[:ru]

Возможно, у вас, так же, как и у меня, когда я впервые нашла сайт проекта, возник вопрос: «Хм, а для кого, что и как они пишут?». Получили ли вы всю ту информацию в разделе «О проекте», которую искали? Если вам показалось мало пары слов и вы хотите узнать больше о том, как создавался проект, зачем и каковы его особенности, то это интервью для вас. Мне удалось встретиться с главным редактором THE WALL Алиной Гегамовой которая рассказала, почему этот интернет-журнал заслуживает вашего внимания.

Алина, расскажи, пожалуйста, кому и как пришла идея о создании проекта?

Когда я училась на 4 курсе факультета права Высшей школы экономики, у нас возник пресс-центр, которым, неожиданно для себя, я стала руководить. В процессе работы у меня появилась мысль о том, что было бы неплохо, если бы у нас появился журнал. Первый выпуск мы сделали в апреле, уже тогда многие студенты с разных факультетов заметили наш проект, они стали нам писать о том, что тоже хотели бы присоединиться. Таким образом журнал разросся, он перестал быть только правовым и только факультетским. С нами стали сотрудничать студенты-экономисты, политологи, социологи. В процессе общения мы и придумали свою структуру деления на два блока: аналитики и культуры. Мы решили не распыляться, взяли базовые направления в жизни человека, при этом, конечно, понимали, что все сферы охватить не в состоянии. С правом, экономикой, политикой мы каждый день сталкиваемся, а жизнь без культуры мне кажется пресной. Не наслаждаться прекрасным в нашем огромном мире, это, по-моему, преступление (смеётся). Так и сформировали разделы журнала.

Как долго вы всем этим занимаетесь?

Мы начали отсчёт от 13 мая 2015 года. Кстати, скоро нам будет уже полтора года! Сначала у нас был паблик Вконтакте, затем, когда нас заметили другие ребята, появился свой сайт. В начале мая мы закончили разрабатывать первую версию сайта со всеми разделами и запустили его, первые посетители стали приходить именно в десятых числах мая. По-моему, 13 – хорошее число, я несуеверная, но пусть это будет удачной датой.

«Основная мотивация – постоянное движение вперед. Важно не стоять на месте, а самосовершенствоваться.»

Опиши thewallmanА, какой человек может стать частью вашей команды?

Каждый человек в нашей команде, это, безусловно, амбициозная, ищущая себя личность. Это человек любознательный, активный, пытливый. Тот, кто умеет признавать свои ошибки: не знаю в нашей команде ни одного человека, который думал бы, что все знает и умеет. Основная мотивация – постоянное движение вперед. У нас много ребят, которые совмещают и учебу, и работу, и проект, и ещё какие-то активности. Важно не стоять на месте, а самосовершенствоваться.

Ты сказала, что среди авторов множество людей с факультета права, политологии, социологии. Почему в журнале, как ни парадоксально, меньше всего студентов с журфака?

У меня есть твердое убеждение, что об экономике должны писать экономисты, о праве юристы, о социологии социологи и так далее.  Я, как человек с юридическим образованием, могу сказать, что тексты на серьёзные правовые темы лучше пишут люди, которые в этом разбираются. То есть, если о праве пишет журналист, это не всегда профессионально. А вот если о праве пишет юрист с журналистским образованием – что является бонусом – то это зачастую совсем другой уровень: более грамотное использование терминов, выстраивание логических связей. Знаешь, очень сильно отличается текст профессионального юриста от профессионального журналиста на юридическую тематику. Да, пусть он будет суше и не таким красочным, но в этом и особенность аналитики – не писать эмоционально и нарочито высокопарно, а выражать мысли строго и опираясь на факты. Поэтому автором блока «аналитика» мы стараемся брать ребят с профильных факультетов. А о культуре действительно можно писать, если ты имеешь любое базовое образование, при этом любишь искусство, кино, посещаешь различные выставки, читаешь книги, статьи, как-то стараешься постоянно о своём увлечении узнать побольше.

Почему важно правильно использовать термины, ведь если человек и так не знаком с юридической тематикой, то он на них даже не обратит внимания?

Приведу свой любимый и, на мой взгляд, понятный пример. Наши топовые и самые читаемые издания, информационные агентства любят использовать термин «Гаагский суд». Встречая этот термин, я хочу сразу спросить автора: какой из 6 судов, расположенных в Гааге, он имеет в виду, и почему от статьи к статье этот «Гаагский суд» – разный орган. О каком из судов идет речь, непонятно. Я встречала заголовки «Иран собирается подать в Международный уголовный суд на США» – это нонсенс, потому что в Международном уголовном суде рассматриваются дела конкретных личностей, но никак не отдельных стран, а межгосударственные дела рассматривает Международный суд ООН, являясь совершенно иным органом. Такие ошибки потом провоцируют в сознании обывателей неверные стереотипы, это очень неправильно. Человек должен понимать, что существуют различные институты, которые занимаются разными делами. Например, есть Европейский суд по защите прав человека, который находится в Страсбурге. Гражданин России в случае, если его права нарушаются, и он пройдет все внутригосударственные инстанции, но не сможет восстановить нарушенных прав на национальном уровне, может подать заявление в Суд по правам человека. Я несколько упрощаю процедуру, критериев приемлемости больше, чем исчерпание средств внутренней защиты, но идея моя ясна, я думаю. Обычный человек должен знать, что у него есть такая возможность.

