фильм это «Куда приводят мечты». Возможно, «Маленький Будда» и «Семь лет в Тибете».

Правда ли, что определенный вид искусства – музыки или живописи – воздействует на нервную систему лучше, чем другой? Условно говоря, мне действительно лучше смотреть скорее на пасторали, чем на супрематизм, и слушать мантры, а не хип-хоп?

Для разных состояний по-разному. Смотря где хип-хоп и где мантры. Если вечером собрался в клуб, то слушай, что попадает под это настроение.

«Куда приводят мечты», «Маленький Будда», «Семь лет в Тибете»

А вы любите хип-хоп?

Ну почему бы и нет, я занимаюсь фитнесом и периодически групповые занятия проходят под хип-хоп.

Три самых популярных совета, даваемых вами пациентам в ходе психотерапевтической практики?

Первый совет: есть только здесь и сейчас. Прошлое прошло, будущее ещё не наступило. Второе: мониторить свою внутреннюю готовность к какому-то заданию, не драматизировать своё бездействие, остановку. Ну и третье: стоп, просто не думайте об этом. Всё работает.

Сергей Владимирович, хотите ли вы дать нашим читателям какой-то совет напоследок? Быть может, донести что-то?

О психотерапии?

Или о жизни.

Жизнь каждого человека – это данность, которая заканчивается рано или поздно. Мы можем бояться, можем не бояться, но это произойдет. Я постоянно встречаю таких людей, которые боятся умереть, но и жить им страшно. Задача психотерапии привести человека к тому, чтобы он осознал, что мы конечны, но до этого момента нужно пожить, и желательно пожить качественно. А как – психотерапия этому научит.

Фото предоставлены интервьюируемым

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.