Мари-Кристин Янсенс – профессор Лёвенского Университета и Хогесхолл-Университета Брюсселя, специализирующийся по направлениям, затрагивающим право интеллектуальной собственности. На одной из международных школ по киберправу наш корреспондент поинтересовался мнением профессора об эффективности существующих моделей регулирования авторского права и перспективах развития данной области.

Наверное, я начну с более теоретического вопроса: вы говорите о том, что существует две концепции авторского права: собственно «права авторов» (droit dauteur) и право на копирование, «копирайт» (copyright). Чем они отличаются?

Эти два понятия возникли оттого, что авторское право исторически развивалось двумя путями параллельно. Французская модель, то самое «авторское право», ныне типичная для большинства стран континентальной правовой системы, возникла в 90-х годах 18 века с принятием «Акта об Авторском Праве», основанного на философских идеях Канта и нацеленного на защиту прав и законных интересов самих авторов. С другой стороны, англосаксонская правовая система, единая для Великобритании и всех её бывших колоний, создала систему копирайта, основная задача которой – регулировать распространение и воспроизведение творческих работ ради научного и социального прогресса. Только во время обсуждения и принятия Бернской конвенции, когда система авторского права уже была сформирована и применялась в странах континентальной правовой системы, страны англосаксонской правовой системы получили возможность обменяться с ними опытом. Страны прецедентного права в дальнейшем присоединились к Конвенции, адаптировав свои внутренние правовые нормы к требованиям международного договора. В двух словах, разница между моделями заключается в акцентах: основная цель авторского права – защита личных прав авторов и правообладателей, как материальных, так и нематериальных, в то время как система копирайта занимается доступом к творческим работам и условиями их распространения в интересах общества, которому это выгодно. Тем не менее, обе системы, конечно же, занимаются и теми, и другими вопросами (защита прав авторов и контроль распространения).

“Основная цель авторского права – защита личных прав авторов и правообладателей, как материальных, так и нематериальных, в то время как система копирайта занимается доступом к творческим работам и условиями их распространения в интересах общества, которому это выгодно”

Как вы считаете, какая модель – англосаксонская или континентальная – больше ориентирована на защиту прав пользователей, а какая – на защиту прав авторов?

По моему мнению, континентальная система защищает скорее авторов и правообладателей, а англосаксонская – пользователей. Взгляните на законы об авторском праве в странах этих правовых систем: в первой – права автора определены широко и абстрактно, а список исключений из них конкретный и закрытый, во второй – исключительные права сформулированы конкретно, а список исключений содержит понятие «добросовестного использования» (“fair use”), открытое для толкования. Соответственно, Европейский Суд, не сумев подогнать рассматриваемый случай под одно из исключений, откажет в иске, в том время как американский суд скорее истолкует закон расширительно и удовлетворит иск.

Бернская Конвенция запрещает странам-участникам принимать нормы законодательства, которые предоставляют авторам меньше минимума прав, предусмотренного Конвенцией. Как вы считаете, может ли эта Конвенция быть отменена или серьёзно изменена, чтобы сделать акцент на защите прав пользователей?

Вероятность такого развития событий крайне мала, поскольку этот договор был принят единогласно и может быть изменен только единогласно, что довольно сложно достичь, поскольку на данный момент к ней присоединились уже 168 участников. Никакое лоббирование не поможет. Конечно, договор, подписанный в 19 веке, не отражает адекватно современные реалии, но начинать с чистого листа при таком разнообразии интересов, пожалуй, будет ещё сложнее.

Теперь вопрос более практического толка. Какие проблемы сейчас, по вашему мнению, в авторском праве стоят наиболее остро, вызывают больше всего споров?

В Европе?

Да.

Я считаю, что наиболее проблемными вопросами сейчас являются вызовы интернета, территориальная юрисдикция и правоприменение. Территориальная юрисдикция означает, что в Европейском Союзе между государствами нет границ, а рынки свободны, в то время как авторское право по сути своей противоречит таким принципам, как свободное распространение информации и открытый рынок, поскольку оно ограничивает распространение творческих работ, обязывая пользователей платить перед скачиванием контента из интернета. Принципы авторского права не соответствуют истинной природе интернета, который с момента его возникновения не имеет никаких ограничений. В этом глобальном пространстве постоянно происходит трансграничная передача данных, в том числе творческих работ, поток которых остановить практически невозможно. Поэтому всякая организация, занимающаяся распространением объектов авторского права (например, сервис Spotify), должна получать разрешение на деятельность в каждой стране, где планирует работать. Более того, национальный характер авторского права делает правоприменение ещё более затруднительным: сложность составляет не только поиск нарушителя, но принятие соответствующего решения, так как для каждого государства, где пребывает нарушитель, потребуется отдельное судебное решение.

