24 и 25 июня в парке Царицыно в шестой раз прошёл один из крупнейших в России летних фестивалей – Bosco Fresh Fest. Хедлайнером на этот раз стал небезызвестный английский певец Джон Ньюман, выступали также австрийский гуру электронной музыки Parov Stelar, живые легенды Roots Manuva и Morcheeba и молодые, но уже успевшие побывать у всех на слуху, отечественные музыканты Vougal и Антоха МС. 

Мы пообщались с главными организаторами мероприятия – сначала с Ильёй Куснировичем о трендах в современной музыке, несговорчивости популярных музыкантов и миссии Bosco Fresh Fest, а затем и с Ником Бабиным о работе программного директора, историях с участием топовых артистов и новой западной музыке.

Команда Bosco Fresh Fest 2017

Илья, был ли какой-то переломный момент, триггер, когда вы сказали себе: «Хочу заниматься организацией, привозить в страну артистов»?

Безусловно. Случилось это в 2011 году, когда я со своей группой впервые выступал на Пикнике «Афиши». В то время она называлась The Paisley, сейчас мы переименовались в Esthetix.

Какую музыку вы делаете?

Жанр сложно определить, как и у всех современных групп, но, в целом, мы ориентируемся на поп-историю, но с аранжировками, которые близки нашему сердцу.

Вы отвечаете за инструментальную часть, верно?

Я скорее занимаюсь написанием композиций, а продюсированием у нас занимается мой коллега и друг Дима.

Выходит, вы с Esthetix – профессиональные артисты?

Ну тут смотря, что является характеристикой профессионального артиста (смеётся). Да, возвращаясь к фестивалю… Случилось это так: я очень большой фанат нашей семейной компании Boscо di Ciliegi. И моя бабушка Эдита Иосифовна Куснирович ещё в 2001 году основала открытый фестиваль искусств под названием «Черешневый лес». В этом году он проходит в семнадцатый раз. И в 2011 году бабушка пригласила выступать Земфиру. Она позвонила мне, рассказала об этом, я ответил: «Воу, круто. Давайте сделаем такое мероприятие, на котором несколько различных групп будут вечером играть для московской публики бесплатно в Парке Горького». И эта задумка удачно воплотилась. Мы смогли раскрыть на большой сцене артистов, которым раньше не предоставлялась возможность выступать в таком масштабе.

Илья Куснирович на фестивале 2017 года, фото: Арсений Горшенин

То есть, фактически, новые команды получили трамплин в виде того, что вы тогда организовывали?

Ну, в какой-то степени, да. Они, конечно, уже выступали на более возрастных фестивалях вроде Пикника «Афиши», которые на них ориентированы. Но всегда или утром, или на маленькой сцене. Мы же предоставили им возможность выступить на большой сцене в открытом доступе с хорошим звуком для всей Москвы.

Часто ли вам доводится почувствовать себя зрителем собственных ивентов, послушать артистов?

Понимаете, мы в принципе стараемся развивать аудиторию, чтобы она ходила на концерты. Каждый привезённый нами коллектив заслуживает определённого уважения, которое, как минимум, воспитывает аудиторию для того, чтобы она ходила на концерты и подобные мероприятия. Мы в том числе стараемся, конечно, в некой степени и воспитать публику, и её удовлетворить, пригласив на подобные мероприятия. Поэтому наш лайнап – это некий баланс между уже зарекомендовавшими себя артистами вроде Джона Ньюмана, который у нас несколько раз выступал, и какими-то фрешами вроде Sevdaliza и наших отечественных исполнителей. Мы, конечно, не обходим стороной и активное развитие электронной сцены в России. Поэтому, наверное, мы – единственный lifestyle фестиваль, который имеет ночную программу, совмещённую с дневной в таком формате. Безусловно, есть «Outline» и «Midsummer Nights Dream», но это немного всё равно другая история, нежели чем наш формат.

Вы были на фестивале «Alfa Future People»? Что скажете?

