3 августа в Москве по данным ОВД Инфо был задержан 1001 человек. Вероятно, что прогуляться в центре вышли тысячи людей, несмотря на массовые задержания (27 июля в автозаках побывали как минимум 1373 человека), угрозы и предупреждения со стороны представителей органов государственной власти, пропаганду против выражения собственного мнения в провластных СМИ.

Мы поговорили с участниками акции, чтобы вы услышали мнения шести абсолютно разных людей, которые хотят поделиться своим видением ситуации.

Рим, 30 лет, юрист по сопровождению стартапов, примерный ежемесячный доход 80-120 тыс. рублей

Надо отметить, что на несогласованную акцию я не шёл, я не собирался быть её участником, чтобы что-то там скандировать и к чему-либо призывать, непонятно было вообще, где она будет, слышал что она вроде как будет просто в форме прогулки по Бульварному кольцу, по факту если ты просто там проходишь и не участвуешь в организованном мероприятии, то проблем не должно было быть. Когда меня задержали я был на пути в Спортивный клуб «Секция» на Малой Бронной, где утром был на тренировке и забыл вещи, потом хотел прогуляться по Бульварному кольцу в сторону Кропоткинской и после пойти пешком в сторону Замоскворечья домой.

Думал посмотрю, как власти будут просто наблюдать за гуляющими гражданами, просто гулять же у нас пока не запрещено вроде как, если ты не участвуешь в несанкционированных мероприятиях. По пути встретил друзей с футбола, которых не видел много лет, они гуляли по Москве и решились пройтись со мной, заодно поговорить, мы вышли к Пушкинской площади, отошли в сторону, чтобы никому не мешать и сфотографироваться вместе, хотели отправить фотографию общим друзьям. Когда мы подошли, возле памятника Пушкину стояла толпа журналистов и толпа росгвардейцев, наверное, 80% от всех людей на площади были журналисты и росгвардейцы. Журналисты, похоже, брали у кого-то интервью, после они сместились всей толпой к проезжей части и пространство перед памятником стало практически полностью свободным, там осталась буквально пара человек. Друзья пошли гулять в своем направлении. Так как народа там почти не было, я подошёл, постоял, посмотрел на памятник, всё было в окружении спокойно, сделал несколько фотографий окружающей обстановки и начал фотографировать памятник Пушкину. Сделал пару фотографий и внезапно со спины меня грубо заломили сотрудники Росгвардии и силой поволокли к автозаку, как только приволокли к автозаку, меня пару раз всем телом впечатали к корпусу автозака, благо я успел на инстинктах отвернуть голову назад и всё давление пришлось на грудной отдел, если бы я замешкался, приложили бы меня лицом. После этого с двух сторон росгвардейцы начали дубасить меня ногами по ногам, чтобы сбить с ног и положить на асфальт, но благодаря хорошей физической форме, я устоял, им не удалось меня повалить. Я кричал им, что сам пойду, не надо бить, после примерно шестеро росгвардейцев подняли и растянули меня в воздухе, ещё один обшмонал и сказал, что я чист. Также в воздухе сотрудники Росгвардии попытались меня запихнуть в автозак, что явно у них не получалось, я продолжал кричать, что сам зайду, и секунд через 5 они отпустили мои ноги и, заломив ещё сильнее руки, затолкали в клетку автозака. Внутри на тот момент оказались в том числе и журналисты, и иностранцы, их позднее вывели и отпустили, оставили только обычных российских граждан, видимо, у них меньше прав, чем у остальных людей. После возили по Москве какое-то время и в итоге привезли в Гагаринский ОМВД.

Привезли нас в Отдел где-то в районе 15:10, в 15:15 мы были уже внутри Отдела. Поначалу нас просто держали в комнате для совещаний, собрали документы, спросили, есть ли несовершеннолетние и судимые. Среди нас был один несовершеннолетний, который шёл в Макдональдс на Тверской и которого забрали, возможно, заботясь о его здоровье, чтобы тот не ел фаст-фуд, а также условно осужденный, которого скрутили на выходе из метро. Держали нас долго, первых ребят после 19:00 только начали вызывать для составления протокола. Меня для оформления протокола повели где-то в 23:30. С протоколом ознакомили в 0:25 4 августа, чтобы зафиксировать это, рядом с подписью я поставил время, хотя на протоколе указано 17:15, но полицейский на мое замечание, что сейчас не 17:15, сказал, что указано время начало заполнения протокола и ничего отменять не будут, я сказал что поставлю в конце настоящее время, он сказал ставить, ведь это никак ни на что не влияет. После этого меня отвели в другой кабинет, к следователю СК (Следственного комитета РФ — прим. редакции), для дачи показаний в качестве свидетеля по уголовному делу якобы об организации массовых беспорядков. Вышел я от следователя в 2 ночи.