Опять же, правовая грамотность граждан – это принцип демократического общества. Если о таких вещах писать, то люди будут в курсе, на что они имеют право. А ведь они многое могут изменить. Обычные люди, наши сограждане.

Как думаешь, то, чем вы занимаетесь, можно назвать журналистикой?

Думаю, что да. То, чем мы пытаемся заниматься, можно назвать аналитической журналистикой. Пытаемся не без ошибок, конечно. Мы стараемся признавать их и исправлять, с каждым днём писать лучше, оперативнее, грамотнее. Но мы пытаемся, по крайней мере. Если ничего не делать, то ничего и не получится. Из-за того, что мы прислушиваемся к чужому мнению, из-за того, что постоянно набираемся опыта от более профессиональных коллег, я думаю, что со временем мы уже стали писать лучше. Пройдет ещё время, и прогресс станет очевиднее, вот увидишь (улыбается).

«Если человек не аргументирует свою точку зрения, не использует фактическую базу, источники, то статья не будет выпущена, потому что она не подкреплена никакими фактами, она голословна»

Понятно, что такой проект студенты сами не смогли бы провернуть, вам кто-то помогал извне?

Думаешь, не смогли бы? Но как-то же вышло (смеётся). У нас не было ни ментора, ни супервайзера, ни тьютора – никого. У нас и финансирования никогда не было. По сути, ресурсы – это мы сами. Да, у нас были какие-то знакомые, которые нам что-то подсказывали, давали советы, оценивали проект со стороны, что было для нас важным. Но так, чтобы кто-то курировал, помогал, выстраивал планы, такого не было. Скорее, мы просто пытались смотреть на «взрослых ребят», таких как РБК, Коммерсантъ, Ведомости. Старались ориентироваться на них, на зарубежные издания: The Guardian, CNN, BBC, пытались делать что-то подобное.

У вас не было идей с переводом статей на английский язык?

Мы считаем, что нужно сразу писать либо на английском, либо на русском. Процесс перевода будет отнимать много времени, информация будет терять актуальность. Да и зарубежной аудитории у нас почти нет, для кого переводить? Причём порой мы и так используем много зарубежных материалов, в таком случае, это был бы обратный процесс.

То есть можно сказать, что вы адаптируете зарубежную литературу для российских читателей?

Нет, не совсем. Дело в том, что иногда российских источников просто не хватает, или нам нужна альтернативная точка зрения для объективного анализа. Чтобы с разных углов подойти к проблеме, нам всегда нужно несколько источников. Поэтому мы стараемся быть в курсе того, что происходит за рубежом и того, что пишут о нашей стране извне. Переводы – это не совсем наша ниша. Я думаю, что люди, которые знают иностранные языки, они будут читать первоисточник. А те, которые не обладают возможностью читать на оригинале, они могут читать нас (смеётся).

Есть ли у вас «запретные» темы?

Нет, думаю, мы пишем обо всем. Зато у нас есть «запретный стиль письма». Если человек не аргументирует свою точку зрения, не использует фактическую базу, источники, то статья не будет выпущена, потому что она не подкреплена никакими фактами, она голословна. Когда человек пишет о чём-то в статье, ему нужно понимать, что есть разные взгляды на проблемы, разные подходы к их решению. Человеку следует уметь донести информацию в виде аналитического текста, а не экспрессивного. Например, мы публиковали статью о тихих пикетах. Если есть какие-то социальные движения, формы протеста, почему бы не осветить их? Единственно, мы никого не агитируем, не призываем к какому-то участию – кроме, разве что, участия в выборах в Госдуму (смеётся). В  то воскресенье в нашем аккаунте в Instagram мы заявили, что нужно выразить своё мнение, проголосовать. Однако не помогло, как видишь. Возвращаясь к теме запретов – на самом деле, мы просто рассказываем о том, что происходит, и делаем это со ссылками на релевантные источники.

«Самое сложное – это нехватка человеческих ресурсов, для того чтобы реализовать все идеи»

С какими сложностями тебе как главному редактору приходилось сталкиваться?

Хм. Наверное, самое сложное – это нехватка человеческих ресурсов, для того чтобы реализовать все идеи. В этом плане я чувствую некоторую скованность. У нас с ребятами постоянно наполеоновские планы, но не всегда есть возможность воплотить их в жизнь именно из-за отсутствия людей.

Какие у вас планы на будущее?

Повысить посещаемость сайта, читаемость. Нужно работать на репутацию, на качество. Я считаю, что мы движемся вперед: медленно, но верно. Я чувствую огромную ответственность за то, что мы делаем. Хочется не разочаровать людей, которые вкладывают в проект душу. Я очень требовательна к себе и к окружающим. В основном люди любят находиться в зоне комфорта, боятся ошибиться, не хотят ничего делать сверх нормы. Поэтому я всегда рада, когда в проект приходят новые креативные люди, набор мы объявляем дважды в год, но, если есть желающие, готовые работать горящие люди, то мы их готовы взять в любое время. От мысли зажигается мысль. Если такие «искорки» кидать, то мы разожжём такой огонь!

Вам ведь приходилось встречать людей, которые, рассказывая о своей работе или хобби, делают это так, что вам хочется слушать их ещё несколько часов подряд? Если нет, то обязательно напишите Алине, она с большим энтузиазмом поделится с вами ответами на те вопросы, которых вы не нашли в интервью.

Автор: Марина Калашникова

Фото: Антон Андриенко

[:]

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.