В наши дни особую значимость приобретают проблемы обеспечения законности и правопорядка. Негативные процессы, происходящие в обществе, не обходят стороной подрастающее поколение, оказывая интенсивное и непосредственное влияние на молодежь, порождая преступность в среде несовершеннолетних.

Вследствие действия принципа гуманизма в российском уголовном праве система наказания самых молодых преступников является усечённой, исключая наиболее суровые меры. Одно из важнейших мест в ней наряду с лишением свободы, ограничением свободы, лишением права заниматься определенным видом деятельности обязательными и исправительными работами занимает штраф – весьма традиционная как для России, так и для всего мира форма уголовного наказания, достаточно распространённая и нередко применяемая судами. В частности, только лишь за первое полугодие 2014 года он был назначен 747 несовершеннолетним[1].

Безусловно, применение штрафа в данных случаях имеет свои особенности, связанные с несовершеннолетием осуждённого. Часть 2 ст. 88 УК РФ установила, что «штраф назначается как при наличии у несовершеннолетнего осужденного самостоятельного заработка или имущества, на которое может быть обращено взыскание, так и при отсутствии таковых. Штраф, назначенный несовершеннолетнему осуждённому, по решению суда может взыскиваться с его родителей или иных законных представителей с их согласия»[2].

Именно эта ситуация вызывает наибольшую трудность. Достигнет ли наказание своей цели, если штраф взыскан с других лиц, пусть даже родителей, имущество которых, скорее всего, не так уж ценно для несовершеннолетнего?

По сути, взыскание штрафа подобным образом нацелено не на реализацию основных целей наказания, а на формальное исполнение, причем достигаемое за счёт ограничения прав лиц, которые не только невиновны в преступлении несовершеннолетнего, но и могли даже не подозревать о его совершении. Тем самым нарушается основополагающий принцип уголовного права – а именно, принцип вины[3]. Иными словами, за действия, совершённые конкретным лицом, отвечают собственным имуществом совершенно другие люди, которые невиновны в содеянном. Можно долго рассуждать о косвенной вине родителей или лиц, их заменяющих, которые «не уследили» за оступившимся, но факт остается фактом. Более того, разве можно сопоставлять ответственность за пробелы в воспитании ребёнка и ответственность за совершенное преступление, за которое назначен штраф? И потом, тем самым рушится сама конструкция уголовного наказания – ст. 43 УК отдельно подчеркивает, что тяготы наказания не могут возлагаться на семью, родственников, какое угодно лицо, кроме того, кто совершил преступление.

Размеры штрафов для данной возрастной категории относительно невелики – от 1 до 50 тыс. рублей либо в размере заработной платы или иного дохода за период от 2 недель до 6 месяцев. В случае, если в качестве штрафа выплачиваются заработанные самим подростком деньги, карательный и воспитательный эффект очевиден – маловероятно, что доход, который получает несовершеннолетний велик. В случае же с взысканием денежных средств с родителей это может быть в равной степени как досадная неприятность, так и существенный ущерб семейному бюджету. Штраф даже в 10 тысяч рублей – не такая уж малая сумма для жителей большинства регионов нашей страны. Так, в Алтайском крае минимальный размер оплаты труда для работников внебюджетной сферы, составляет 8116 р[4]. В Орловской области МРОТ равен 5500 р[5].

Таким образом, вероятнее всего, что законодатель возлагает надежды на родителей осуждённого, которые однозначно применят к нему меры порицания. Тем не менее, здесь воздействие на провинившегося ставится в зависимость от многих факторов и работает только в случае, когда несовершеннолетний проявляет уважительное отношение к своим родителям и сам стремится к исправлению.

Важно отметить тот факт, что в большинстве зарубежных стран назначение штрафа лицам, не имеющим источника дохода либо имущества, на которое может быть обращено взыскание, не допускается – в частности, подобные нормы содержатся в уголовном законодательстве Польши, Азербайджана, Латвии, Казахстана, Эстонии. Такое ограничение способствует тому, что наказание становится более эффективным и не перекладывается на других лиц[6].

Отдельно следует отметить ремарку законодателя о том, что штраф может быть выплачен родителями или законными представителями исключительно с их согласия. Необходимо ли вообще вынесение суда, если они добровольно готовы выплатить указанную сумму? Каким образом вообще может быть вынесено такое решение? Данные вопросы остаются не урегулированными законодателем и вызывают множество трудностей на практике. Важно отметить неудачность этого правила, когда функции законного представителя возложены, к примеру, на государственное учреждение, либо, когда воспитание по факту осуществляется подобным учреждением даже при наличии родителей.

Можно предположить, что существование данной нормы обусловлено тем, чтобы в российском законодательстве и правоприменительной практике появилась реальная альтернатива лишению свободы, однако эта попытка выглядит неудачной и громоздкой, поскольку, как было сказано ранее, принцип исполнимости наказания несопоставим по своему значению с принципом личной ответственности, отказ от которого неминуемо повлечет за собой отказ от принципа вины, закрепленного законодательно. Более того, назначение наказания в таком случае будет находиться в косвенной зависимости от материального положения семьи несовершеннолетнего, что также является нарушением конституционного принципа равенства[7].

Несмотря на то, что несовершенство данной конструкции в российском уголовном праве очевидно, на данный момент, законодатель не склонен анализировать необходимость её сохранения в таком виде и внесение изменений в положения уголовного закона, касающиеся назначения штрафа несовершеннолетним, схожие с теми, которые содержатся в зарубежном законодательстве и выглядят более обоснованными и логичными.

 

Автор: Дарья Козьмик

Фото: кадр из фильма «400 ударов» (Quatre cents coups), режиссёр Франсуа Трюффо, 1959.

 

[1] Судебный департамент Верховного суда РФ. Отчет об осужденных, совершивших преступление в несовершеннолетнем возрасте № 12, URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=586.

[2] Уголовный Кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс]: федеральный закон №63-ФЗ от 13. 06. 1996 (с изм. и доп., вступ. в силу с 07.04.2015). Доступ из СПС «Консультант – плюс» URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_177261/.

[3] Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник/ Под ред.д-ра юр.наук, проф. Л. В. Иногамовой-Хегай, д-ра юр.наук, проф. А. И. Рарога, д-ра юр.наук, проф. А.И. Чучаева – М.: ИНФРА-М: КОНТРАКТ, 2008, — VI, С. 518.

[4] http://www.altairegion22.ru/region_news/v-altaiskom-krae-uvelichen-minimalnyi-razmer-oplaty-truda-dlya-rabotnikov-vnebyudzhetnoi-sfery_404970.html.

[5] http://www.rg.ru/2013/06/25/reg-cfo/mrot-anons.html.

[6] Оловенцова С. Ю. Штраф как вид уголовного наказания, применяемого к несовершеннолетним// Ведомости уголовно-исполнительной системы. 2013. № 2. С. 49.

[7] Там же.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.