Надо отметить, что люди в центре Москвы вели себя мирно и адекватно. Фактически провокации, беспорядки, побои устраивали силовики, целью которых было просто как можно больше людей задержать. Граждане пытались как-то защититься и защитить близких, убежать от людей в чёрном, которым без разницы, кого хватать. Понятно, что цель силовиков была одна — запугать людей.

Я в целом поддерживаю конструктивную оппозицию. Могу выделить Илью Яшина, Сергея Митрохина, Любовь Соболь, Сардану Авксентьеву.

Меня глобально не устраивают в современной действительности три вещи:
1. Тотальная коррупция и покрывательство беспредела власти;
2. Отсутствие реальных прав у граждан и боязнь их отстаивания;
3. Отсутствие независимого и справедливого суда.

Мне кажется, что мирные акции могут что-то изменить, ведь достаточно вспомнить стратегию ненасильственного сопротивления Ганди. Либо власть будет идти на диалог и что-то менять, либо она будет повышать градус и провоцировать конфликт. Я соглашусь с высказыванием Маргарет Мид: «Никогда не сомневайтесь в том, что небольшая группа мыслящих, активных граждан способна изменить мир; на самом деле всегда именно так и происходит».

Идеальная Россия для меня — это такая Россия, какой она записана в Конституции.

Константин Богатырев, 27 лет, аспирант

Я вышел 3 августа на акцию, потому что мне не безразлично то, что происходит в моём городе и в моей стране. А сейчас происходят важные события, связанные с выборами с Московскую городскую Думу.

Люди, которые вышли на улицу в этот день и выходят вот уже целый месяц, – все они совершили гражданский поступок. Публично собираться мирно и без оружия – это наше конституционное право и право человека, нельзя нам запретить это делать. А шествие граждан по бульварам – не повод применять к ним насилие. Я не могу найти никаких оправданий тому, что за участие в мирном шествии задерживают сотни людей, что к протестующим применяют силу, что к задержанным не пускают адвокатов, но пускают следователей из Следственного комитета. Боюсь, что мэр Собянин, по всем каналам называющий действия полиции «совершенно адекватными», не адекватен занимаемой им должности. 

Я поддерживаю политиков от демократической оппозиции, в том числе тех независимых кандидатов в Мосгордуму, кому избирком без всякого основания отказал в регистрации: Илью Яшина, Юлию Галямину, Дмитрия Гудкова и других. Я был бы счастлив, если бы такие люди представляли меня в московском парламенте. А вместо этого их отправляют под арест вместе с Алексеем Навальным и десятками граждан, которые посмели требовать права на выбор. Поддержать тех, к кому применяют такие меры, – правильный поступок даже тогда, когда не разделяешь их взгляды. 

Три вещи, которые заставили меня выйти, следующие:
Во-первых, солидарность с пострадавшими от неправовых действий властей: с задержанными и побитыми согражданами, с незарегистрированными кандидатами, с Навальным и особенно с обвиняемыми по свежесфабрикованному уголовному делу о так называемых «массовых беспорядках».
Во-вторых, моё принципиальное несогласие с тем произволом, который устроили органы власти вместо проведения открытых, честных и конкурентных выборов.
В-третьих, других способов защиты наших гражданских прав и наших сограждан практически не осталось.

На мой взгляд, в условиях, когда власти убивают выборы, правоохранительную систему и СМИ, нужно выходить на публичные акции, чтобы тебя услышали. Благодаря этому больше сограждан узнают о существующей проблеме, а власти получают сигнал о том, что в обществе зреет недовольство. Любая власть – демократическая или нет – вынуждена реагировать на запросы общества. И чем мощнее и продолжительнее будет сигнал, тем вероятнее добиться результата. Протест – это не про «один раз выйти и забыть». Я восхищаюсь москвичами, которые продолжают бороться за свои права, несмотря на развернувшиеся репрессии со стороны властей. 

Пойдя по пути нерегистрации кандидатов и применения силы к протестующим гражданам, наши власти подложили под себя мину замедленного действия. Всё больше граждан узнаёт о произошедшем, и я не знаю тех, кто бы считал поведение властей адекватным. Если независимых кандидатов не зарегистрируют, люди все равно проголосуют протестно: сейчас даже кандидаты КПРФ кажутся лучшей альтернативой замаскированным «самовыдвиженцам» от мэрии. Думаю, немало людей поддержит инициативу Алексея Навального «Умное голосование». С другой стороны, гражданское общество будет продолжать защищать тех, кто пострадал от действий силовиков. Мне сложно предсказать, что будет. Но, по крайней мере, всю свою жизнь я буду знать: в этот важный момент я не молчал. 

