Совсем недавно мы писали о Международном фестивале балета Мариинский, проходящий в начале апреля в северной столице. Не успел закончиться Гала-концерт звезд балета 9 апреля, как уже на следующий день звезды Мариинского театра предстали в Московском академическом Музыкальном театре им. К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко. Так начался неофициальный мини-фестиваль в московском театре. «Стасик» всегда весной радовал своего зрителя наличием нескольких спектаклей с участием приглашенных солистов. В главных партиях можно было увидеть составы, о которых либо только можно было мечтать, либо на которые в обычное время, если и попадешь, то с большими усилиями.

«В этом году театр с участием приглашенных солистов решил продемонстрировать самые востребованные и популярные у зрителя спектакли: «Жизель» и «Дон Кихот»

Два совершенно противоположных мира – маленькая деревушка в горах и залитая солнцем Барселона, кладбище и цыганский табор, трактующие характеры героев: лиричная Жизель и темпераментная Китри, меланхоличный Альберт и бравурный Базиль. Первоначально заявленный список приглашенных солистов был не менее контрастным: в первом спектакле – Олеся Новикова (Жизель) и Ксандер Париш (Альберт) из Мариинского театра, во втором – Осиэль Гунео (Базиль), представляющий Норвежский национальный балет. Классическая выучка Академии Русского балета им. А.Я.Вагановой и Королевской балетной школы (Великобритания) против обучения основам балета в Матансасе и Гаване.

Но, за неделю до спектакля, стало известно, что «кубинская сенсация» не приедет в Москву, и в качестве приглашенного солиста выступит ещё один представитель Мариинского театра – Владимир Шкляров (Базиль). В итоге наблюдалось своеобразное путешествие из Петербурга в Москву: благодаря театру им. К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко москвичи смогли побывать на спектаклях с участием солистов питерского театра. Однако, несмотря на единство школы и театра, спектакли оказались совершенно разными и противоречивыми.

 «Жизель» Олеси Новиковой без зазрения совести можно назвать эталонной»

Безупречная техника и образ, который передает балерина, продуман до мельчайших деталей, каждое движение, выражение лица объясняется содержанием балета – всё сочетается в балерине. Невесомая Олеся Новикова (никогда не скажешь, что при этом она мама троих детей) заставляет по-новому посмотреть и прочувствовать всем хорошо известный балет.  С первого появления на сцене Олеся предстает скромной и мечтательной девушкой, не представляющей своей жизни без танцев.

Альберт (Ксандер Париш) заставляет её пережить новое чувство – любовь, теперь каждая вариация направлена в сторону возлюбленного, так, во время прохождения диагонали в первом действии, Олеся Новикова постоянно невольно обращает взгляд на Ксандера, руки так и тянутся в объятия любимого человека. Предательство и обман Альберта, в которое Жизель отказывалась верить до последнего, приводят к тому, что открытая этому миру девушка сходит с ума и погибает на руках графа-крестьянина. Хотя в то, что Париш-Альберт является крестьянином, можно было поверить только если довериться ему полностью. В каждом жесте, каждом па он выдавал своё аристократическое происхождение, и уже в первом действии вёл себя как человек голубых кровей, свысока смотрящий на окружающий, но способный на чистые чувства к простой девушке.

 

Во втором действии, где Жизель – это призрачная виллиса (невеста, умершая до свадьбы), Олеся Новикова кардинально меняется: устремленный в одну точку и лишённый жизни взгляд, механические движения, скорее напоминающие перемещения красивой заводной куклы, и повисшие кисти рук. Всё это в дополнении с мертвенной бледностью («такая смертельная бледность покрыла это милое личико») не могло не оказать ошеломляющего эффекта на зрителя, который следовал за героиней и сопереживал ей на протяжении всего спектакля. Так, смерть не смогла погубить главное – вечную любовь и преданность Жизели Альберту: после трагических событий она продолжает невольно тянуться к графу, показывая, что ничто не сможет разрушить её чувства.

В «Дон Кихоте» главные партии исполняли солистка театра им. К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко – Оксана Кардаш (Китри) и солист Мариинского театра – Владимир Шкляров (Базиль). Внезапная замена артиста, исполняющего главную партию, не могла не сказаться на качестве спектакля. К сожалению, многие высокие поддержки в первом действии были исполнены неудачно, а во время исполнения «рыбки» во втором действии – одного из эффектнейших моментов — приходилось бояться за безопасность Оксаны. Однако неудачные моменты спектакля, мало зависящие от артистов, были сполна компенсированы сольными моментами: вариациями и выходами в гран па. Озорство и лукавство Оксаны Кардаш великолепно дополнялись техникой, щегольство и жизнерадостность Владимира Шклярова были неотделимы от усложненной технической составляющей партии. Поэтому совместно с артистами МАМТа они смогли передать атмосферу праздника и веселья – вечных спутников Испании.

Возможность увидеть коронные партии солистов Мариинского театра, предоставленная театром им. К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко, – удача для московского зрителя, который теперь с нетерпением будет ждать следующего негласного фестиваля.

Автор: Мария Тарасова

Фото: ya.sedona2013

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.