За почти 10 лет существования в Москве городского пространства Flacon и недавно присоединившегося к нему Хлебозавода не побывать в этих местах – факт биографии не то, чтобы печальный, но крайне нелогичный и требующий скорейшего исправления. Прочел я это на слегка удивленных лицах постоянных обитателей этих мест, которым задавал вопросы в поисках Аудитории со стойками аккредитации прессы. На пару с моим незнанием местности мы быстро утомили несколько свежо одетых молодых людей, но-таки отыскали путь к бейджу: можно отдышаться. В ближайшие два дня штурмуем фестиваль креативных индустрий Great Eight – громадное событие в мире дизайна, диджитала и профессионального образования, расположенное в 7 разных локациях на объединенной территории Флакона и Хлебозавода №9.

Моё топографическое невежество что-то явно добавляет первым впечатлениям от фестиваля. Огромные индустриальные площади Бойлерной и Ангара тут соседствуют с креативным беспорядком Кампуса и обжитым минимализмом Куба, а само перемещение между лекциями и мастер-классами приятно как с организационной, так и эстетической точек зрения – здесь нет больших пространств Армы, обшарпанности Трёхгорки и пафоса Шёлка. Несмотря на плотное расписание лекториев, при желании можно успеть везде. Спасибо за логистику, ребята!

России давно нет в G8, но фестиваль G8 в России проводится не впервые. В 2017 году мероприятие переформатировалось и выступило прямым продолжением серии конференций “Digital без силикона”. Силикон, надо сказать, всё же остался: большое внимание на ивентах фестиваля уделяется не только новым маркетинговым решениям и креативным коммуникационным стратегиям, но и  технологическим инновациям, плотно вросшим в экосистему кремниевой долины.

Сложно (если не сказать невозможно) рассказать обо всех спикерах, поэтому пройдёмся по программе большими мазками. В секции «Дизайн» ярким выступлением оказалась лекция кибердизайнера Никиты Реплянского. Он работает над развитием невероятной индустрии wearable tech и философии киборгизации человека. Никита один из тех, кто видит своей первостепенной профессиональной задачей превращение человеческой слабости в силу с помощью креативных решений на стыке дизайна и технологий. Разумеется, упор делается на протезирование и другие виды прямого продолжения человеческого тела – от создания уникальных респираторов и корсетов до разработки конечностей с мелкой моторикой и выходом в интернет, – но существо технологий лектор определяет куда шире.

“Мы можем решать и проблемы ментального характера: технологии способны геймефицировать нашу повседневную активность и не давать мозгу простаивать. Сегодня существуют приложения-будильники, разблокировать которые можно лишь посредством решения простой логической задачки, а в дальнейшем это может касаться открывания дверей, процесса взятия тележки в супермаркете, всего. Каждый из нас сейчас киборг в той или иной форме: наши память, зрение и воображение продолжаются цифровой реальностью, портал в которую мы носим в карманах”, – говорит он мне.

Никита Реплянский

Организаторы G8 не без проблем попытались структурировать повестку фестивальных дней. Так, 4 октября обещало быть посвящённым креативному образованию, но в действительности широкий перечень тем объединил оба дня в глобальное рассуждение о теории и практике медиа, диджитала, маркетинга, тут и там распадавшееся на дискуссии и инсайдерские монологи от профессионалов в сфере рекламы, кино, музыки и моды.

Вместе с тем, образовательные мастер-классы и не думали исчезать. Площадка Кампуса на правах постоянного жилища креативной школы “Икра” вместила в себя целый ряд показательных брейнштормов. Кайфовый психологический контест подготовила команда Creative Happens – слушатели в командах по четыре должны освоить технику продуктивного креатива в условиях серьёзных ограничений, при которых трое членов команды временно лишаются зрения, слуха и речи, а четвертый, он же лидер, обязан войти в состояние предельной эмпатии и координировать формирование креативного проекта, который и будет представлен в финале эксперимента. “Учиться слышать друг друга” – по  выполнению задания это воспринимается не как избитый тезис, но как практическое руководство к действию.