Конечно! Это очень качественно организованный большой EDM-фестиваль, который, безусловно, в определённой степени развивает культуру фестивалей и в принципе культуру посещения подобных мероприятий. Что касается непосредственно формата, это не совсем моё, но людям это нравится, люди узнают много новой музыки и получают удовольствие от посещения – вот это действительно важно. Плюс, это происходит не в Москве, под Нижним Новгородом. Приятно, что этот фестиваль собирает аудиторию со всей страны и, возможно, даже из ближнего зарубежья.

Я знаком с расхожим мнением: «на «Alfa Future People» нет смысла приходить, если ты «чист» и ничем не закидывался». У вас такого ощущения не возникло?

Я как человек, бывший на «AFP», хочу сказать, что очень многие люди не только «чистые», но и приезжают с семьей. Для многих этот фестиваль – большое мероприятия, большой праздник. Организаторы действительно стараются, чтобы досуг гостей не был зациклен на одном только стоянии у колонки, а, чтобы было много активностей и задействованных технологий. Мне кажется, это довольно-таки стереотипное мышление, примерно, как и об «Outline», мол, что на этих фестивалях присутствуют только опытные рейверы.

«Замечу, что у очень многих исполнителей такое предубеждение сходит на нет после увеличения гонорара до определённых сумм»

Илья, у вас есть любимый привоз в рамках фестиваля?  

Мне действительно было приятно привезти в прошлом году команду HONNE и Kwabs, потому что это те команды, с которыми я познакомился ещё с их первого сингла. Kwabs мы пытались привезти целых три года, и для нас он сделал исключение, приехал в Россию, хотя не собирался. И артисты, и аудитория остались довольны. В конце концов, очень приятно, когда ты имеешь хоть какое-то отношение к популяризации подобного рода музыки у нас в стране.

Как часто вам отказывают именно потому, что шоу в России? Не из-за гонорара, а по идеологическим причинам?

Да, были, конечно. С 2013 года мы пытались завезти группу Disclosure. У них есть определённые предубеждения насчёт выступления в нашей стране. Замечу, что у очень многих исполнителей такое предубеждение сходит на нет после увеличения гонорара до определённых сумм.

«Минутка Дудя» на THE WALL: как часто вы уходили в минус при организации Bosco Fresh Fest?

Честно говоря, это, в принципе, только второй фестиваль, который мы полноценно реализуем как коммерческую историю. До этого это было только маркетинговое мероприятие. Первые три фестиваля были абсолютно в свободном доступе, со свободным входом для всех желающих.

В этом году вы много продали интеграций? Я был удивлен масштабом – видел здесь «Теле2»,  «СТС», других коммерческих партнеров…

Нашему фестивалю уже шестой год и, похоже, моей команде удалось сформировать позитивный образ для многих брендов, которым интересна наша аудитория, и с которой они хотят войти в коммуникацию. Собственно, я сам занимался продажей мероприятия нашим партнёрам и здорово, что такие бренды как «Теле2», «Тинькофф», «Tuborg», «Абрау-Дюрсо» подержали нас и позволяют делать фестиваль более интересным, более масштабным, более насыщенным.

Какой год получился наиболее затратным по букингу в истории Bosco Fresh Fest?

Наиболее дорогой лайнап в этом году. То есть и Parov Stelar, который, безусловно, в последние годы занимает топовые позиции на европейских фестивалях, и Джон Ньюман – артист у которого полмиллиарда просмотров на YouTube, а это сейчас действительно важно и влияет на ценообразование, требует определённых вложений при приглашении артиста. Но за это мы имеем благодарную аудиторию.

Как вы думаете, какие нынешние средства коммуникации являются критерием успешности артиста? Не кажется ли вам, что цифры на YouTube постепенно уходят в прошлое, что 100 миллионов просмотров сегодня – это не то же самое, что было три года назад? Есть ощущение, что мы переходим в эру, где Apple Music и SoundCloud становятся главными посредниками между музыкантом и аудиторией.