Я считаю, что Россия должна перестать считать произвол нормой. Граждане и органы власти должны прекратить считать массовые нарушения прав человека допустимыми. При этом инициатива должна исходить от граждан. Это самосбывающееся пророчество: как только граждане решат участвовать в общественной жизни и что-то менять, они это изменят.

Полина, 23 года, сфера гастроиндустрии, примерный ежемесячный доход 50-80 тыс. рублей

Я вышла 3 августа на прогулку по Бульварному кольцу, потому что считаю это единственным демократическим методом добиться изменений. Если отступить сейчас, то дальше будет ещё хуже. Я поддерживаю митингующих и осуждаю жестокость силовиков. И да, я поддерживаю Навального и его команду, а также других политиков, придерживающихся либеральных взглядов. Выйти на улицу меня заставили три фактора: неравнодушие, солидарность и долг.

Я считаю, что перемены наступят, но не в ближайшее время. Должен произойти накопительный эффект, чтобы система изменилась.

Для меня идеальная Россия — это России, в которой соблюдаются права и свободы всех граждан, в которой функционируют независимые суды, защищена частная собственность.

Матвей, 25 лет, юрист по гражданским делам, примерный ежемесячный доход 80-120 тыс. рублей

Я вышел в эту субботу, чтобы поддержать незарегистрированных кандидатов в депутаты Мосгордумы, оцениваю действия других протестующих исключительно как мирные, а действия словиков оцениваю как неоправданно жёсткие и жестокие. 

Что касается мои политических взглядов, я поддерживаю идеологию незарегистрированной партии «Россия Будущего».

Меня возмутило и вынудило выйти на улицу незаконное отстранение независимых кандидатов от участия в выборах, исключительная жестокость силовиков на мирной акции 27 июля, а также ложь провластных СМИ о сути протестов в Москве.

Я уверен, что подобные акции дадут результаты, хотя сложно предположить, чем вся эту ситуация закончится. Для меня идеальная Россия — это страна, в которой соблюдаются все права и свободны человека и гражданина, указанные в Конституции 1993 года.

Александра, 21 год, студентка факультета Международных отношений, стажёр, примерный ежемесячный доход 30 тыс. рублей

Я выходила в центр на акции протеста две субботы подряд — 27 июля и 3 августа. 3 августа я вышла из-за серии преследований участников акции, которые последовали после выступлений в центре 27 числа. Я считаю это проявлением крайней несправедливости, попыткой напугать людей. Когда такое происходит, необходимо показывать, что ты не согласен, говорить об этом открыто.

Мне приятно видеть, что люди выходят на несогласованные акции, не боятся открыто говорить, нести плакаты. Не боятся автозаков и представителей правоохранительных органов, которые делают всё, чтобы оказать психологическое воздействие на протестующих. Я считаю действия силовиков необоснованно жестокими. На моих глазах случались эпизоды, когда людей просто избивали, хотя в этом не было необходимости — протест был мирным, как и предполагалось изначально. Также мне приятно видеть повышение политической активности и осведомлённости с студенческой среде — считаю это крайне важным.

Не могу сказать, что поддерживаю кого-либо особенно из политиков. Каждый из независимых кандидатов по-своему мне симпатичен, как человек, просто в условиях, когда на любого человека за его «независимость» и «взгляды» может оказаться давление или преследование, я считаю правильным включиться в ситуацию и оказать посильную поддержку.

Три причины, побудившие меня выйти, это:
— чувство, когда тебя пытаются одурачить;
— стремление проявить активную гражданскую позицию;
— показать свою поддержку всем, кто пострадал от сложившейся ситуации — независимым кандидатам, участникам акции, кто столкнулся с преследованиями, тем, кого незаконно арестовали 27 числа, показать солидарность лично к ситуации Егора Жукова.

Да, конечно, я считаю, что такие акции дают результат — это видно даже хотя бы по обширному обсуждению ситуации в СМИ. Мне сложно говорить, чем это может закончиться. Хотелось бы, чтобы это закончилось хотя бы прекращением уголовных процессов против участников, а в идеале — допуском независимых кандидатов к выборам. Но не всегда случается так, как мы хотим. Однако я уверена, что текущие события внесут определённые изменения в политический строй РФ в целом.