А вот кейс от другого образовательного коммьюнити: каждая команда получает бриф в виде двух ассоциаций, скажем,  “ночной фонарь” и “детская погремушка”, которые должна развернуть в творческий проект со своей историей и целевой аудиторией. Это задание от высшей школы “Среда обучения”, осуществляющей онлайн преподавание по всей стране. Разговор с Наташей и Яшей Файбисович, арт-директором и лидером факультета дизайна “Среды”, в клочья рвет мои шаблоны о дистанционном обучении:

Мы являемся аккредитованным государством образовательным учреждением, отсчитывающим свою историю ещё с конца прошлого века. Это значит, что студенты получают настоящий диплом вуза по окончанию четырёхлетнего обучения по лайв-вебинарам, которое в среднем стоит 50 000 за семестр и предполагает реальную нагрузку с “классными” часами, кредитами по предметам и домашними заданиями. Конечно, есть и экспресс курсы.

Спикеры уверены, что самая сложная проблема, с которой они до сих пор сталкиваются как преподаватели и административные работники – это стереотип о фиктивности и несерьёзности онлайн-образования. Наташа уверяет, что школа выпускает квалифицированных и актуальных специалистов:

“Все тьюторы в “Среде” обязательно являются практиками, потому что им нужно чувствовать пульс жизни своих профессиональных сфер. На сегодня более 1500 учеников получают релевантные знания по психологии, дизайну, современному искусству и иностранным языкам”.

Наталья Файбисович – старший дизайнер и преподаватель «Среды обучения» на Факультете дизайна. В первый день фестиваля она даст мастер-класс по коллаборациям. Цель мастер-класса — максимально «отпустить» свою голову и придумать бренд совместными усилиями команды. Мастер-класс будет состоять из нескольких этапов: заполнение брифа, создание командой 25 идей, визуальное оформление идеи и презентация.Ждём с нетерпением!

Опубликовано G8 Четверг, 2 августа 2018 г.

Большое место организаторы G8 отвели фэшн-индустрии: своим опытом делились маркетинг- и бренд-менеджеры гигантов Puma и Reebok, основатели отечественных оплотов уличной моды Outlaw и Volchok (карьеру последних не смог закончить даже Оксимирон, произнеся фразу «Ты же не хочешь выйти из моды, словно шмотки Волчок» в небезызвестном видео, набравшем десятки миллионов просмотров) и представители профильных медиа. Другим посещаемым сектором фестиваля стали лектории с участием блогеров-миллионников с YouTube. Мой интерес к форматам лег где-то посередине, в области взаимодействия моды и интернет-маркетинга.

На завершающем программу Куба спиче Катя Федорова, сменившая редакторскую позицию в Vogue на собственные коммуникационное агентство Superkiosk и телеграм-канал Good Morning, Karl!, вещает:

Диджитал уже радикально поменял индустрию. Смотрите, глянец – это такая хрустальная башня, ваниль. Все, что креативно генерируется сетью – жизнь в разных ее проявлениях.

View this post on Instagram

Достали

A post shared by Katya Fedorova (@katyfedorova) on

С разъяснения этого тезиса мы начали беседу о тенденциях развития моды в онлайне:

Кать, вы сказали, что массовому глянцу не хватает гибкости и новизны, он опаздывает и старится. Но разве миллион однотипных рекламных бьюти-постов в лентах блогеров из инсты это не конвейер?

Конечно, в этом много скуки. Я всегда советую брендам предоставлять инфлюенсерам возможность говорить о продукте своим языком, без штампов из пресс-релизов. Наиболее стратегически важные публичные фигуры всегда обладают собственным мнением и, что немаловажно, находятся лишь на ступеньку выше собственной аудитории – ими хочется быть, но они не небожители. К нам в агентство часто приходят компании: “У нас есть миллион и мы хотим рекламу у тех и этих популярных чуваков!”. Я же отвечаю: “Ребята, возьмите блогеров-”малышей” с сотнями, может даже десятками тысяч подписчиков, и стройте с ними долгосрочную историю”. Ведь один пост с большим охватом может дать вистов узнаваемости бренда, но его сложно и затратно встраивать в глобальный имидж.