“Принципы авторского права не соответствуют истинной природе интернета, который с момента его возникновения не имеет никаких ограничений”

Раз уж мы заговорили о трансграничной передаче данных, скажите, право какой страны будет применяться, если нарушитель и правообладатель находятся в разных государствах?

Этот вопрос тоже является довольно проблемным и относится к сфере международного частного права. Причём предмет иска (в интернете ли были совершенно нарушение или нет, и какая отрасль права направлена на урегулирование подобных нарушений) не имеет значения. По общему правилу дело рассматривается в родной стране ответчика, и истцу следует обратиться в суд государства, где проживает потенциальный ответчик, за трансграничным судебным запретом. Или же истец может обратиться в суд по месту нарушения его прав.

А в каких государствах, по Вашему мнению, законодательство защищает больше права авторов, чем пользователей, и наоборот?

Вы имеете в виду европейские государства?

Да, в странах Евросоюза.

Что ж, на этот вопрос сложно дать однозначный ответ, поскольку я не видела ни одного исследования по этой теме и не могу даже представить себе, каким образом оно может быть проведено. В целом, режим защиты авторских прав будет наиболее благоприятным для пользователей там, где в законе предусмотрено больше исключений из общего правила о защите произведений от несанкционированного копирования. Так, если рассматривать использование произведения в научных, исследовательских, образовательных целях, наиболее льготные условия для пользователей предоставляет Эстония, в которой возможно даже распространение через интернет работы, содержащие элементы других произведений.  Французское законодательство, регулирующее эту сферу, более строгое: легальным является только копирование в целях личного использования. Права авторов лучше всего защищены во Франции. В целом, нетрудно заметить, что в скандинавских странах законодательство построено таким образом, чтобы не оказывать слишком много давления на пользователей.

Насколько я помню, первая пиратская партия тоже была создана в этом регионе.

Верно, в Швеции. И это тоже в какой-то мере показатель.

Механизмы регулирования авторских прав выглядят такими сложными в Европейском союзе: законы издаются на внутреннем и международном уровнях, соответственно возникает огромный массив документов. Скажите, насколько эффективно защищает авторов и пользователей такая система?

По моему мнению, эта система работает. Ранее в Европейском Союзе система регулирования авторских прав была гораздо сложнее, чем сейчас. Тогда каждая компания должна была заключать отдельное соглашение в каждом государстве Европейского Союза, а теперь достаточно одного такого соглашения для всех 28 государств. Кроме того, внутреннее законодательство государств-участников, к которому предъявляется требование соответствовать Директиве ЕС 2001 года, приблизилось к ней по содержанию. По сути, сейчас достаточно прочесть и понять девять основных Директив Комиссии, чтобы иметь представление об авторском праве и его защите во всех государствах-членах ЕС.

Как вы считаете, почему в этой сфере было принято только девять Директив, большинство из которых введены в действие в начале 2000-х, и никаких поправок более в них не вносилось?

Уже существуют 9 основных Директив, и Комиссия работает над новыми. Вероятно, причина столь медленного развития – сложность вопросов, которые новые документы должны решать. Директивы по менее фундаментальным вопросам, по которым легче достичь согласия всех 28 государств-участников (например, по «работам-сиротам», т.е. по произведениям, автор которых неизвестен и не может быть найден) принимались в течение 15 лет. Директивы, принятые в «нулевые» и раньше, были ключевыми, поэтому изменить их намного сложнее. В данный момент Комиссия разрабатывает большую Директиву по информационному обществу, которая будет раскрывать всю концепцию исключительных прав, для создания и утверждения которой требуется время. Кроме того, скоро могут быть выпущены менее значительные Директивы. Нормы этих Директив могут либо заменить нормы Директивы 2001 года, либо внести в неё поправки. Последнее – более вероятно.

Каким образом, по вашему мнению, будет развиваться авторское право в Европейском союзе и странах-участницах?

По моему мнению, в будущем между законодательством стран-участниц не будет существенных различий так как все они должны согласовывать свое законодательство с общими нормами. Основные изменения будут внесены в правовые основы ЕС. Какое-то время Комиссия будет выпускать Директивы по менее значимым вопросам, как происходит сейчас, и страны-участницы будут идти по тому же пути.

Наконец, последний вопрос: по вашему мнению, можно ли найти баланс между правом на свободный доступ к информации и правами авторов? Существует ли какая-то модель, лучше других решающая эту проблему, или государство, которое наиболее эффективно пытается найти оптимальный уровень?

