В последнее время слово «винтаж» всё чаще можно встретить на страницах глянцевых журналов, в fashion-блогах и инстаграм-аккаунтах инфлюенсеров. Основательницы магазина винтажной одежды Fefёla Дарья Струк и Екатерина Сиденко поговорили с THE WALL о концепции шоурума, моде на винтаж, российском менталитете, московском рынке и планах на будущее.

Как зародилась идея создания магазина винтажной одежды?

Катя: С Дашей мы знакомы со школьной скамьи, но плотно общаться начали гораздо позже. Fefёla появилась в августе 2018-го. Задолго до этого я начала собирать винтажные вещи. Не так давно мы с Даше встретились вновь и решили что-то сделать. На тот момент мы обе пребывали в творческом застое. Сперва в разработке была другая идея, но моё давнее увлечение и зарождающаяся в России мода на разумное потребление повлияли на окончательное решение. Мне показалось это интересным: делать что-то и в то же время учиться самой.

Как я понимаю, вы были одними из первых в Москве, кто серьёзно начал заниматься продажей вещей с историей, с какими сложностями вам пришлось столкнуться на начальном этапе?

Даша: Нет, совсем нет. На момент открытия на рынке уже существовали магазины с многолетней историей. Например, Строго и Бонапарт.

Но тем не менее за такой небольшой промежуток времени у вас набралось немало подписчиков в инстаграме. Для сравнения, у Строго – 13,4 тысяч. У вас почти 18 тысяч.

Даша: На самом деле, мы не понимаем с чем связан успех. Да и можно ли оценивать успешность в количестве подписчиков в инстаграме?

Катя: Возможно, дело в том, что мы позиционируемся как магазин для широкого круга потребителей, а не для отдельной богемной «тусовки», как это делают другие. Мы хотели, чтобы друзья и друзья друзей погрузились в это увлечение. Далеко не все принимают особенность нашего дела. Мы начали с секонда. Затем стали находить винтаж, постепенно добавлять его в ассортимент. С тех пор сочетаем вещи разных возрастов.

Сколько человек в вашей команде? Как между вами распределены обязанности? Случаются ли между вами разногласия? Если да, то как часто?

Катя: Нас трое: мы и наш консультант, которая находится в шоуруме и иногда отвечает клиентам в директе. Недопонимание минимально.

Даша:Несколько месяцев назад у нас был сложный период. Постоянная работа, усталость. Возможно, отсюда невозможность прийти к общему мнению. Честно, были мысли о закрытии. Но откровенный разговор привел всё в норму. Сейчас новое дыхание, новое место, новые соседи.

Даша: Главная сложность при совместной работе – взаимопонимание. Неважно, как давно вы знакомы. Бизнес есть бизнес. Всегда тяжело, когда вас двое и вы по-разному смотрите на мир.

Катя: Это серьёзная обогащающая работа: слышать и понимать другого.

Не могу не спросить о названии. Фефёла? С чем связан выбор?  Если верить гуглу, слово просторечное и применимое для обозначения неопрятно одетой и некрасивой женщины. Но ведь к вашему магазину оно не имеет никакого отношения. Тогда почему оно?

Даша: Не относится, но в то же время…

Катя:Для нас это с самого начала была шутка. Винтаж в какой-то мере подразумевает неидеальность. Мы фефёлы.

Даша: Нам нравится это как имя нарицательное. Как кулёмы, только фефёлы. Это про нас (смеются).

Что же такое винтажная вещь, на ваш взгляд? (Если говорить о возрасте, на просторах интернета встречается промежуток в 10-15 лет. Так ли это?)

Катя: 30-40 лет. Многие на волне «олдскульного» хайпа называют 10-15 летние вещи винтажными, но это не так. В большей части магазинов, которые утверждают об абсолютно винтажном ассортименте, есть селективный секонд. Мы разграничиваем эти понятия. Не все представленные в магазине вещи – винтаж. Стараемся доносить это до наших клиентов.

Даша: Есть 90-е, есть 2000-е. Но мы в целом за разумное потребление.Оно прекрасно. Главный вопрос здесь «Нравится или нет?».

Каков средний возраст представленных в fefëla вещей?

Катя:Сейчас у нас представлено платье эпохи ампир начала 19-го века. Это любовь. Оно достаточно дорогое. Что с ним делать – не знаем. Планируем передать его в музей.

Даша: А вот самую молодую вещь определить сложно. Все они до 2000-х. Возраст представленной одежды зависит от коллекции. Месяц-два назад у нас были 50-е, 60-е. Мы тогда многое забирали у коллекционеров. Были шелковые платья начала 40-х (с которыми тоже было жалко прощаться).