Я хочу, чтобы законы в России не работали против жертв, а защищали их. Чтобы был действительно свободный политический выбор. Чтобы ты мог проявлять свою гражданскую позицию, не боясь наказания за это.

Евгений Гущин, 23 года, киносценарист на Мосфильме, примерный ежемесячный доход более 120 тыс. рублей. Не был на акции 3 августа, был на согласованном митинге 20 июля.

На мой взгляд, обе стороны ведут себя неправильно. С властью всё понятно, это беспредел, но на несогласованные митинги не выхожу из-за действий оппозиции. Меня удивляет, почему они сразу же переводят все на язык угроз и незаконных шествий? Дураку же ясно, что ультиматум «допускай всех или мы устроим беспорядки» власть никогда не примет, потому что после этого толпа будет требовать еще больше. Единственное объяснение — изначальный курс лидеров оппозиции на эскалацию как способ давления, через эмоции, сочную картинку, тысячи задержанных. 

Я верю в силу мирного протеста. Она работает по всему миру. А наша оппозиция почему-то не верит. Мы только от власти требуем цивилизованности и мудрости, а сами хотим оставаться охлосом. Почему нельзя было вместо 3 августа выйти снова на разрешённый проспект Сахарова? Его же согласовали. Пришло бы еще больше народу после винтилова 27 июля. 

Я готов выйти на несогласованный митинг и быть задержанным, только зная, что других законных способов давления не осталось. Почему-то в Чехии и Румынии законные митинги работают. У них нет такого жесткого авторитарного режима? А может у них просто больше неравнодушных людей выходит на площади?

По поводу 31 статьи конституции: всё-таки моя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого. Это очень странная трактовка закона: то есть любая группа людей имеет право перекрывать проезжие части, неконтролируемо бродить по городу, а власть должна смотреть и ничего не делать? Согласование митинга с полицией и обязанность соблюдать закон есть в любой стране, и в США и в Европе. Вспомните разгон Occupy Wall Street — больше 6 тысяч задержанных, слезоточивый газ, дубинки, хотя право собраний в США — священная корова. 

Реакция власти чрезмерна, неправильна и вызывает омерзение — от жестокости росгвардии до помоев, льющихся с телевизора. Но все те чудесные люди, которые выходят на митинги ничего не смогут без нормального руководства. А руководство, на мой взгляд, их сливает. 

Как же сложно сегодня избежать полярности — вот я вроде всей душой за гражданское общество и свободы, а по аргументам попадаю в Киселева и Соловьева.

Если никакие митинги вообще не согласовывают или согласовывают на издевательских условиях, то нужно выходить без разрешения, но Сахарова же нормальное место. Постоянно все там бастуют, что сейчас, что в 2011 после Болотной, и никаких проблем, почему нужно было отказываться от митинга 3 августа там?

Возмущает меня больше всего в сложившейся ситуации, пожалуй, одна основная вещь, как и в деле с Голуновым — это издевательская наглость, с которой всё делается. Наглость и лицемерием. Остальные мотивы конкретно к этой ситуации дела не имеют, они об общей ситуации в стране. 

Что касается именно митингов, думаю, все разойдутся довольные. Силовики смогут хвастаться, что пресекли майдан, оппозиция получит протестную активность и митинги к осенним выборам, а московские власти отогнали чужаков от кормушки. Может, они зарегистрируют какого-нибудь из кандидатов, чтобы расколоть протест. В конце концов всё упирается только в один вопрос: чем ближе 2024 год, тем больше будет таких наглых выходок власти, тем жестче будут противостояния. Обе стороны раскаляют ситуацию, а не ищут конструктива, из-за чего из варианта Армении мы стремительно вылетаем.

Я верю в то, что большинство проблем могут решить независимая судебная система и сменяемость власти. Но проблема в том, что они нужны лишь среднему классу, а его мало и становится всё меньше. Сейчас государство опирается на силовиков, бюрократию и олигархов, которым это только мешает. Бедность страны им выгодна. Россия должна стать государством среднего класса, который может организованно и ответственно за себя постоять.

Редакция THE WALL Magazine благодарит всех, кто согласился поговорить о протестном движении в Москве и поделился своими мыслями. Мы опубликовали все интервью без цензуры, вне зависимости от того, совпадает ли мнение интервьюируемого с мнением редакторов издания, потому что считаем свободу слова и самовыражения одним из основных прав человека, которые необходимо уважать и соблюдать. Если хотите поделиться с нами своей историей — пишите в сообщения нашего паблика ВК. В случае, если вы захотите остаться анонимным, мы соблюдём ваше право на анонимность.

Фото обложи и фотографии по тексту: Анастасия Гришина