Это довольно сложный вопрос. Каждое государство, кончено, ищет этот баланс и корректирует его со временем, поскольку баланс, существующий сегодня может в будущем оказаться неэффективным. Необходимость постоянно подстраиваться под текущую ситуацию и делает законодательный процесс таким сложным. Сегодня многие исследователи в Европе утверждают, что чаша весов склоняется в сторону правообладателей, хотя вероятность нарушения их прав выше, чем раньше. Установление баланса важно не только для целей правоприменения, но также и для политики и экономики в целом: этот баланс обеспечит большую прибыль для авторов, инвесторов и расширит рынок труда.

“Я считаю, что мы сами должны решать, какую модель использовать”

Я хотела бы отметить, что движения Open Source и Creative Commons представляют альтернативную модель классическому авторскому праву, которая обеспечивает стимулы для творческой деятельности. Однако это не означает, что они полностью заменят существующую модель. Я считаю, что мы сами должны решать, какую модель использовать. Я лично не имею оснований возражать против старой модели, ведь с её помощью я получаю деньги за мои статьи.

Автор: Анастасия Титова

Фото: Анастасия Белякова

Marie-Christine Janssens is currently professor at the universities of Leuven (KU Leuven) and Brussels (H.U.Brussel) where she teaches various courses at the law faculty both at graduate and postgraduate level, including “Copyright Law“, “Trademark Law” (in Dutch and English) and “Intellectual Property Right. During one of summer school on cyberlaw our reporter talked to the professor about the efficiency of the existing author’s rights models.

I think I shall start with a more theoretical question. In your speech, you have mentioned notions of “copyright” and “droit d’auteur” system. What is the difference between them?

The “droit d’auteur” system originated in France, was incarnated in the Copyright Act (adopted 1790s) and based on Kant’s works and aimed to protect rights of the authors themselves. The common law system used in the United Kingdom and all its former colonies (the United States, Australia, etc.), produced the “copyright” system – “right to copy” concerning primarily the issues of disseminating and distributing creative works for the sake of social and scientific progressive development. When the Berne Convention was adopted the “droit d’ auteur” conception had already been implemented in the continental law States, and the case law States only then had to adapt their legal norms (that they had already worked out independently) to the provisions of the Convention. In a nutshell, that is main difference in these systems: the “droit d’ auteur” system focuses on the protection of authors’ personal rights, both moral and material, whereas the copyright system deals mainly with the availability and conditions of a work’s reproduction, which are of the public interest; although both conceptions concern each of these issues (authors’ protection and dissemination).

What do you think, in general, which model – common law or continental law – is more user-oriented or right-holder oriented?

From my point of view, it is fairly certain that the continental system is protecting mainly the authors, the right-holders while the common law system is, on the contrary, meets consumer’s interests. This may be seen even in the legislation: have a look at any EU member State law on copyright and you will see a wide, abstract definition of author’s rights, and a closed list of exceptions when the author’s consent is not necessary. If we look at law countries, the wording of the exclusive rights is, on the opposite, closed, and the exceptions contain the notion of “fair use” which is open to interpretation. What is more, in Europe the court after having failed to link the case with an exact wording of the exception, will normally dismiss the case, although in the United States the court may consider a situation as an exception, although strict interpretation of the law doesn’t permit that.

I see. Then the next question is: the Berne Convention says that any subsequent changes to the legislation of the States parties should not decrease the amount of authors’ rights according to the minimum offered in the Convention itself. Don’t you think this Convention may once be seriously changed to give more protection to the users?

There is little chance because this treaty, unlike most agreements, works on the basis of unanimity (not even majority), so the consent of all the parties is required to make amendments, which is extremely difficult to achieve as there are 168 parties to the treaty. Even despite the ability of some players to influence the weakest party. Certainly, the treaty signed in the XIX century cannot reflect sufficiently new realities, although starting from scratch in a world with so many interests will be much more difficult than working on such a flawy basis.

Now, let us turn to a more practical question. Just to name again, what are the main hot-issues nowadays?

You mean in Europe?

Yes, exactly.

Well, I think there are the challenges of the Internet, the territoriality issue and the enforcement difficulties. Territoriality means that in the EU, no borders between states have been planned, the markets are free; but the copyright itself contradicts such notions as free data flow and open markets as long as it limits the transition of creative works, imposing a duty to pay before downloading. It also does not comply with the true sense of the Internet. Since it has been created, a global database lacks any borders or restrictions inside it. Here is a huge amount of data transactions which are cross-border, and there is actually no way to stop such movement of creative works; so, any business dealing with distributing copyright-protected works (like Spotify) will have to ask for permission in every State it plans to work in. The national character of copyright makes law enforcement even more complicated; it is difficult not only to find the delinquent, but to put the decision into force as well: for every State where the delinquent may live, a separate court decision is required.