Сейчас таких «артистов-абсолютов», которые набирают миллиарды просмотров и благодаря этому становятся популярными, становится всё меньше. Артист находит свою аудиторию, к которой он обращается. Это как микротаргетинг: он обращается именно к ней, возможно, через музыку, через звучание, через тексты и находит своего слушателя. При этом, аудитория, которая к нему приходит – это не просто результат бездумного хайпа, а более осмысленное увлечение. Люди понимают на кого они приходят, зачем, и, мне кажется, артисты это ценят. Думаю, всё будет развиваться именно в этой плоскости.

Когда вы в последний раз услышали какого-то фрешмэна, ударили кулаком по столу и сказали себе: «Везу этого артиста вот прямо сейчас!»?

Ну, если честно, я так говорю каждый год. Но ведь не только мы одни такие умные. Большинство фестивалей стараются этих интересных зарекомендовавших себя артистов поскорее пригласить. И, к сожалению, российский рынок пока не является приоритетным для многих исполнителей.

Есть ли какие-то европейские фестивали, на которые вы ориентируетесь? Скажем, столь любимый россиянами Sziget?

Sziget – это замечательный фестиваль, на который я, в первую очередь, ориентируюсь как на событие, дающе большой импульс к развитию туризма в городе. Я большой патриот своей страны, патриот нашего города, и, в этом смысле, я считаю, что культурные мероприятия, которыми мы имеем возможность располагать, должны быть определённым триггером, определённой приманкой, которая позволит людям сюда приезжать. Сейчас всё ещё существуют большие преграды в виде виз, в виде не слишком благоприятного образа нашей страны в мире. Но теория малых дел и создания нашего собственного культурного пространства должна хотя бы артистам давать возможность здесь выступить и почувствовать, что в Москве тоже есть люди, которые интересуются актуальной, интересной музыкой, которые понимают, что эти артисты им тоже важны. Хотелось бы развивать это и впредь.

Вы можете вспомнить последнего русскоговорящего артиста, который вам отказал? Какова причина?

Да, группа Грибы. Мы не можем потянуть такую сумму при всем желании. Bosco Fresh Fest не позиционирует себя как конкурента, например, Пикника «Афиши». Я считаю, что мы все работаем в одном пространстве и, наоборот, должны скорее поддерживать друг друга в определённом смысле. К сожалению, ничего не поделаешь: фестиваль должен быть ориентирован на коммерческую составляющую и, в том числе, продажу билетов. А группа Грибы, безусловно, в этом году является одной из топовых команд в смысле продаж. Наш бюджет из частных средств просто не смог тягаться с форматом Пикника, вот и всё.

То есть у Грибов гонорар больше миллиона?

Рублей, вы имеете ввиду? (смеётся)

Я наивно полагал, что примерно такие цифры в райдере у топовых артистов СНГ…

Да, больше. И не в один раз, я вам скажу.

Топ-3 артистов, которых вы посоветуете нашим читателям, о которых они, вероятно, не слышали?

Мне кажется, ваши читатели достаточно эрудированы и образованы, и знают очень много артистов.

Безусловно, но мы делаем проект для того, чтобы чем-то делиться друг с другом.

Я в этом году очень внимательно отнёсся, в том числе, и к ночной программе. Мы с ребятами пригласили таких артистов, как DMX Krew, Gunnar Haslam и Luke Vibert. Я бы действительно рекомендовал посмотреть на этих музыкантов, обратить на них внимание, это – то, что стоит послушать.

«Теория малых дел и создания нашего собственного культурного пространства должна хотя бы артистам давать возможность здесь выступить и почувствовать, что в Москве тоже есть люди, которые интересуются актуальной, интересной музыкой, которые понимают, что эти артисты им тоже важны. Хотелось бы развивать это и впредь.»

Последний фестиваль, кроме Bosco Fresh Fest, на котором вы были?

