[:ru]

В последние годы, рассматривая экономическую политику России, только и говорят о тихоокеанском повороте (азиатском, восточном – интерпретаций этого процесса много). Это явление представляет собой постепенное смещение экономических и политических приоритетов во внешней политике государства в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона. В последней концепции внешней политики РФ 2013 года особенно подчёркивается роль АТР в мировой экономической системе. Исторический Запад сбавляет обороты, а страны Азии наращивают мировой экономический потенциал[1]. В этой связи меняются и приоритеты России – экономические интересы страны также смещаются с Запада на Восток.

Россия доктринально не отказывается от сотрудничества с западными странами, а лишь перемещает вектор своих экономических приоритетов. С точки зрения торговых отношений пока преждевременно говорить о каких-то изменениях в экономических отношениях России между странами Европы и Азии. Несмотря на все санкции и ограничения, Европейский Союз для России до сих пор является торговым партнёром №1. И хотя торговый оборот между государствами снизился (это связано со снижением экспорта и импорта РФ в связи с падением экономики), он составляет 45%, тогда как со странами Азии товарооборот составляет около 30% от общих показателей[2]. Примечательно, что с Китаем, ключевым партнёром в АТР, в 2015 году динамика торговли также снизилась[3].

“Несмотря на все санкции и ограничения, Европейский Союз для России до сих пор является торговым партнёром №1”

Такие тенденции проявляются по следующим причинам. Во-первых, важной составляющей экспорта России в страны ЕС является нефтяные и газовые продукты, от которых государства Евросоюза пока не в силах отказаться. Этот пункт занимает наибольшую часть в показателях торговли между РФ и Европейским Союзом. Падение российского экспорта и импорта с Китаем обусловлено, в первую очередь, снижением потребительского спроса и экономической активности в России в связи с кризисом.

Доктринально утвердившийся «тихоокеанский поворот» пока не может похвастаться реальными достижениями в области экономики. Для такого «поворота» требуется очень много времени и больших изменений как во внешней экономической политике, так и во внутренней.

В области политической интеграции Россия в настоящий момент уделяет большое внимание Китаю. Это и тесная работа на многосторонней площадке БРИКС, и политическая интеграция на базе Шанхайской организации сотрудничества. С другими государствами в Азиатско-Тихоокеанском регионе Россия постепенно наращивает сотрудничество, однако нельзя говорить о явном стремлении переориентировать свою политическую интеграцию. На первом месте у РФ – страны СНГ. Да и Китай является давним как экономическим, так и политическим партнёром.

Помимо международной экономики и политики, стоит обратить внимание на внутренние процессы, которые в последнее время происходят в России. Особое предпочтение в последние годы отдаётся регионам Дальнего Востока и Сибири. Именно здесь наблюдается более очевидная направленность на тихоокеанский «разворот».

“Всё говорит о том, что во внутренней экономической политике власти пытаются обратить больше внимания на регионы России, которые экономически и территориально ближе с азиатскими государствами, нежели со странами Европы”

Президент РФ Владимир Владимирович Путин не раз обращал внимание на Дальневосточный регион[4]. Появление зон приоритетного развития, porto franco города Владивостока, учреждение и ежегодное проведение Восточного экономического форума, который может конкурировать с крупнейшим в России Петербургским международным экономическим форумом, и многое другое[5] – всё говорит о том, что во внутренней экономической политике власти пытаются обратить больше внимания на регионы России, которые экономически и территориально ближе к азиатским государствам, нежели к странам Европы.

Если не во внешней, то во внутренней политике концепция Тихоокеанского поворота выглядит более успешной. Да и с точки зрения экономического развития данная поступательная тактика более привлекательна, нежели попытки переориентация своей внешней торговли на азиатские государства.

Сейчас замысел тихоокеанского поворота больше похож на идеологическую концепцию, чем на экономическую и политическую доктрину внешней политики Российской Федерации. Нельзя игнорировать мировые процессы, так как центр мировой экономики действительно перемещается с Запада на Восток. Россия успешно подмечает тенденции современного общества и на протяжении нескольких лет Тихоокеанский поворот сильнее укореняется в понимании того, в каком направлении двигаться стране,но пока лишь на идеологическом, доктринальном уровне. Для того, чтобы такой «поворот» осуществился во внешней политике России, о нём как минимум должны говорить азиатские партнёры, чего сейчас не происходит. К примеру, КНР не обозначает значительных изменений в отношениях с Россией[6]. Однако во внутренней экономической политике РФ тихоокеанскому повороту старт дан.

Автор: Денис Ивановский

Источник фото: kommersant.ru

[1] Концепция внешней политики Российской Федерации (Утверждена Президентом Российской Федерации В.В.Путиным 12 февраля 2013 г.) // http://archive.mid.ru//brp_4.nsf/newsline/6D84DDEDEDBF7DA644257B160051BF7F

[2] Таможенная статистика внешней торговли РФ // http://customs.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=13858&Itemid=2095

[3] Минэкономразвития. Портал внешнеэкономической информации // http://www.ved.gov.ru/exportcountries/cn/cn_ru_relations/cn_ru_trade/

[4] Путин назвал Дальний Восток центром развития России // https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2015/09/04/607517-putin-dalnii-vostok-tsentrom-razvitiya-rossii

[5] Федеральный Закон от 29.12.2014 N 473-ФЗ «О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации» // http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_172962/.

[6] Sino-Russian relations: critical moment in deepening and developing cooperation // http://valdaiclub.com/news/sino-russian-relations-critical-moment-in-deepening-and-developing-cooperation/.

[:]

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.