13 апреля. После дождичка из негодующих комментариев и громких заявлений в четверг Россия всё-таки официально отказывается от участия в «Евровидении». Причиной такого решения стало несогласие российской стороны с позицией Украины, которая, по мнению наших политиков, пытается политизировать конкурс, призванный объединять людей, а не наоборот.

Почему «Евровидение» перестало восприниматься как соревнование для услады глаз? Почему песни, попавшие на конкурс, воспринимаются как провокация, и за музыкальным пиршеством скрывается чума политических разногласий?

С чего всё началось?

Почему «Евровидение» принято считать конкурсом далеким от политики? Если заглянуть в историю конкурса, то его изначальной концепцией было развлекательное шоу, которое объединяет Европу в культурном плане. Творчество поп-музыкантов сравнивается на международной арене; каждая страна предлагает  жемчужину вокального мастерства, выбранную всей страной; жемчужины встают в один ряд, и их сравнивают, чтобы найти самую яркую, и с шумом выводят её в большой свет. Решение о победе той или иной жемчужины принимается компетентным жюри – их голоса складываются со зрительскими симпатиями, и выходит вполне объективный результат. Мир получает новую звезду, телевидение – рейтинги, участники – популярность, тысячи новых поклонников и, наконец, просто возможность показать своё вокальное мастерство. Трёх зайцев одним выстрелом.

На деле же, всё несколько иначе. После введения новой системы голосования страны-соседи откровенно голосуют друг за друга, помогая пробиться в финальном рейтинге хотя бы на пару позиций выше. За этим не раз были замечены Греция и Кипр, Румыния и Молдавия, Великобритания и Ирландия. Голосовать за «своих» запрещено. Европейский вещательный союз (организатор конкурса) ввёл профессиональное жюри: теперь считается, что результат ни в коем случае не может быть подтасован, так как голоса, поступившие из разных стран, суммируются с мнением экспертов. И снова: никакой политики, только профессионализм, вокальные данные и манера исполнения.

На результаты, как мы видим, это не влияет, однако эталон проведения конкурса уже нарушен. И не сказать, что в этом есть вина организаторов: они-то как раз, кажется, делают всё возможное, чтобы зрители наслаждались музыкой и эффектностью происходящего, а не национальностью артистов. Даже в правилах конкурса прописано, что участник, представляющий страну, может быть любой национальности. Главный критерий, по которому он может пройти, – это гражданство. Плохо это или хорошо, каждый решает сам, но факт остается фактом: не каждому зрителю хочется видеть в «Евровидении»  исключительно песенный конкурс. Победителем может запросто выйти тот, у кого больше друзей, и кто «соберёт больше лайков».

Подобная система голосования всегда заставляла зрителей задуматься: действительно ли «Евровидение» далеко от политики и мировых проблем? В 2014 году победу на конкурсе одержала Кончита Вурст, более известная как «бородатая женщина». Само выступление певицы многие посчитали провокационным (в особенности гомофобная часть общества), а победу – откровенной пропагандой гомосексуализма. Действительно ли Кончита Вурст хотела доказать, что ЛГБТ-сообщество стало сильнее прежнего (и оно, как поётся в её песне, будет «восставать из пепла, словно феникс», несмотря ни на что), или это не было её первоначальной целью, мы можем только догадываться.

Евровидение-2017: предыстория

Своей победой в прошлом году певица Джамала вызвала продолжение споров о политической ангажированности «Евровидения» и даже адекватности тех, кто допустил настолько провокационную песню до конкурса. Помните эти жаркие споры о том, имеет ли право певица между строк намекать на аннексию Крыма? Тут уж не помог никакой «Крым-наш!», и многие россияне решили, что страну откровенно завалили, обсмеяли и вообще унизили на публичной арене.

Еще до самого конкурса было немало споров о том, почему бы Джамалу не отстранить за политически провокационный текст, за накрутку голосов, за ведение информационной войны против России. Легко представить, какую реакцию вызвала её победа: возмущение было настолько велико, что две трети россиян объяснили победу Джамалы политическими мотивами. Весь мир, мол, недоволен тем, что Крым вернулся к России, и поддерживает певицу в её обращении к человечеству: «Вы думаете, что вы Боги? Но все умирают!». При этом каждый второй участник опроса, проведенного ВЦИОМ сразу после оглашения результатов, заявил, что Россия обязана бойкотировать конкурс и не участвовать в нём в 2017 году. Одним словом, возмущения по поводу победы бородатой женщины неожиданно показались не такими уж и страшными.

Сама Джамала объяснила, что в своей песне отсылает к одному из периодов в истории Украины – к 1944 году, когда её бабушка и тысячи других крымских татар были депортированы с Крымской АССР. Считалось, что это мера безопасности, но, на деле, было принесено слишком много жертв. Другой вопрос, с чего бы ей вспоминать об этом именно сейчас, после аннексии Крыма? Ответы могут быть самыми разными: либо она пользуется возможностью показать язык России, либо просто хочет отдать должное своим корням.