Я лучше расскажу о том, на который собираюсь. В этом году наша электронная программа ориентировалась на голландский фестиваль Dekmantel, который проходит в Амстердаме в августе. Это очень классный формат, очень friendly, проходит днём и ночью. Со всего мира приезжают люди, которые интересуются электронной музыкой, причём не только техно, которое сейчас популярно, но и EDM, House, Disco. И по атмосфере это именно то, на что мы бы хотели ориентироваться. Читателей же вашего проекта приглашаю на наш фестиваль в следующем году, будем вдохновляться новой музыкой вместе!

Ник Бабин (справа) на Bosco Fresh Fest 2017, фото: Арсений Горшенин

Ник, я правильно понимаю, что вы длительное время занимаетесь лайнапом Bosco Fresh Fest?

Да, я вот уже три года отвечаю за составление концертной программы.

В какой момент артист попадает на карандаш к музыкальному директору крупного фестиваля?

Когда ты его слушаешь каждый день, закрываешь глаза и представляешь фестиваль, а рядом всех своих друзей, и понимаешь, что это будет круто.

Можно ли сказать, что ваша работа – это работа фаната музыки?

Дело в том, что за пять лет проведения фестиваля мы росли вместе с нашей аудиторией. Сначала мы пытались ловить тренды, приглашать местных артистов, не брали больших звезд-хедлайнеров. Потом фестиваль становился компактнее, но насыщеннее. Мы стали расти, стали выбирать уже больших исполнителей. И вот мы сейчас сидим тут с тобой в 2017-ом, а у нас играет Parov Stelar.

Вы согласитесь с мнением Ильи, что ваш труд по организации ивентов имеет образовательную функцию?  

Абсолютно. Даже не то что образовательную, а социо-культурную. Мы не можем научить человека, мы его вдохновляем. Все те люди, которые были здесь каждый год – они не наши гости, они наши друзья, те, кого мы знаем на самом деле, потому что мы вместе выросли. А те, кто приходят первый раз, очень нам важны сейчас. Наша цель – расширить аудиторию. Может быть, даже выйти за границы Москвы и России как-нибудь. Мы сейчас общались с менеджером Morcheeba и с самими артистами, и я рассказывал о нашей идее фестиваля, который перемещается, осваивает новые территории и каждый год не стоит на месте, а пытается как-то удивить аудиторию. Вот мы приезжаем на площадку в следующем году, объездили все парки, а что ещё мы можем здесь сделать, как мы всё расположим? Для нас это каждый год новый challenge, новый вызов для себя и для аудитории. Когда-нибудь наступит момент, когда нам этого станет мало, и мы будем двигаться за пределы города и страны. Это было бы круто! Представьте себе Bosco Fresh Fest где-нибудь в Берлине или в Барселоне.

«Топ-3 привозов, которыми я горжусь? HONNE, Mac DeMarco и Rudimental.»

Каковы организационные предпосылки такого начинания? С кем нужно договариваться, сколько стоит перевезти фестиваль?

Это действительно сложный момент, но нас вдохновляют артисты и агентства, с которыми мы общаемся и которые посещают наши фестивали. Самые ценные слова, которые мы от них слышим: «Вау, такого мы точно не ожидали!». Мы пытаемся сделать такое magical пространство, где артисты и фанаты – друзья.

Можете назвать последнего артиста, который негативно отозвался о публике, которая присутствовала на фестивале?

(длительная пауза)

Может быть и хорошо, что не вспоминается?

Да, может быть и так.

Как часто вам говорят артисты, тур-менеджеры: «Ребята, почему так мало людей хорошо говорят по-английски?». Чувствуете ли вы какой-то дискомфорт с их стороны по поводу языкового барьера между ними и публикой?

В принципе, когда обе стороны настроены дружелюбно, коннект будет налажен в любом случае. Да, коряво, да, жестами, но люди чувствуют общее настроение, и нет никакого дискомфорта. Точно нет. Всё недопонимание сглаживается атмосферой.

Ник, топ-3 привозов, которыми вы гордитесь?