Катя: так я лечусь от шопоголизма: отдаю людям классные вещи, которые им действительно идут. Могу сказать по себе, винтаж – действительно заболевание.

Несмотря на центральное расположение, узнать о вас и найти магазин можно только через инстаграм, прошлая и нынешняя точки расположены глубоко в офисных дебрях и практически недосягаемы для неосведомлённого прохожего. Считаете ли вы это проблемой и если да, планируете как-то её решать?

Даша: Для Москвы наш бизнес достаточно сложен. Никогда не заработаешь на этом целое состояние. Аренда на первом этаже стартует от 250-ти тысяч. К сожалению, эта история не про винтаж. Мне кажется, нам достаточно той аудитории, которую мы имеем. Сейчас инстаграм – движок всего. Люди идут – мы довольны.

Катя: Нужно продолжать развиваться самим, и развивать дело. Я думаю, все будет нормально.

Как отличить подлинную вещь от её юного двойника? Насколько распространена торговля фейковым «винтажем»? Существуют ли методы борьбы с этим?

Катя: Мне кажется это видно по материалу, по ниткам, по качеству, нехарактерным для современного производства. Например, ты переворачиваешь платье 40-х, которое вручную шилось молодой девушкой, и видишь косой крой. Всё это очаровательно.

Даша: Так, у нас было много платьев из крепдешина. Это очень сжатый шёлк. Сейчас такой материал не встретить.

Катя: Необходимо понимать, что есть стили ретро и винтаж.

Даша: Мне кажется, сложно назвать это «фейком».

Катя:Всегда есть дискуссии из ряда кожа это или кожзам, полиэстер или нет. Так и с нашим делом. Мы придерживаемся мнения, что нужно носить то, что нравится, вне зависимости от того, винтаж это или ретро, поэтому зачастую споры “винтаж/не винтаж” достаточно скучные.

Даша: Мы не всегда понимаем клиентов, которые отказываются от идеально посаженной вещи из-за присутствия в составе полиэстера или иных материалов.

Катя: к слову, винтажый полиэстер гораздо круче, его не стоит бояться. Или, когда ребята узнают, что это не винтаж и резко меняют мнение. Если ты ценитель, сразу увидишь ценность и возраст вещи. В остальном — выбирай по вкусу.

Как происходит собрание коллекции? Где вы находите вещи?

Даша: Мы называем коллекцией какое-то обновление, то, что мы привозим из последних поездок.

Катя: Никогда не знаешь, что встретишь. Каждый раз чувствуешь мандраж. Когда не ездим на закупку несколько недель, начинается ломка, к слову о заболевании.

Вещи мы находим по всему миру: на ярмарках, барахолках, секондах. Последнее время нам везёт на коллекционеров: бабушки, женщины, чьи родители когда-то собирали интересные вещи. Особенно интересны они в России. В советское время одежду, привезенную из-за границы, надевали редко, откладывали на какой-то хороший день. Поэтому она, как правило, в прекрасном состоянии. Часто находим вещи в упаковке. Люди, с которыми мы сотрудничаем, часто просят: «Носите. Не берегите. Не бойтесь испачкать». Это приятно.

Можно несколько слов о грядущей? По вашим комментариям, она будет «небольшая». Сколько примерно вещей?

Даша:Чуть-чуть из Мюнхена, чуть-чуть из Хельсинки, и сейчас немного довезли из Москвы и Петербурга. Есть очень красивое шелковое платье.

Катя: я просто обожаю советские школьные вещи. Был невероятный кожаный ремень. Сейчас у нас много шерстяных брюк с бирками 76-го года. Качество просто невероятное.

При знакомстве с вами я была приятно удивлена демократичностью цен. Удивительно, но этот факт применим и для вещей мировых брендов: Dior, Valentino, Polo… Можете ли вы обозначить стоимость самой дешёвой и самой дорогой вещи в магазине?

Даша: Иногда у нас бывают скидки, в период которых можно купить вещи за 50-80 рублей. Недавно девушка купила хлопковый кардиган за 80 рублей.

Катя: На нем была маленькая штопочка внизу.

Даша: Стоимость уже упомянутого платья из ампира определить сложно. Оно бесценно. Кроме того, у нас есть две коллекционные бамбуковые сумки 50-х годов из Китая. Они стоят по 60 тысяч.

Катя: Обе были сделаны на заказ для жены китайского посла, которая нам их и передала. Мы вышли на неё через московских знакомых.

Ваш инстаграм настолько проработан. Эстетика «заправленного» всего, украшений лучших времён бабули, сухоцветов. Что для вас эта платформа? Способ продвижения или продукт творчества?

Даша: Сложно сходу ответить… Мы вдвоем и снимаем, и выкладываем. Не обрабатываем, хотя надо бы (улыбаются).