За год волнения поутихли: всё те же две трети подуспокоились и решили, что ничего страшного в том, что Россия всё-таки примет участие в конкурсе, нет. И всё бы ничего, да вот только в самый интересный момент Киев запрещает Юлии Самойловой, представительнице России, въезжать в страну под предлогом того, что одним из своих выступлений она нарушила внутренние законы. И, разумеется, без следа это не проходит.

 Музыкальная песочница

 ЕВС, которые всегда пропагандировали отрешенность конкурса от политической обстановки, отнеслись к ситуации с разочарованием. Словно заботливый воспитатель, увидевший, что два ребёнка поругались в песочнице, ЕВС не стал встревать в то, чем изначально не занимается – в политику, и предложил решить проблему мирным путём. Франк-Дитер Фрейлинг заявил, что ЕВС осуждает подобное решение, ведь оно откровенно политизирует конкурс и подрывает его миссию всеобщего объединения. Генеральный директор ЕВС, Ингрид Делтенре, призвала Киев отказаться от санкций в сторону Самойловой, пригрозив бойкотированием конкурса в отдельных европейских странах, за что получила выговор и просьбу «не лезть во внутренние дела страны».

России было предложено несколько вариантов: отправить на конкурс другого участника или провести телемост, но и от того, и от другого Россия отказалась. Проще говоря, и та, и другая стороны конфликта приняли позу «Я тут прав, и меня ничего не волнует», а ЕВС осталось лишь развести руками и печально произнести: «Что ж, очень жаль».

С одной стороны, всё выглядит логично (как и должно): вы нарушаете наш закон – мы применяем к вам санкции. В это верит ЕВС, которому хочется, чтобы дети в песочнице были дружными, а не бросались песком друг другу в глаза. «Первый канал» же, единственный, кто имеет право на трансляцию «Евровидения», в корне не согласен с этой позицией и отказывается от трансляции, таким образом выражая своё недовольство либо законами Украины, либо тем, что этими самыми законами пытаются скрыть – нежелание видеть Россию в качестве участника конкурса.

«хочется, чтобы дети в песочнице были дружными, а не бросались песком друг другу в глаза»

Одним словом, миссия «устроить развлекательное шоу, которое объединит европейские страны» провалена. Ребёнок с российским флагом не даёт в обиду Юлию Самойлову, ребёнок с украинским флагом не даёт в обиду свои законы: воспитатель просто разводит их по разные углы песочницы, стараясь не задумываться о том, что у проблемы было решение. Вопрос лишь в том – почему ни один из детей не остался им доволен. Может, потому что детям так нравится ругаться, что лишняя ссора кажется обычным делом?

Что будет дальше?

Пока говорится только о том, что Юлия Самойлова всё равно попадёт на Евровидение в следующем году, где бы оно ни проводилось. Но кто знает, что произойдёт дальше? Вдруг Украина сенсационно одержит две победы подряд, а у Самойловой в стране найдутся родственники, одно существование которых наложит вето на её переход через границу? Разумеется, если это действительно так, то Совету Безопасности Украины придётся найти достоверное оправдание своим действиям. Даже если претензия к Самойловой окажется справедливой, обязательно найдется кто-кто, уверенный в том, что «всё куплено». Просто потому, что иначе в современном мире не бывает.

Источник фото: 1tv.ru. Официальный логотип конкурса в 2017 году

Филипп Киркоров, принимавший участие в «Евровидении» в 1995 году (особого успеха он не добился, заняв только 17-ое место), вообще считает, что участвовать в конкурсе бессмысленно, пока правила не будут изменены, и заявил, что судьям явно «что-то нашёптывают на ухо». Ну, не могло так получиться, что беспристрастные зрители поставили Сергея Лазарева на первое место, а высоко квалифицированное жюри – на последнее. Что-то здесь нечисто, считает «король российской эстрады». Компрометируются судьи, компрометируются организаторы, а достаётся, в итоге, России, которая всё больше и больше отдаляется от бывших европейских товарищей и прячется под каким-то своим стеклянным куполом.

«люди давным-давно перестали воспринимать «Евровидение» как песенный конкурс»

Политическая обстановка в мире нагнетена, отношения испорчены – и, увы, это не может не отражаться на том, что раньше казалось максимально удаленным от политики или, по крайней мере, должно быть таковым. Как к этому относиться – решайте сами, но факт остаётся фактом: люди давным-давно перестали воспринимать «Евровидение» как песенный конкурс. Музыка музыкой, но ведь ты, в первую очередь, гражданин своей страны – и для отдельных личностей ангажированность действительно стоит превыше всего.

Автор: Анастасия Гастин

Фото: www.kp.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.