HONNE, Mac DeMarco и Rudimental. Хочу сказать, что известность артиста не так важна. Я могу привести в пример не самую известную команду – The Boxer Rebellion, которые во второй день у нас выступают. Я крайне рекомендую их послушать. Мало кто их знает, но те, кто знают, понимают – эта группа очень сильно цепляет. Величина, размер гонорара, количество человек в туре не имеют никакого значения. Есть множество артистов, про которых ты знаешь, что вот они точно не поедут сюда, и их возможно вытащить только, пригласив на фестиваль. Их нужно прокачать, показать аудитории! У меня на примете тысячи таких групп, которые с туром точно не смогут сюда приехать, а вот на фестиваль – да.

Насколько у артиста увеличивается гонорар, когда он едет на фестиваль?

На самом деле, есть такое поверье, что на фестиваль выходит дороже, потому что тяжело посчитать точное количество проданных билетов, а также присутствует больше количество спонсоров. Но на самом деле, все зависит от того в туре ли артист и от его собственного желания приехать на фестиваль.

Какой артист сильнее всего удивил вас финансовыми запросами?

Может быть, Snoop Dogg, который так и не доехал сюда.

Это удивительно, он же много раз у нас был!

Просто это было бы очень смешно, представь себе: Snoop Dogg в Царицыно!

Есть ли у вас какое-то понимание того, какие жанры должны быть представлены на такой крупной площадке, как ваша?

Хороший вопрос – к черту жанры. Жанры создают некоторую ограниченность и для нас, и для нашей аудитории.

Разве эклектика не является лейтмотивом подобного рода шоу? Условно: «Здесь у нас будет soul, на той сцене дадим немного EDM, а хип-хоп ветеран выступит под занавес перед хэдлайнером»?

Нет, может быть это происходит как-то само собой, но мы не сидим и не заморачиваемся над этим, честное слово. Да, у нас есть некий такой вайб – хочется, чтобы люди на открытом воздухе танцевали, всё-таки это open air. EDMу мы предпочитаем IDM. На самом деле главное – исполнитель, аудитория и атмосфера, которую создает локация.

А был ли артист, привозу которого вы удивились? Удивились тому, что у вас получилось?

Ну, во-первых, Parov Stelar. Маркус Фюредер – создатель этой группы, и все знают, что это его последнее выступление в составе своей команды, он уходит, чтобы создать что-то новое и весь его тур был расписан уже без него. Но мы специально убедили его приехать в Москву на Bosco Fresh Fest. Ведь он по сути у нас вырос от 16 тонн до стадиума, его тут действительно сильно любят.

«Ну и самая легендарная история с Иваном Дорном, когда в прошлом году ему на ВДНХ рубанули звук.»

Три забавных инцидента?

Например. «Tyga» в 2014 году.

Что случилось?

Он не приехал. Он был на свадьбе Ким Кардашьян и Канье Уэста в Париже. Его группа прилетела в Россию, а он проснулся в Риме, не помня ничего, что до этого происходило. Мы ему взяли дополнительный рейс, его крю уже был на площадке, мы перенесли его выступление на следующий день! Т.е пришлось переверстывать лайнап и подрезать выступление некоторых артистов. Тайга записал видеообращение, попросил прощения. Но он пропустил и следующий самолёт. Единственный рейс прилетал в 10 часов вечера, но ещё нужно было успеть на машине доехать от Шереметьево до «Музеона», а в 23:00 часов уже заканчивается выступление, а это воскресенье вечер, когда многие возвращаются в Москву и пробки соответственно существенные. Мы экстренно организовали штаб по решению этой ситуации, рассматривали различные варианты, фастрек, автомобиль с мигалкой, карета скорой помощи. В итоге, мы остановились на ином решении, мы нашли ему байк, спортивный байк, который вёл чемпион России по кольцевым гонкам, наш товарищ. По нашему плану он должен был оказаться в 22:30 на площадке, т.е прям подьехать к сцене на этом байке, снять шлем и начать свое выступление. И это было бы супер эффектное появление, однако он отказался от этого плана, мне кажется он попросту испугался.