If we started to talk about the cross-border data flow which legal system will be applied if the infringer and the right holder are located in different States?

This is quite a challenge as well and is a concern of international private law. The origin of the suit – whether the infringement occurred in the Internet or offline, and what branch of law normally deals with violations like this – does not make any difference. The general rule is that the case should be considered in the origin State of the defendant, and the plaintiff should go to the court of the State where the defendant is a citizen and ask the court to give a cross-border injunction. Alternatively, the plaintiff may also address the court close to the location where the breach actually took place.

I see. Andin relation to this, another question: which countries, from your point of view, are more user-friendly and which are rightowner-friendly, with regards to copyright protection?

In Europe?

Yes, in the European Union.

Well, it will be quite difficult to answer, since I have never seen any research on the matter and I have no idea how it may be conducted. In general, however, the regime will be the most favorable where law provides a wider list of exceptions from the general copyright mode. However, I may say that, for example, in case of reproduction for scientific purposes Estonia offers the most user-friendly approach, allowing even to disseminate via the Internet the works which contain portions of another person’s copyrighted work, and the French legislation concerning this matter is far more strict – only copying for private use is legal. Overall, it is easy to notice, as well, that the Scandinavian countries are also not willing to put much pressure on the users.

I have noticed that, too, in an indirect way. You have told us during your lecture that the Pirate Party first appeared in the country of this region, although I do not remember exactly where.

In Sweden. The first Pirate Party was registered in Sweden.

Ah, I see.

Yes, this may also be an indication of a more relaxed approach to copyright protection than in France.

The regulation mechanisms in the European Union seem so complicated to a stranger. The system itself consists of two levels – the international one that contains a huge number of regulations and other documents, – and the national one where we can also find laws that vary from country to country. Does this system really work, or it is too heavy and rigid to protect peoples’ rights efficiently?

In fact, I think the system does work. In the European Union, the system was even more difficult to tackle with than it is today. Then, every telecom company, and every company willing to deal with users in a particular country, needed to sign a special agreement with every State. Nowadays, only one such agreement is required for all the 28 states and millions of inhabitants. Besides, the domestic legislation, required to comply with the provisions of the Directive, has already become rather similar, as I have already said. What is more, there are only 9 major Directives to read and to learn, and they are sufficient to understand what the copyright law is like in the European states and how it should be implemented.

Why, from your point of view, there are only nine Directives, most of which belong to the beginning of the century, and no further improvements to them have been adopted?

There are already 9 Directives and the Commission is coming up with more. I am afraid the reason for such slow development is the complexity of the questions they are trying to solve. The minor Directives that were being adopted all over 15 years since 2001 would concern issues that were not very fundamental (like the one on orphan works) so they were easier to agree on. The Directives passed on at the beginning of 2000s were, on the opposite, the key ones, and this made them so difficult to be changed. The Directive we are waiting for, on Information Society, is the whole concept about the exclusive rights that includes so many concepts and thus takes some time. Besides, I think some minor Directives are also to be coming. All these norms may take either of these two forms: they may replace the existing Directive or provide amendments to the Directive of 2001. The second point is more probable, I think.

Now, perhaps the most difficult question. What do you think, how will the copyright law develop further, in the European Union as well as in its participant states?

In my opinion, there will be no significant differences between the laws of the European states since the members of the EU are demanded to comply with the general provisions. The major changes will take place in the European Union legal framework. For a while the Comission will tackle issues of less importance, as it happens now, and the Member states will adhere to the trend.

So, to sum up, do you think it is possible to find balance between the right to free access and the authors’ rights? Is there any ideal model or every State copes with the challenge as it sees fit?

This question is really complicated, I know. Every state with its legislators seeks the right balance, and has to reestablish it as the time goes: the balance of today may not be suitable for tomorrow. Therefore there is a necessity to readjust balances that make the political and legislative processes so complicated. Nowadays many scholars claim that balance in Europe leans towards the right owners, although the risks of infringement are still high, higher than ever before. Achieving it is important not only for the means of the law enforcement, but for the politics and economics as well: this balance will allow more profit for the authors, investors, and will widen the labour market.

What I wanted also to highlight is that the Open Source and Creative Commons movements provide an alternative model which stimulate authors to be more creative. However, it does not mean that we have to replace the existing system with the open source completely. I think it should be up to us to decide, what model to use. I actually get paid for my articles, via the levy and the private copying systems, and so I have no reason to oppose the old model.

 

Interview made by Anastasia Titova

Photos by Anastasia Belyakova

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.