Мы много говорили о том, что высокая мода активно ищет подход к миллениалам, диалога с ними. В качестве самого резонансного звучал пример Gucci с их упоротыми и порой пугающими показами. Вместе с тем, в большом успехе бренда среди тинейджеров, на мой взгляд, сыграл жвачный вирусняк “Gucci Gang”. Как думаете, это был продуманный ход компании? Как вообще происходит взаимодействие с популярной уличной культурой?

Если честно, думаю, что эта акция не была спланированной – Lil Pump, которому нужен был референс для описания “люксовой” жизни,  появился в удачный для компании момент. Другое дело, что маркетологи круто сработали и начали поддерживать эту историю, обращаться к целевой аудитории с другим менталитетом. Сейчас еще и Versace переживает новый взлет как раз благодаря входу в рэп-музыку: там чем вычурнее, тем лучше. Вообще, эти “гэнги” — общины, тусовки – это такое переосмысление самоидентификации. В 90-х все находили “гэнг” в сфере артикулированных предпочтений. “Ты с металлистами, панками или электронщиками?” — вот это всё. Сейчас это витает в воздухе вокруг слоганов и магии подачи брендов, давай возьмем, скажем, Vetemens — это же, блин, просто худи или тренчи с надписями за 1000$. Но люди покупают, а дети копят, потому что купив Ветман ты приобщаешься к своему “гэнгу”.

Часть событий G8 решительно не поддаются никакой категоризации, но не упомянуть их значит согрешить против многообразия фестиваля. Так, людям, непосвящённым в повседневную жизнь Флакона, обязателен к посещению Люмьер-холл: темная площадка, специально оборудованная футуристичными мультимедийными панелями почти в формате 360 и предназначенная для нового осмысления цифровых выставок и кинопоказов. Здесь спикеры второго дня препарировали судьбы российского кино, детально описывая механику кассовых сборов или обозначая наиболее интересные инвестиционные проекты сферы.

На другом конце территории ивента о ненуждающемся в представлении проекте Burning Man в блистательной лекции рассказал менеджер проекта Кристофер Бридлав. Burning Man за тридцать с небольшим лет существования превратился не просто в культурное явление, но в общественное движение. Организаторы фестиваля ведут свой проект – нет, свою жизнь – по знаменитой формуле американского фольклора: «Если создать им условия, они придут. Если они сами создадут условия, им придется остаться». Во многом поэтому Бёрнинг Мэн сегодня является не только апофеозом свободы и бесконечного самовыражения, но и торжеством инженерной мысли.

“Мы не пытаемся предугадать, что нужно людям. Мы ничего им не продаем: никаких артистов, особенных сцен или продуктов. Наше коммьюнити строит само себя”, – заключает Крис.

Кристофер Бридлав

Позднее мы общаемся в стороне у пресс-волла и на мой вопрос о том, когда уже Burning Man станет настоящим “государством в государстве” на постоянной основе со своим сводом основ общежития, Кристофер советует мне чекнуть большую попытку осуществления подобного проекта в Неваде – Fly Ranch. Дабы не растягивать и без того пространный отчёт, оставляю вам возможность вдохновиться им самостоятельно.

Картинки по запросу inspiration gif

Подвожу итоги: мир постоянно меняется, наполняется новыми смыслами, обрастает трендами и так же быстро эти веяния забывает. Креаторам современности нужно быть не просто на острие мысли, а формировать своё будущее, потому что именно сейчас публика готова благосклонно воспринимать всё необычное, криповое, идейное и максимально свободное. Творчество рождается в смелости и часто распускается на почве неведения. Чем меньше мы будем ждать, тем скорее увидимся на мероприятиях, подобных G8, в следующий раз. Возможно, уже в другом качестве.

Автор: Ярослав Веринчук

Фото предоставлены организаторами мероприятия