 

А что делать с предоплатой в такой ситуации?

Они полностью возвращают все расходы. Ещё был курьёзный момент в 2015 году, когда мы провели afterparty Bosco Fresh Fest, которой, по сути, не должно было быть. Тогда фестиваль проходил в саду Эрмитаж, в тот год ещё Rudimental приехали, с субботы на воскресенье мы планировали провести какую-то вечеринку. И мы сделали это на «Стрелке». Там, на самом деле, была обычная вечеринка Стрелки, мы приехали туда с нашими артистами Kindness и Citizens, а оператора попросили делать вид, как будто это наша вечеринка. Как-будто это afterparty Bosco Fresh Fest! (смеётся)

Ну и самая легендарная история с Иваном Дорном, когда в прошлом году ему на ВДНХ рубанули звук. Он был хэдлайнером, закрывал фестиваль. Это как раз была его новая эксклюзивная программа Jazzy Funky Dorn. Он пел-пел-пел, не мог остановиться. А у нас, как известно, в Москве в 23:00 отбой, нельзя больше шуметь. Он вошел в раж, начал продолжать, мы уже все стали нервничать, последняя песня, а она всё не заканчивается. И, к сожалению, тут бац и вырубают звук. Но отрубили звук они только в порталах, которые были направлены на толпу. Ваня не знал, что толпа не слышит, он продолжал выступать. А народ тоже так сильно завелся, что стал петь хором. Все эти 15 тысяч человек пели хором песни Вани. В общем когда так сильно все заведены не получится ничего обесточить. За это мы и любим и ценим такие моменты. Меджик..

Как вам его последний альбом, кстати?

Он специфический, но мне нравится. Ваня клёвый, классно спродюсированный. Я понимаю, что это не массовая история. Скорее не для наших масс.

Три команды, которых не терпится привезти следующими?

Это группа Other Lives. И скорее всего мы их привезём, обязательно. Вторая Vulfpeck –  это американцы. Посмотрите их лайв на Bonnaroo, это бомба. Будем считать, что это мой подарок читателям THE WALL Magazine (смеётся). Они невероятно кайфуют на сцене, такие приджазованные, прифанкованные. Просто сумасшествие! Мы их безумно хотели видеть у нас, но в этом году наши даты совпадают с Glastonbury, и там, конечно, весь цвет музыкального мира собирается.

А третье имя?

Glass Animals и их последний альбом «How to Be a Human Being». Словами не описать эту музыку.

Ник, где та грань в масштабе и калибре творческой единицы, когда становится понятно, что финансово у нас в стране его никто не потянет? Мне кажется, что, например, концерты Адель или Канье Уэста не окупятся у нас точно.

Не думаю что это так. Приехать может кто угодно, поверь мне. Это просто вопрос времени. Кто-то из них может встать утром с правильной ноги и твое предложение придется к месту. Тут другая вполне объяснимая история: некоторые организаторы элементарно боятся.

Взять на себя риск?

Да, но его нужно брать. В этом вся фишка. у них высокие риски, но, если это работает, это окупается. Глаза боятся, руки делают.

Если вам завтра скажут, что вы больше ничего не заработаете в этой индустрии, продолжите этим заниматься?

Конечно! Ты чувствуешь, что ты соединяешь людей с разных континентов, из разных стран, общаешься с ними постоянно, ты чувствуешь себя каким-то global citizen, космополитом. Притягиваешь людей и понимаешь, что всё это действительно чего-то стоит и всё это не зря! Мы хотим развиваться: делать не только open air, но и шоу на закрытых площадках. Открывать новые фестивали, новых артистов широкой аудитории. Очень хотим, чтобы люди узнавали что-то новое, по-настоящему творческое, завораживающее, смелое.

Автор: Ярослав Веринчук

Фото: Антон Андриенко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.