Катя: Очень забавно проходят фотосессии. Мы снимаем ближайшую студию, вместо камеры используем айфон.

Даша: Катя- модель, я фотограф. У нас всё очень просто.

Катя: Инстаграм — творчество.

Даша: Бизнес.

Катя: Мммм, всё же творчество, но не без тенденций на дело. Мы не ставим себя как непонятный креативный аккаунт. Стараемся отразить своё видение мира.

Даша: Конечно, нашу страничку можно назвать коммерческой, но мы делаем это для себя.

С чем, по-вашему, связана мода на винтаж? Концептуализм, экологичность или скорее вопрос экономии?

Даша: Всё сразу. Нам просто нравится.

Катя: у меня художественное образование, и что-то подобное никогда не было странным. Я могла надеть платье 40-х или 30-х, перчатки, соломенную шляпу, чем, конечно, иногда удивляла родных. Для меня это было красиво. Потом это стало таковым и для Даши.В целом, говоря о моде на винтаж, все циклично. С его помощью ты можешь найти то, чего нет нигде. Целые города и страны относятся к этому с любовью. До России это только начало доходить.

Не могли бы вы выделить несколько ключевых фигур, повлиявших на распространение этого тренда, и кто наиболее активно продвигает его сегодня?

Даша: Мы (смеются).

Катя: За рубежом это нормально. Это культ. К примеру, в США это происходит по умолчанию, повсеместно. У нас тормозящееся развитие этого течения связано прежде всего с менталитетом. Скептицизм, вопрос: «Как я могу это носить, если это уже кто-то носил до меня?». Я много думала об этом, когда переходила на разумное потребление. Можно провести параллель с пакетами. Для многих отказ взять пакет на кассе равносилен отсутствию денег. Купить уже ношенные джинсы гораздо сложнее. «А вдруг в них умер прошлый хозяин или я подцеплю какую-то инфекцию?».

Даша: К счастью или сожалению, ничего не можем сказать об инфлюенсерах. Мы часто вдохновляемся ребятами на улицах как в России, так и за рубежом. Мы живем в каком-то своём мире. Для нас не существует «тренда» на винтаж.

Катя: Мне кажется, это не вопрос индивидуальности. Если ты захочешь, ты найдешь, как её выразить. Винтаж – история о продлении жизни вещей. Это намного полезнее для общества.

https://www.instagram.com/p/Bsk5kZJhZFM/?utm_source=ig_web_copy_link

Откуда вы черпаете вдохновение?

Катя: Здесь работает фраза «Кради, как художник». Мы часто смотрим на то, что происходит на Западе, перевариваем, делаем мудборд. Когда все это впитываешь, собираешь материал, анализируешь, ты растешь. Начинаешь делать своё. Это может быть на что-то похоже, но в то же время в этом будет много тебя.

Впереди у вас поездка в Париж. Новая коллекция будет проникнута духом Франции XIX века? Расскажите поподробнее.

Катя: Желаний много. Я закрываю глаза и вижу антикварные платья. Никогда не знаешь, что тебя ждет.

Даша: Главное, не расстраиваться. Посмотрим…

Всегда ли расходы полностью окупаются?

Даша: Это достаточно сложный вопрос, но говоря в общем – да. У нас специфический бизнес, нет четкого спланированного выхода коллекций. Мы не работаем по принципу «отшил-продал».

Как в целом вы оцениваете московский рынок винтажной одежды? Чувствуется ли конкуренция и есть ли перспективы роста?

Даша: У нас нет соперничества.

Катя: Я вот, например, прихожу в Строго и покупаю там платье.

Даша: Наш бизнес не имеет конкуренции. Он строится на поиске и удаче. У всех своё. К тому же, нас сближают винтажные маркеты.

Катя: Конечно, течение расширяется, появляются новые магазины. Это здорово.Это не значит, что к тебе перестанут ходить. Твой клиент всегда к тебе придёт, так как невозможно найти вторую винтажную вещь.

Каким вы хотите видеть fefëla в будущем? Планируете ли расширять сеть?

Катя: Сетевые секонды – вещь бессмысленная и 100% коммерческая. Мы не хотим превращать в это наш магазин. Развитие должно быть до определенного уровня. На винтаже не заработаешь миллионы. Это дело на грани бизнеса и души.

Даша: Фефёла будет существовать до тех пор, пока не изживет себя. Сейчас мы активно работаем над новым проектом, который органично вытек из нашего нынешнего дела. Скажем немного: это магазин «без упаковки». Натуральная косметика собственного производства плюс новое видение на кофейни в Москве. Пространство, которое, надеемся, понравится так же, как и Фефёла. Поживём – увидим.

Автор: Татьяна Алубаева